Развитие органов розыскной деятельности Российского государства в XV-XVII веках

Автор: Введенский Андрей Юрьевич, Королев Борис Иванович
Журнал: Юридическая наука и практика: Вестник Нижегородской академии МВД России 2011

Формирование Российского централизованного государства, усиление власти царя и переход к абсолютизму, начало формирования крепостнических отношений привели к созданию государственной системы управления, важное место в которой занимали розыскные органы. Опыт борьбы подобных структур с преступными элементами в наше время представляет исторический интерес.

Борьба с «душегубами» и «лихими людьми» (убийцами, разбойниками, рецидивистами) стала одной из важных функций специальных лиц, которые появляются в XV веке. Так, по Судебнику 1497 года в крупных вотчинах при должности наместников, волостелей для розыскных и судебных дел находились тиуны, доводчики и праветчики1. Читать далее

Женщина в русской провинции XVII в. (по материалам юга России)

Автор: Жиброва Татьяна Валерьевна
Журнал: Исторический курьер 2019

На сегодняшний день тендерные исследования приобретают все большую популярность. Приведем в пример работу О.Н. Власкиной и Н.А. Сипягина, посвященную положению женщин в эпоху домостроя1. Авторы описали хозяйственные задачи женщины, ее роль в воспитании детей, подчеркнули ее зависимость от мужчины. В статье А.А. Люцидарской положение женщин XVII в. рассматривается на региональном материале сибирских уездов2. Е.С. Анпилоговапредприняла попытку проследить динамику стереотипов и оценок в отношении женщины на рубеже XVI-XVIII вв.3 И.Е. Видт в своей работе «Женщина в общественном сознании россиян XVII-XIX вв.: культурологический аспект» приходит к выводу о постепенном изменении существовавших в русском обществе стереотипов в сторону предоставления женщинам большей свободы4. Следует упомянуть также объемную работу швейцарского историка Н. Бошковской, посвященную положению русской женщины в XVII столетии5. Читать далее

Некоторые аспекты формирования антикоррупционной практики в Московском государстве (конец XVI-XVII вв.)

Автор: Аграшенков Александр Васильевич, Лагун Александра Викторовна, Прокопчук Анастасия Витальевна
Журнал: Управленческое консультирование 2017

В настоящее время органами государственной власти принимается немало решений в сфере борьбы с коррупцией. При этом нельзя не отметить, что достаточно высокая степень коррумпированности отечественных чиновников в значительной степени связана, в числе прочих факторов, с особенностями развития российской государственности. В данной статье предпринимается попытка проанализировать специфические условия, сложившиеся в XVI—XVII вв. в Московском государстве, которые повлияли на формирование особенностей функционирования российского чиновничества, а также вскрыть причины терпимого отношения общества к коррупционным действиям. Кроме того, авторы анализируют процесс зарождения антикоррупционного законодательства в Московском царстве. Читать далее

Русский архиерей XVII в. в поездке по епархии (на примере сибирского митрополита Игнатия (Римского-Корсакова))

Автор: Мангилёв Пётр Иванович, Никулин Иван Александрович
Журнал: Христианское чтение 2021

Епархии в Русской Православной Церкви всегда были обширны. Это обстоятельство, а также состояние путей сообщения существенно ограничивали (да и продолжают ограничивать) возможности правящих архиереев в непосредственном управлении епархией, в частности в осуществлении обязанности визитации приходов (см.: [Воробьев, 1885, 39-53; Каптерев, 1891, 179-181; Иванцов-Платонов, 1898]). Духовный регламент прямо предписывает: «подобает епископу в год, или в два года единожды объити и посетить епархию свою», объясняя это необходимостью проповеди и приводя в качестве аргумента «великий образ Павла апостола, яко же является в Деяниях…» (Духовный регламент, 1856, 40). Кроме проповеди, конечно, главной целью поездки определялся надзор за епархиальной жизнью. Но даже после прямого предписания Духовного регламента о необходимости регулярного обозрения архипастырями своих епархий архиерейские визитации в синодальный период не перешли из разряда особенных событий в разряд событий обыденных. Многие приходы не посещались архиереями на протяжении десятилетий. Для XVII же столетия объезд епархии представлялся явлением экстраординарным. Тем более что на него подчас требовалось патриаршее благословение и царское разрешение. В XVII в. архиереи совершали путешествие по своей епархии в основном в целях освящения новопостроенных церквей (Рис. 1). Читать далее

