Набег Ислам-Гирея и Сафа-Гирея на «берег» летом 1533 г

Автор: Виталий Викторович Пенской,Татьяна Михайловна Пенская
Журнал: Золотоордынское обозрение 2016

Лето 7041 г. от сотворения мира (1533 г. от рождества Христова) выдалось богатым на всякие неприятности, отмеченные русскими книжниками. 23 июня, во второй половине дня («в 11 час дни») на Москву обрушилась сильнейшая гроза, после которой, как писал пожелавший остаться неизвестным летописец, «не бысть дождя до сентября месяца, но засуха и мгла велия, акы дым горка, лесы выгореша и болота водные высохша, и солнце в 3 часа дни явльшеся красно, и луч сияше от него красен чрез весь ден». Новгородский же книжник к этому добавлял, что «множество изомроша скота по селам от жажды водныя, … и во мнозех местех села выгореша и со скоты». Мгла от лесных и торфяных пожаров покрыла все и вся, и была порой столь густой, «якоже и птиц не видети по воздуху парящих, а человек человека в близи не узрит». Прошло несколько дней, и «явися на небеси звезда велика и испущаше от себе луч велик». И это было не последнее грозное предзнаменование этого года – «того же лета, августа в 19, в первом часу дни солнце гибло до шестого часа дни» [16, с. 551552; 18, с. 283; 23, с. 266]. Подытоживая ожидания от всех этих природных явлений, летописец записал – «людие же поразсудив, и глаголаху в себе, яко быти во царстве пременению некоему.» [16, с. 553]. Читать далее

Русско-Крымское противостояние в XVI в

Автор: Пенской В.В.,Пенская Т.М.
Журнал: Научные ведомости Белгородского государственного университета. Серия: История. Политология 2017

Со смертью в 1505 г. Ивана III, создателя Русского государства, по праву заслужившего от современников прозвище Грозного, практически совпавшей по времени с крушением Большой Орды, «Престольной державы», в истории Восточной Европы начался новый, «постордынский», этап – этап борьбы за раздел ордынского наследства. К началу XVI в. позиции Москвы в этом споре выглядели предпочтительнее, но это не устраивало главных конкурентов Русского государства – Крымского ханства и Великого княжества Литовского. И поскольку сын и преемник Ивана Василий III не имел еще такого же авторитета и влияния, то соседи Москвы решили пересмотреть сложившуюся политическую ситуацию. Первым подал пример казанский хан Мухаммед-Эмин, который еще в 1505 г., прослышав о болезни Ивана III, пошел на открытую конфронтацию с Москвой. В 1506 г., одержав победу над полками Василия III, Мухаммед-Эмин обратился с предложением о союзе против «московского» к великому князю литовскому Александру Казимировичу и крымскому хану Менгли-Гирею I [LietuvosMetrika, 1995, s. 56, 59]. И в Вильно, и в Крыму с воодушевлением встретили инициативу казанца, и хотя полноценной тройственной коалиции (к которой наследовавший Александру Сигизмунд I попытался было привлечь еще и Ливонский орден) так и не сложилось, тем не менее резкий поворот во внешнеполитическом курсе Крымского ханства обозначился более чем однозначно. Как писал отечественный историк В.П. Загоровский, «в 1504-1506 гг. наметилось, а с 1507 г. определилось принципиальное изменение политического курса Крымского ханства. С этого времени на долгие годы Крым стал врагом России…» [Загоровский, 1991, с. 46]. Читать далее

«Невидимки» русской армии XVI века

Автор: Беляков А.В.
Журнал: История военного дела: исследования и источники  2013

Цель данной статьи – обратить внимание, как на отдельные категории служилых людей, так и на группы населения, чье основное занятие не было связано с несением воинской службы, но которые в отдельные моменты мобилизовались для выполнения каких либо государственных задач. Речь пойдет о служилых татарах, мордве и бортниках региона Восточной Мещеры. В более поздний период это территории Кадомского, Темниковского и некоторых прилегающих к ним уездов. Читать далее

Дипломатическая деятельность Богдана Бельского в 90-е гг. XVI в

Автор: Виноградов А.В.
Журнал: Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского 2017

Фигура Богдана Яковлевича Бельского давно привлекает к себе внимание историков. Биография этого государственного деятеля поражает чередой взлетов и падений, связанных с судьбоносными событиями отечественной истории. «Фаворит» Ивана Грозного и видный деятель последних лет его правления, он после известных событий 1584 года удаляется из Москвы и отправляется на воеводство в Нижний Новгород «без явных следов видимой опалы и даже с сохранением чина оружничего» [1, с. 30]. В качестве воеводы в Нижнем Новгороде он упоминается в разрядах под 7092 (1583/84) и под 7093 (1584/85) г. [2, с. 29; 3, с. 349]. Далее в служебной карьере Б.Я. Бельского следует перерыв. А.П. Павлов обратил внимание на то, что в боярском списке 1588/89 г. над именем Бельского стоит помета «в деревне» [1, с. 38]. Видимо, в это время он уже не воеводствовал в Нижнем Новгороде. Затем к 1591 году следует его возвращение в Москву и участие в ряде военных кампаний. При отражении крымского нападения в июле 1591 года он назначен быть в «прибыльных воеводах» в большом полку под командованием князя Федора Ивановича Мстиславского [2, с. 212]. В декабре 1591 года он назначен быть «с нарядом» также в большом полку в кампании против шведов [4, с. 11]. При этом по записям в разрядах он не теряет чин оружничего, но не упоминается как думный дворянин. Читать далее

