Иностранцы о личности Ивана Грозного (доопричный период)

Автор: Морозова Людмила Евгеньевна
Журнал: Палеоросия. Древняя Русь во времени, в личностях, в идеях 2021

Среди источников, сообщающих сведения о Русском государстве XV-XVII вв., одно из важных мест занимают сочинения иностранцев. Именно в это время европейцы начали знакомиться с Московской Русью, освободившейся от ордынской зависимости. На ее территорию хлынули сначала торговцы, потом — дипломаты, и, наконец, путешественники. Многие из них поспешили отразить свои впечатления не только в виде официального отчета для пославших их властей, но и в виде занимательного повествования для европейских читателей. При этом никто из них не ставил цель сообщать только правдивые сведения. Главным было вызвать интерес читающей публики к новой стране. Поэтому в такие произведения включались самые разнообразные слухи, анекдоты и даже откровенные выдумки1. Читать далее

Католические и лютеранские клирики в составе шведских дипломатических миссий в Россию в XVI веке

Автор: Толстиков Александр Владимирович
Журнал: Ученые записки Петрозаводского государственного университета 2021

Введение

«Все добрые [люди], особенно почтенный упсальский капитул, сильно сокрушались из-за того, что их первосвященник оскорблен столь возмутительным образом, ибо они знали, что это посольство в Московию есть не что иное, как путь к вернейшей смерти»1. Так говорится в «Истории Упсальской митрополии», составленной знаменитым Иоанном Магнусом (как указано на титульном листе – в 1536 году в Данциге), а затем отредактированной и напечатанной его еще более знаменитым братом, Олаусом, в Риме в 1557 году. Процитированный пассаж касается нереализовавшихся планов короля Швеции Густава Васы отправить архиепископа Иоанна послом в Россию в 1526 году и ярко отражает чувства, которые, как можно полагать, испытывал в связи с поручением сам Иоанн. Вероятно, под приведенными словами был готов подписаться и другой представитель шведского – но уже лютеранского – духовенства, посетивший Московию в составе дипломатической миссии примерно сорок пять лет спустя, абоский епископ Павел Юстен. Его поездка является, пожалуй, наиболее известным (и наиболее драматическим) примером участия шведского клирика в посольстве в Россию. Нередко в этой связи также вспоминают другого абоского епископа Микаэля Агриколу, который побывал в 1557 году в Москве вместе с самим упсальским архиепископом Лаврентиусом Петри и умер на обратном пути. Комментируя назначение Юстена или Агриколы, исследователи обычно упоминают, что для Швеции в XVI веке отправка послами в Россию клириков, прежде всего из Финляндии (представители которой вообще практически постоянно привлекались для осуществления дипломатических контактов с восточным соседом), не была чем-то из ряда вон выходящим, но в лучшем случае ограничиваются одним-двумя примерами2. Однако насколько широко была распространена такая практика (особенно если учитывать не только епископов)? Что известно о других представителях шведского духовенства, исполнявших дипломатические обязанности в Московии? Есть ли у нас основания считать, что статус духовного лица играл какую-то особую роль при выборе посла в Россию? На мой взгляд, попытка поискать ответы на поставленные вопросы и как минимум обобщить имеющиеся сведения на этот счет будет небесполезной в контексте истории российско-шведских отношений в богатом событиями XVI столетии. Читать далее

Служилые люди северных уездов Сибири в перипетиях Смутного времени

Автор: Солодкин Яков Григорьевич
Журнал: Вестник «Альянс-Архео» 2017

Продолжавшаяся полтора десятилетия московская Смута, которую современники выразительно прозвали «бедой во всей России», «градом» «пленением и запустеньем», «межъусобной бранью», «всеконечным разорением», затронула и население «далечайшей государевой вотчины» (ею в конце XVI в. сделалась Сибирь), главным образом, служилых людей первых русских городов и острогов, основанных в недавних владениях хана Кучума. Эти служилые, как и ранее, постоянно доставляли «ясачную казну» (что в пору лихолетья приобрело гораздо большее значение, чем накануне1) и разнообразную документацию — вначале в Москву, а во время ее осады тушинцами, затем польско-литовской оккупации — в распоряжение боярина князя М. В. Скопина-Шуйского (представлявшего царя Василия в северозападных уездах и Поморье) и земских властей соответственно. Сибирские ратные люди приняли участие и в боевых действиях на «Руси», в рядах правительственных войск и ополчений, последовательно сражаясь с болотниковцами, тушинцами, «литвой». Не стали исключением казаки и стрельцы Сургута и Березова — первых русских городов в бассейне «великой» Оби. Читать далее