Иностранцы о личности Ивана Грозного (доопричный период)

Автор: Морозова Людмила Евгеньевна
Журнал: Палеоросия. Древняя Русь во времени, в личностях, в идеях 2021

Среди источников, сообщающих сведения о Русском государстве XV-XVII вв., одно из важных мест занимают сочинения иностранцев. Именно в это время европейцы начали знакомиться с Московской Русью, освободившейся от ордынской зависимости. На ее территорию хлынули сначала торговцы, потом — дипломаты, и, наконец, путешественники. Многие из них поспешили отразить свои впечатления не только в виде официального отчета для пославших их властей, но и в виде занимательного повествования для европейских читателей. При этом никто из них не ставил цель сообщать только правдивые сведения. Главным было вызвать интерес читающей публики к новой стране. Поэтому в такие произведения включались самые разнообразные слухи, анекдоты и даже откровенные выдумки1. Читать далее

Католические и лютеранские клирики в составе шведских дипломатических миссий в Россию в XVI веке

Автор: Толстиков Александр Владимирович
Журнал: Ученые записки Петрозаводского государственного университета 2021

Введение

«Все добрые [люди], особенно почтенный упсальский капитул, сильно сокрушались из-за того, что их первосвященник оскорблен столь возмутительным образом, ибо они знали, что это посольство в Московию есть не что иное, как путь к вернейшей смерти»1. Так говорится в «Истории Упсальской митрополии», составленной знаменитым Иоанном Магнусом (как указано на титульном листе – в 1536 году в Данциге), а затем отредактированной и напечатанной его еще более знаменитым братом, Олаусом, в Риме в 1557 году. Процитированный пассаж касается нереализовавшихся планов короля Швеции Густава Васы отправить архиепископа Иоанна послом в Россию в 1526 году и ярко отражает чувства, которые, как можно полагать, испытывал в связи с поручением сам Иоанн. Вероятно, под приведенными словами был готов подписаться и другой представитель шведского – но уже лютеранского – духовенства, посетивший Московию в составе дипломатической миссии примерно сорок пять лет спустя, абоский епископ Павел Юстен. Его поездка является, пожалуй, наиболее известным (и наиболее драматическим) примером участия шведского клирика в посольстве в Россию. Нередко в этой связи также вспоминают другого абоского епископа Микаэля Агриколу, который побывал в 1557 году в Москве вместе с самим упсальским архиепископом Лаврентиусом Петри и умер на обратном пути. Комментируя назначение Юстена или Агриколы, исследователи обычно упоминают, что для Швеции в XVI веке отправка послами в Россию клириков, прежде всего из Финляндии (представители которой вообще практически постоянно привлекались для осуществления дипломатических контактов с восточным соседом), не была чем-то из ряда вон выходящим, но в лучшем случае ограничиваются одним-двумя примерами2. Однако насколько широко была распространена такая практика (особенно если учитывать не только епископов)? Что известно о других представителях шведского духовенства, исполнявших дипломатические обязанности в Московии? Есть ли у нас основания считать, что статус духовного лица играл какую-то особую роль при выборе посла в Россию? На мой взгляд, попытка поискать ответы на поставленные вопросы и как минимум обобщить имеющиеся сведения на этот счет будет небесполезной в контексте истории российско-шведских отношений в богатом событиями XVI столетии. Читать далее

Служилые люди северных уездов Сибири в перипетиях Смутного времени

Автор: Солодкин Яков Григорьевич
Журнал: Вестник «Альянс-Архео» 2017

Продолжавшаяся полтора десятилетия московская Смута, которую современники выразительно прозвали «бедой во всей России», «градом» «пленением и запустеньем», «межъусобной бранью», «всеконечным разорением», затронула и население «далечайшей государевой вотчины» (ею в конце XVI в. сделалась Сибирь), главным образом, служилых людей первых русских городов и острогов, основанных в недавних владениях хана Кучума. Эти служилые, как и ранее, постоянно доставляли «ясачную казну» (что в пору лихолетья приобрело гораздо большее значение, чем накануне1) и разнообразную документацию — вначале в Москву, а во время ее осады тушинцами, затем польско-литовской оккупации — в распоряжение боярина князя М. В. Скопина-Шуйского (представлявшего царя Василия в северозападных уездах и Поморье) и земских властей соответственно. Сибирские ратные люди приняли участие и в боевых действиях на «Руси», в рядах правительственных войск и ополчений, последовательно сражаясь с болотниковцами, тушинцами, «литвой». Не стали исключением казаки и стрельцы Сургута и Березова — первых русских городов в бассейне «великой» Оби. Читать далее

Воеводское управление пограничных территорий российского государства в XVII века

Автор: Лезина Е.П.
Журнал: Историко-правовые проблемы: Новый ракурс 2011

Особенностью организации государственной службы в городах и уездах пограничных территорий Российского государства в XVI-XVII веках было то, что с самого начала управление ими осуществлялось воеводой, которого назначал Разрядный приказ для выполнения административно-военной службы.