Нижний Новгород в судьбе служилых татарских царей и царевичей в России рубежа XVI-XVII вв

Автор: Беляков А.В.
Журнал: Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского 2014

Нижний Новгород находится на пересечении речных путей из Астрахани в Москву. Благодаря этому, если ехать из понизовых городов и Сибири в столицу или обратно по воде, как по Волге, так и по Оке, он обязательно встанет у вас на дороге. Его стены видели восточных купцов, посольства мусульманских правителей, выходцев с Востока, стремившихся поступить на службу к московскому государю. В данном случае мы будем говорить о той роли, которую Нижний играл в судьбе многочисленных служилых царей и царевичей, живших в России на рубеже ХVI-ХVII вв. В подавляющем большинстве это потомки Чингисхана (Чингисиды) [1], хотя также известны представители иных династий. Разберем каждый случай в отдельности. При этом оговоримся сразу – нас не интересуют те случаи, когда тот или иной царь или царевич останавливался в городе по случаю участия в русско-казанских военных конфликтах. Разберем все известные нам сюжеты. Читать далее

Город Касимов и касимовские татары в смуту

Автор: Рахимзянов Булат Раимович
Журнал: Труды Исторического факультета Санкт-Петербургского университета 2012

Как и в любое другое время безвластия, в Смутное время центральная власть потеряла всякое влияние «на местах». По сути, бывшие уделы, земли и княжества вновь превратились в автономные образования, независимые от центра. Феодальная раздробленность в искаженном виде вновь вернулась в Россию. В то же время на территории Русского государства существовало Касимовское царство — последний из уделов, так и не ликвидированный ко времени Смуты. В 1600 г. вновь произошла смена династий в Касимове, и на ханский престол взошел представитель киргизкайсацкой династии — Ураз-Мухаммед. Как поведет себя этот новый правитель в сложное время, к какому лагерю примкнет сам и куда поведет вверенное ему население Касимовского царства? Следует ли оценивать все его поступки в эпоху Смуты так же, как и действия русской титулованной знати, без учета какой-либо национальной и религиозной подоплеки? Составляли ли единое целое касимовский хан и народ Касимовского царства, одинаково ли вели себя в различных ситуациях, обрушившихся на страну? Что двигало как Ураз-Мухаммедом, так и касимовскими татарами в их выборе? Вот сложный спектр вопросов, который встает перед исследователем Касимовского царства в Смуте. Читать далее

Правление Елены Глинской в оценке источников и исследователей

Автор: Шапошник Вячеслав Валентинович
Журнал: Палеоросия. Древняя Русь во времени, в личностях, в идеях 2017

Великая княгиня Елена Васильевна Глинская фактически правила Русским государством после смети мужа Василия III. Как же ее правление оценивают источники, и воспринималась ли она законной правительницей в их изложении? И как к ее правлению относятся исследователи? Обратимся к материалам XVI века. Читать далее

Эволюция статуса касимовского ханства в рамках русской государственности

Автор: Сафаргалиев Юрий Владимирович
Журнал: Вестник Чувашского университета 2008

Касимовское ханство – сложное государственное образование, возникшее в середине XV в. и просуществовавшее до 1681 г. Особенность ханства заключается в том, что оно существовало в рамках Русского государства, но с законами и порядками, характерными для татарских государств. Московские князья давали в удел выходцам из татарских орд и другие земли, но только в Касимовском ханстве сложились условия, способствовавшие формированию касимовских татар в качестве субэтноса татарского этноса. Читать далее

Статус касимовских чингизидов при Василии II и Иване III по данным письменных источников

Автор: Несин Михаил Александрович
Журнал: Золотоордынское обозрение 2017

В современной историографии вопрос о статусе Касимова в XV – нач. XVI в. остается дискуссионным [4; 30]. В соответствии со своими взглядами на него исследователи характеризуют положение касимовских правителей либо как зависимое от московской великокняжеской власти, либо, наоборот, как в значительной степени самостоятельное. Читать далее

Кампания 1472 г. победа на Оке

Автор: Алексеев Ю.Г.
Журнал: Вестник Санкт-Петербургского университета. История 2005

События 1472 г. на южном рубеже Русской земли обычно не привлекают особого внимания историков. Н.М. Карамзин и С.М. Соловьев ограничиваются кратким пересказом летописных известии без их анализа и оценки событий.1 К.В. Базилевич дал краткий, хотя и содержательный, анализ событий, используя Воскресенскую, Софийскую II и Львовскую летописи и Великокняжеский свод конца XV в. (ВКЛ).2 В.В. Каргалов приводит краткий очерк событий, отмечая основной факт — военное поражение Ахмата.3 Наибольшее значение событиям 1472 г. придает A.A. Горский, считая их фактическим концом зависимости от Орды, но его внимание сосредоточено на политических, а не военных сюжетах.4 Н.С. Борисов посвятил событиям 1472 г. всего несколько строк, отказавшись от анализа по существу («сведения источников туманны, а мнения историков противоречивы»).5 Военные историки также не проявляют к событиям 1472 г. никакого интереса. В трудах Е.А. Разина и A.A. Строкова нет ни одного слова об этих событиях, хотя оба советских историка (в отличие от их дореволюционных предшественников) относятся к русской военной истории с должным уважением и вниманием. Читать далее