Воеводское управление пограничных территорий российского государства в XVII века

Автор: Лезина Е.П.
Журнал: Историко-правовые проблемы: Новый ракурс 2011

Особенностью организации государственной службы в городах и уездах пограничных территорий Российского государства в XVI-XVII веках было то, что с самого начала управление ими осуществлялось воеводой, которого назначал Разрядный приказ для выполнения административно-военной службы.

Воеводская служба была доходной, поэтому часто назначению на должность предшествовала челобитная, в которой, например, писалось: «Царю, государю и великому князю Михайло Федоровичу всея Руссии бьет челом холоп твой Гришка Бортняков. Службишко мое, холопа твоева, из городы и из волости. Милосердный государь, царь и великий князь Михайло Федорович всея Руссии, пожалуй меня холопа твоево, вели государь мне быть в Темникове на Микитино место Колычова, а Миките двор в Темникове сдать… Царь государь, смилуйся, пожалуй…»1 С середины XVII в. правительство стало выдвигать особые требования к поступающим на эту службу. В 1661 г. был принят указ, по которому на воеводство можно было назначать только раненых и бывших в плену людей2 . Право занимать этот пост подтверждалось грамотой царя, выдаваемой приказом Казанского дворца, которая тоже была типичной. После перечисления титулов царей следовали строки: «В нынешнем 7165 (1657) году, февраля в 21 день по указу великого государя… велено быть на Инсарской черте, в Инсарском пригороде стольником Ивану Яковеву с товарыщи на Петрово место… Указав о том ис Приказу Казанского Дворца отписать грамоту к тебе от них, дьяка Василия Григорьевича Семенова с товарыщи…»3 Границы полномочий и сфера деятельности воеводы определялись в наказе, выдаваемом также приказом Казанского дворца. Читать далее

Иностранцы в Московии конца XV-XVI вв.: восприятие застройки и архитектуры русских городов

Автор: Черный Валентин Дмитриевич
Журнал: Артикульт 2020

Восстановление на исходе XV в. русской государственности с центром в Москве дало иностранцам повод закрепить за Россией неофициальное название – «Московское государство» или «Московия» [Хорошкевич, 1980, с. 83-85]. Согласно разноплановым исследованиям, Московию в конце XV-XVI вв. еще плохо знали в Европе [Ключевский, 1866, с. 9; Рыбаков, 1974, с. 7]. Открытие этой малоизведанной территории и возродившегося на ней крупного государства сулило многочисленные выгоды тем, кто независимо от цели путешествия, первым освоится в новом для себя мире. По этой причине каждый европеец, прибывавший в русские земли, ощущал себя первооткрывателем. Некоторые сочинения о Московии создавались в Европе на основе свидетельств путешественников и их путевых заметок и устных сообщений [Кудрявцев, 1997, с. 3-5]. Разумеется, представления иностранцев о России в то время были основаны на отрывочных, зачастую архаичных данных, которые накладывались на привычные стереотипы окружавшей их обстановки. Тем не менее, они были написаны современниками или очевидцами тех реалий, сведения о которых в силу своей обыденности для русских, крайне редко попадали в отечественные исторические источники. Читать далее

Таможенная служба в Вологде в конце ХVII в.

Автор: Черкасова Марина Сергеевна
Журнал: Труды Санкт-Петербургского института истории РАН 2019

Значительная роль Вологды как крупного торгового центра на Сухоно-Двинском пути в XVII — начале XVIII в. общепризнана в научной литературе. Именно здесь заканчивался сухопутный отрезок данного пути (Москва—Ярославль—Вологда) и начинался его речной маршрут, ведущий к Архангельску и Белому морю. Вместе с тем сохранность и разработанность таможенной документации по Вологде оставляет желать лучшего. Кроме таможенной книги 1634/35 г.1, других источников подобного типа по данному городу ни в федеральных, ни в региональных архивах пока не выявлено. Разрозненные же сведения о таможенных и кабацких головах города, об организации их службы в документации местного архива в полном объеме не систематизированы. В этой связи представляет научный интерес всякий новый источник о таможенном управлении на Вологде, ответственных за него должностных лицах, их взаимоотношениях с другими властными звеньями — воеводами, земскими старостами, московскими приказами. Читать далее

