О записи крестьян в служилые люди крепостей юга России в конце XVI века

Автор: Ляпин Денис Александрович
Журнал: Вестник Тамбовского университета. Серия: Гуманитарные науки 2019

После смерти Ивана Грозного в 1584 г. окружение нового царя, Федора Ивановича, принимает ряд мер по защите южных границ государства, которые предполагали строительство крепостей [1, с. 93-187]. Вскоре на территории «Поля» в небольшой промежуток времени возникают новые военные форпосты Москвы: Воронеж (1586), Ливны (1586), Елец (1592), Оскол (сегодня – Старый Оскол) (1596), Курск (1596), Белгород (1596), Валуйки (1599) и Царев-Борисов (1599). Под власть московского царя перешли обширные территории, доходившие до среднего течения реки Дон (Воронеж) и верховьев Северского Донца (Белгород, Царев-Борисов). Читать далее

«Мятеж» Андрея Старицкого (осень 1536 – июнь 1537 г.)

Автор: Шапошник Вячеслав Валентинович
Журнал: Studia Slavica et Balcanica Petropolitana. 2013

Не очень долгое правление Елены Глинской отмечено многими важными событиями. Это и строительство ряда крепостей, и монетная реформа, и война с Литвой. Кроме того, в период ее правления подверглись репрессиям многие видные представители знати — достаточно вспомнить события, связанные с арестом Юрия Дмитровского или князя Михаила Львовича Глинского и других летом 1534 г. В этом ряду наиболее опасным по своим возможным последствиям являлся так называемый «мятеж» удельного князя Андрея Ивановича Старицкого, произошедший в 1537 г. Отечественные исследователи неоднократно обращались к этому происшествию, высказывали свое мнение о ходе конфликта великокняжеского правительства и князя Старицкого1. Вместе с тем, некоторые вопросы, связанные с этими событиями, еще не нашли своего решения. Данная статья представляет собой попытку ответить на некоторые из них. Читать далее

Князья Холмские в системе политической элиты Русского государства в конце XV-XVI в

Автор: Меркулов Иван Владимирович, Штыков Николай Валерьевич
Журнал: Известия Самарского научного центра Российской академии наук
2016

История московского великокняжеского двора всегда привлекала к себе внимание ученых. Особенно плодотворно и интенсивно проблемы происхождения и формирования двора исследовались в XX в. Так, отечественными и зарубежными историками был всесторонне изучен генезис состава и структуры двора, много было сделано для выявления родственных связей его членов, их службы, землевладения1.

При этом к числу еще недостаточно изученных вопросов можно отнести выявление персонального состава московского великокняжеского двора, рассмотрение его связей с удельными дворами, митрополичьим двором, дворами других великих князей Северо-Восточной Руси, а также исследование особенностей инкорпорации знати русских княжений в состав московского боярства. Читать далее

Князья Щенятевы — воеводы Московского государства XVI в.

Автор: Белов Никита Васильевич
Журнал: Историческое обозрение. 2020

Историческая память избирательна. Княжескому семейству Щенятевых в этом отношении явно не повезло: на страницах исторических исследований и научно-популярной литературы представители этого рода появлялись от случая к случаю, их имена упоминались лишь вскользь, как бы ненароком. Несмотря на живой интерес, который историческая наука в последние десятилетия проявляет к истории аристократических родов и воеводскому корпусу XVI в., сколь-нибудь значительной работы о князьях Щенятевых так и не появилось. За прошедшие полтора столетия уровень изученности этой княжеской фамилии не поднялся выше сухих словарных статей1. Попыткой хотя бы отчасти исправить подобную несправедливость должно стать монографическое исследование, в настоящее время подготавливаемое автором данных строк. Тем не менее, вопрос о воеводском умении Щенятевых, их вкладе в военную историю Московской Руси XVI в. требует отдельного рассмотрения в рамках настоящей статьи. Читать далее

Белгородская черта в контексте формирования государственной стратегии обороны южной окраины России