Воеводская служба была доходной, поэтому часто назначению на должность предшествовала челобитная, в которой, например, писалось: «Царю, государю и великому князю Михайло Федоровичу всея Руссии бьет челом холоп твой Гришка Бортняков. Службишко мое, холопа твоева, из городы и из волости. Милосердный государь, царь и великий князь Михайло Федорович всея Руссии, пожалуй меня холопа твоево, вели государь мне быть в Темникове на Микитино место Колычова, а Миките двор в Темникове сдать… Царь государь, смилуйся, пожалуй…»1 С середины XVII в. правительство стало выдвигать особые требования к поступающим на эту службу. В 1661 г. был принят указ, по которому на воеводство можно было назначать только раненых и бывших в плену людей2 . Право занимать этот пост подтверждалось грамотой царя, выдаваемой приказом Казанского дворца, которая тоже была типичной. После перечисления титулов царей следовали строки: «В нынешнем 7165 (1657) году, февраля в 21 день по указу великого государя… велено быть на Инсарской черте, в Инсарском пригороде стольником Ивану Яковеву с товарыщи на Петрово место… Указав о том ис Приказу Казанского Дворца отписать грамоту к тебе от них, дьяка Василия Григорьевича Семенова с товарыщи…»3 Границы полномочий и сфера деятельности воеводы определялись в наказе, выдаваемом также приказом Казанского дворца. Читать далее

Иностранцы в Московии конца XV-XVI вв.: восприятие застройки и архитектуры русских городов

Автор: Черный Валентин Дмитриевич
Журнал: Артикульт 2020

Восстановление на исходе XV в. русской государственности с центром в Москве дало иностранцам повод закрепить за Россией неофициальное название – «Московское государство» или «Московия» [Хорошкевич, 1980, с. 83-85]. Согласно разноплановым исследованиям, Московию в конце XV-XVI вв. еще плохо знали в Европе [Ключевский, 1866, с. 9; Рыбаков, 1974, с. 7]. Открытие этой малоизведанной территории и возродившегося на ней крупного государства сулило многочисленные выгоды тем, кто независимо от цели путешествия, первым освоится в новом для себя мире. По этой причине каждый европеец, прибывавший в русские земли, ощущал себя первооткрывателем. Некоторые сочинения о Московии создавались в Европе на основе свидетельств путешественников и их путевых заметок и устных сообщений [Кудрявцев, 1997, с. 3-5]. Разумеется, представления иностранцев о России в то время были основаны на отрывочных, зачастую архаичных данных, которые накладывались на привычные стереотипы окружавшей их обстановки. Тем не менее, они были написаны современниками или очевидцами тех реалий, сведения о которых в силу своей обыденности для русских, крайне редко попадали в отечественные исторические источники. Читать далее

Таможенная служба в Вологде в конце ХVII в.

Автор: Черкасова Марина Сергеевна
Журнал: Труды Санкт-Петербургского института истории РАН 2019

Значительная роль Вологды как крупного торгового центра на Сухоно-Двинском пути в XVII — начале XVIII в. общепризнана в научной литературе. Именно здесь заканчивался сухопутный отрезок данного пути (Москва—Ярославль—Вологда) и начинался его речной маршрут, ведущий к Архангельску и Белому морю. Вместе с тем сохранность и разработанность таможенной документации по Вологде оставляет желать лучшего. Кроме таможенной книги 1634/35 г.1, других источников подобного типа по данному городу ни в федеральных, ни в региональных архивах пока не выявлено. Разрозненные же сведения о таможенных и кабацких головах города, об организации их службы в документации местного архива в полном объеме не систематизированы. В этой связи представляет научный интерес всякий новый источник о таможенном управлении на Вологде, ответственных за него должностных лицах, их взаимоотношениях с другими властными звеньями — воеводами, земскими старостами, московскими приказами. Читать далее