Акай Боляев и Крестьянская война 1670-1671 гг. в Мордовском крае

Автор: Абрамов Владимир Кузьмич
Журнал: Финно-угорский мир 2020

Введение

Летом 1670 г., 350 лет назад, вверх по Волге двинулся отряд Степана Разина, который своими призывами поднял восстание массы крестьян, получившее от историков наименование Второй крестьянской войны в России. Наибольший размах она приобрела в Поволжье, а из поволжских земель – в Мордовском крае. В Смутное время, несколько ранее этих событий, мордвины массово выступили на защиту единого Московского государства, сыграв важную роль в изгнании агрессоров и восстановлении центральной власти. Теперь они так же массово поднялись против этой власти, на что были веские причины. Что же произошло за это время? Читать далее

Юго-восточный “фронтир” Европейской России в середине XVII – начале XVIII в

Автор: Дубман Эдуард Лейбович
Журнал: Вестник Тамбовского университета. Серия: Гуманитарные науки 2019

Масштабная колонизация южного и юго-восточного пограничья Европейской России, по мнению большинства историков, развернулась только с середины XVI века [1, с. 713]. На начальном этапе в этом процессе важнейшую роль сыграли как государство, так и отдельные группы российского социума. Если государство, присоединяя новые территории, создавая оборонительные системы и заселяя их служилыми людьми, обеспечивало безопасность начального освоения и формировало свободные зоны для хозяйственной деятельности, то общество «выплескивало» в эти анклавы беглых, «гулящих» людей, вступавших в конфликт с административно-крепостнической системой. Эпоха Смуты надолго задержала развитие государственной колонизации, но вместе с тем создала благоприятные условия для складывания областей казачьей вольницы – на Дону, Яике, Тереке и отчасти на Нижней и Средней Волге. Читать далее

Военные действия польско-литовского гарнизона в Москве против первого земского ополчения в начале 1611 года

Автор: Козляков Вячеслав Николаевич
Журнал: Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 4: История. Регионоведение. Международные отношения 2021


Введение. История Первого ополчения изучена достаточно подробно в отечественной историографии в работах С.Ф. Платонова, И.С. Шепелева, Н.П. Долинина, А.Л. Станиславского, а в американской историографии – в книге по истории Смуты Ч. Даннинга. 11-12 апреля 2011 г. в Рязани была проведена Всероссийская научная конференция «Смутное время и земские ополчения в начале XVII века. К 400-летию создания Первого ополчения под предводительством П.П. Ляпунова», по ее итогам выпущен сборник трудов, где были подведены итоги изучения темы. Существует проблема исчерпанности русских источников по истории земских ополчений, поэтому одним из перспективных направлений стало исследование польских документов по истории русской Смуты, существенно восполняющих пробелы русских документов (см. работы Б.Н. Флори). В настоящей работе используются введенные в недавнее время в научный оборот коллективом исследователей во главе с И.О. Тюменцевым новые материалы, связанные с архивом Яна Петра Сапеги, реляция королевского гонца Яна Коморовского о восстании в Москве 19 марта 1611 г., опубликованная Т. Бохуном, а также неизвестное продолжение «Дневника королевского похода под Смоленск в 1609-1611 гг.». Целью статьи является изучение военных действий, развернувшихся в столице и разных частях Московского государства, после начала организации Первого земского ополчения во главе с П.П. Ляпуновым в январе 1611 года. Читать далее

Система комплектования служилых людей на юге России в XVII в

Автор: Мизис Ю. А
Журнал:
История: факты и символы 2021

Строительство Белгородской черты, которое началось с 1635 г. на юге России, возникновение новых городов и уездов потребовало значительного расширения численности служилых людей и пограничного войска, особенно на юге страны [6]. Правительство столкнулось с проблемой резкого расширения численности армии в условиях сохранявшихся последствий социально-экономического кризиса Смутного времени и поражения в Смоленской войне. Одновременно шел процесс комплектования гарнизонов новых уездов вдоль южной границы. Мы рассмотрим это явление по материалам Козловского и Тамбовского уездов. Читать далее