Автор: Папков А. И.
Журнал: История: факты и символы 2020

Не вызывает сомнения, что строительство Белгородской черты определило судьбу Центрального Черноземья и оказало серьезное влияние на историю России второй половины XVII столетия. С этого времени и практически на столетие история укреплённых линий стала историей освоения Россией прилегающих пространств. В результате граница России на всем пространстве Восточной Европы, от границы с Польшей до Урала, оказалась впервые в русской истории защищена от набегов. В многовековом противостоянии земледельцев и кочевников наступил перелом. Трудно предположить, что такой грандиозный проект возник одномоментно. Вероятно, целесообразно попытаться определить его предпосылки. Начать их поиск можно с события, которое традиционно именуется «стоянием на Угре». Как событию политической истории России ему уделено достойное внимание [14, с. 168-174; 22, с. 74]. С точки зрения истории военного дела, «стояние» также представляет значительный интерес [16, с. 110-132]. Можно согласиться с указанием на психологический барьер, из-за которого было сложно заставить себя вести активные действия против «главного» татарского хана, в течение более чем двух столетий считавшегося правителем более высокого ранга, чем кто-либо из русских князей [6, с. 173; 1, с. 120]. Думается, что сочетание этого фактора и специфики ведения войны в степи, где в XV в. основным противником Руси выступала татарская конница, в условиях появления в русском войске артиллерии, отразилось не только на тактических приемах скоротечных полевых сражений с татарами [20, с. 54], но и на выработке долговременной стратегии противодействия Орде и ее наследникам. При этом, можно предположить, что разгром татар в полевом сражении в 1380 г., которому предшествовало выдвижение русских войск достаточно глубоко в степь, не означал победы над Ордой, поскольку ордынцами командовал не законный хан, а темник Мамай. Более того, в военно-политическом отношении успех Куликовской битвы во многом был нивелирован разгромом Москвы в 1382 г. Тохтамышем. Читать далее

Вопрос о сооружении русских городов на Волге в московско-ногайских взаимоотношениях середины 1550-х гг

Автор: Дубман Э.Л.
Журнал: Вестник Самарского государственного университета 2012

Осенью 1586 г. между Большой Ногайской Ордой и Россией началась настоящая дипломатическая война. Бий Орды Урус был возмущен строительством в Заволжье и Южном Приуралье русских городов Самары и Уфы. Ногайская знать всерьез опасалась, что Москва совместно с волжско-яицкими казаками «отнимет» у них наиболее продуктивные летние кочевья по рекам Самаре, Кинелю, Илеку, Иргизу и др. В разразившейся полемике обе стороны использовали самые различные аргументы для доказательства своей правоты. Ногаи опирались, прежде всего, «на старину», утверждая, что никогда русских городов здесь не было («… ты (Федор Иоаннович. — Э.Д.) на четырех местах хочешь городы ставити: на Уфе, да на Увеке, да на Самаре, да на Белой воложке. А теми месты твои деды и отцы, владели ли?». Московские дипломаты объясняли, что появление русских городов было направлено, прежде всего, для защиты ногайских кочевий от нападений казаков [1, с. 121]. Читать далее

Полоцкий поход 1562/1563 г. как переломный момент в карьере русских аристократических семейств: источниковедческий аспект

Автор: Подчасов Николай Алексеевич
Журнал: Вестник Московского университета. Серия 8. История
2015

В конце 60-х — начале 90-х гг. XX в. трудами В.И. Буганова были опубликованы Разрядные книги, представляющие собой специальное делопроизводство Разрядного приказа. Публикации предшествовала огромная исследовательская работа по сопоставлению, проверке и систематизации сохранившихся разрядных источников. Таким образом, данная разновидность источников стала доступной для исследователей и получила теоретическое оформление. Разрядные книги как источник становились в ряде случаев предметом специальных исследований1. Однако возможности их использования для выяснения конкретных исторических вопросов еще не получили достаточной разработки. Читать далее

Проблема социального происхождения дьяков Ивана IV в контексте исследования ранних этапов развития российской бюрократии

