Кожаная обувь свияжского посада: опыт реконструкции простых поршней

Автор: Богатова Лина Феликсовна, Визгалова Мария Юрьевна, Старков Андрей Сергеевич
Журнал: Поволжская Археология 2016

Простейшей обувью, встречающейся среди массы кожевенных изделий при раскопках Средневековых русских городов, являются поршни. В Свияжске при раскопках посада, представленного культурными слоями XVI-XVIII веков, собрана коллекция поршней и их фрагментов. Особенно интересным является тот факт, что морфология данных изделий различна и делится на варианты, имеющие отличия в деталях кроя. Еще одной отличительной чертой является уровень ремесленного мастерства. Одни изделия носят характер домашнего производства, другим свойственен более профессиональный характер (стандартный крой, декорирование).

В связи с этим возникает потребность в рамках данной статьи детально рассмотреть простые поршни из Свияжска как вид позднесредневековой обуви, представить их реконструкцию. Необходимо заметить, что работ, посвященных отдельным видам обуви не так много. Хотелось выделить статьи А.В. Курбатова и Д.О. Осипова, посвященные теме погребальной обуви (Курбатов, 2002, с. 155-172; Осипов, 2013, с. 140-151), воинской обуви (Курбатов, 2009, с. 416-431), кожаным сапогам (Осипов, 2000), предохранительной обуви (Курбатов, 2011, 241-250), лаптям (Курбатов, 2001, с. 42-44; Осипов, 2010, с. 303308; Абдуллин, Визгалова и др., 2014, с. 277-293), валяной обуви (Курбатов, 2006, с. 31-33), а также парадной обуви, шитой золотом и серебром (Алёшина, 1990, с. 116-131).

Востребованность публикации вызвана также тем, что поршни как археологические находки малочисленны и обычно имеют неполную сохранность (Фатюнина, 2011, с. 220). Второй причиной является крайне ограниченная информация по теме обуви Позднего средневековья и периода Нового времени. Сравнительный анализ в пределах одного вида кожаных изделий позволит специалистам проследить изменение формы изделия. Для описания поршней использованы методические рекомендации для системного описания и классификации кожаной обуви, разработанные Д.О. Осиповым и Ю.А. Лихтер (Осипов, Лихтер, 2004), дополненные антропометрической характеристикой, апробированной на московской археологической обуви (Осипов, 2003, с. 18-21).

В исследовании кратко рассмотрены этапы реставрации данных объектов, привлечены археологические аналогии.

Поясним, что подразумевается под термином «поршни». Поршни – это простейшая обувь, изготавливаемая человеком с глубокой древности. По мнению Д.К. Зеленина, первобытный человек изначально носил на ногах обувь из шкуры животного, стянутую ремешком на щиколотках (Зеленин, 1982, с. 136). Этимология слов «поршень», «прабошень», «черевик», обозначающих рассматриваемую обувь, хорошо раскрывается в монографии А.В. Курбатова на примере летописных источников и берестяных грамот (Курбатов, 2004, с. 49) и обозначает простейшую по крою обувь, вырезанную из одного куска кожи и гнутую по ноге (Курбатов, 2011, с. 38). Форму им придавали с помощью колодки-правила (Лысенко, 1989, с. 113). Отличительной особенностью поршней является их эргономичность. Поршень представляет собой кусок кожи прямоугольной или трапецевидной формы. По краю изделия делались прорези, в который продевался ремешок для сборки по размеру ноги. Носок, а иногда и пятка сшивались тачным или выворотным швом или скреплялись тонким ремешком. К ноге прикреплялись оборами, которые продевались сквозь пару (две пары) специальных отверстий. Оборы фиксировались на ноге, обхватывая голень (рис. 1). Различают три вида поршней: простые, ажурные и составные. Поршни из Свияжска относятся к первому виду. Термин «простые поршни» для данного вида обуви ввела С.А. Изюмова (Изюмова, 1959, с. 205). Она же, ссылаясь на Пермскую летопись, заметила, что поршни производились из сыромятной кожи (Изюмова, 1959, с. 194). Кожу не дубили, а только разминали и пропитывали жиром. Она отличалась большей прочностью, но быстрее впитывала воду (там же). Однако анализ кожевенного сырья одного из свияжских поршней показал, что он изготовлен из кожи танидного дубления (см. Приложение). Возможно, сыромятные поршни были характерны для более раннего времени (до XVII века).