Автор: Савосичев Андрей Юрьевич
Журнал: Ученые записки Казанского университета. Серия Гуманитарные науки
2013

Наверное, вся история Российского государства это история поиска оптимальной модели управления нашим обширным Отечеством. Одна из таких моделей – бюрократическая – господствует в России и до сего дня. У неё есть свои достоинства и недостатки. При этом достоинства считаются как бы сами собой разумеющимися и фактически не замечаются обществом, а вот борьбе с недостатками бюрократической системы и граждане и государственные деятели посвящают много времени и сил, начиная, пожалуй, ещё с эпохи Александра Благословенного. Читать далее

Набег Ислам-Гирея и Сафа-Гирея на «берег» летом 1533 г

Автор: Виталий Викторович Пенской,Татьяна Михайловна Пенская
Журнал: Золотоордынское обозрение 2016

Лето 7041 г. от сотворения мира (1533 г. от рождества Христова) выдалось богатым на всякие неприятности, отмеченные русскими книжниками. 23 июня, во второй половине дня («в 11 час дни») на Москву обрушилась сильнейшая гроза, после которой, как писал пожелавший остаться неизвестным летописец, «не бысть дождя до сентября месяца, но засуха и мгла велия, акы дым горка, лесы выгореша и болота водные высохша, и солнце в 3 часа дни явльшеся красно, и луч сияше от него красен чрез весь ден». Новгородский же книжник к этому добавлял, что «множество изомроша скота по селам от жажды водныя, … и во мнозех местех села выгореша и со скоты». Мгла от лесных и торфяных пожаров покрыла все и вся, и была порой столь густой, «якоже и птиц не видети по воздуху парящих, а человек человека в близи не узрит». Прошло несколько дней, и «явися на небеси звезда велика и испущаше от себе луч велик». И это было не последнее грозное предзнаменование этого года – «того же лета, августа в 19, в первом часу дни солнце гибло до шестого часа дни» [16, с. 551552; 18, с. 283; 23, с. 266]. Подытоживая ожидания от всех этих природных явлений, летописец записал – «людие же поразсудив, и глаголаху в себе, яко быти во царстве пременению некоему.» [16, с. 553]. Читать далее

Русско-Крымское противостояние в XVI в

Автор: Пенской В.В.,Пенская Т.М.
Журнал: Научные ведомости Белгородского государственного университета. Серия: История. Политология 2017

Со смертью в 1505 г. Ивана III, создателя Русского государства, по праву заслужившего от современников прозвище Грозного, практически совпавшей по времени с крушением Большой Орды, «Престольной державы», в истории Восточной Европы начался новый, «постордынский», этап – этап борьбы за раздел ордынского наследства. К началу XVI в. позиции Москвы в этом споре выглядели предпочтительнее, но это не устраивало главных конкурентов Русского государства – Крымского ханства и Великого княжества Литовского. И поскольку сын и преемник Ивана Василий III не имел еще такого же авторитета и влияния, то соседи Москвы решили пересмотреть сложившуюся политическую ситуацию. Первым подал пример казанский хан Мухаммед-Эмин, который еще в 1505 г., прослышав о болезни Ивана III, пошел на открытую конфронтацию с Москвой. В 1506 г., одержав победу над полками Василия III, Мухаммед-Эмин обратился с предложением о союзе против «московского» к великому князю литовскому Александру Казимировичу и крымскому хану Менгли-Гирею I [LietuvosMetrika, 1995, s. 56, 59]. И в Вильно, и в Крыму с воодушевлением встретили инициативу казанца, и хотя полноценной тройственной коалиции (к которой наследовавший Александру Сигизмунд I попытался было привлечь еще и Ливонский орден) так и не сложилось, тем не менее резкий поворот во внешнеполитическом курсе Крымского ханства обозначился более чем однозначно. Как писал отечественный историк В.П. Загоровский, «в 1504-1506 гг. наметилось, а с 1507 г. определилось принципиальное изменение политического курса Крымского ханства. С этого времени на долгие годы Крым стал врагом России…» [Загоровский, 1991, с. 46]. Читать далее