В России поршни существовали на протяжении всего средневековья и находились в употреблении вплоть до начала XX века (Осипов, 2014, с. 57). Если в раннем средневековье данный вид обуви производился в каждом единоличном хозяйстве, то затем они вытесняются другими изделиями профессиональных ремесленников, что характерно для западноевропейского общества. Исследователями отмечено явление консервации (сохранения) в русском обществе ранее повсеместно применяемых обувных конструкций (Курбатов, 2004, с. 48). Свияжские поршни являются прямым подтверждением этого феномена.

Представленная обувь (табл. 1) была обнаружена во время раскопок в районе Речного вокзала в 2008 г. – 1 экз. (Шакиров, 2008, том I, с. 79-80; Шакиров, Валиев, Ситдиков, 2012, с. 200, рис. 5) и раскопе «Татарской (Деревянной) слободки» в 2011-2012 гг. -8 экз. (Старков, 2011), расположенных рядом в прибрежной зоне на северо-востоке острова (рис. 2). Данное место являлось частью посада средневекового города Свияжска, и было заселено до середины XX века, пока не оказалось в береговой черте Куйбышевского водохранилища.

Реставрация. Кожаные изделия после извлечения из раскопа были упакованы в полиэтиленовые пакеты и переправлены в лабораторию для реставрации. Объекты поступали в реставрационную мастерскую в разное время, но все они были в сильно усушенном и деформированном виде. Главной задачей реставраторов является возвращение коже пластичности (Синицина, Соломатина, 2010, с. 405). Лицевая поверхность обуви была покрыта множеством глубоких трещин, с большими потерями кожевой ткани. Работа по пластификации археологической кожи проходила в несколько этапов.

Механическая чистка. Чистка кожевой ткани проводилась в дистиллированной воде художественными кистями с натуральным ворсом и мягкими флейцами. Излишняя хрупкость объектов затрудняла процесс чистки в труднодоступных местах.

Процесс консервации. Объект помещали в водный раствор низкомолекулярного полиэтилен гликоля (ПЭГ-400) и антисептика – катамина АБ. В археологической коже в данном растворе протекают три процесса:

1. Диффузия. Полиэтиленгликоль (ПЭГ) проникает в структуру кожевой ткани. Это способствует вымыванию грязи, песка, глины и других примесей, которые не удалось удалить из ткани на этапе механической чистки.

 

2. Антимикробная обработка. Катамин АБ устраняет патогенную флору и грибки.

3. Пластификация. ПЭГ насыщает и укрепляет структуру, кожа восстанавливает свою пластичность.

Сушка. После пребывания кожи в растворе проводилась дегидратация в холодильной камере в течение нескольких недель. Затем кожу помещали в водный раствор высокомолекулярного и низкомолекулярного полиэтилен гликоля и катамина АБ. И снова – в холодильную камеру. Данную операцию повторяли несколько раз.

Во время процесса консервации проводилось ширфование бахтормяной поверхности кожевой ткани. Эта операция проводилась с помощью скальпеля. Такое воздействие помогло консерванту легче проникнуть в структуру материала и сократить время обработки. Процесс консервации был завершен, когда кожа достигла состояния пластичности.

Прессование. Так как объекты поступали в реставрационную лабораторию в деформированном состоянии, для их распрямления использовались небольшие грузики. Подобным способом устраняют деформацию на археологической коже в ходе реставрационных работ (Левыкина, 2010, с. 353). Предварительно кожевая ткань была обработана смазкой с лицевой и бахтормяной сторон. Прессование производится щадящим весом и таким образом, чтобы распрямить объекты, не повредив технологические складки.

 

Реконструкция. Восстановление изделий проводилось в несколько этапов:

1. Были выполнены выкройки поршней. С помощью них можно было определить недостающие фрагменты.

2. Выполнена дублировочная кожа для замещения утрат.

3. Части объектов, на которых не присутствовали швы, были склеены клеем ПВБ (поливинилбутираль).

4. Детали, на которых присутствовали швы, были подробно рассмотрены. Для каждого объекта были определены виды швов. Сборка обуви производилась по старым отверстиям для иглы, с помощью вощеной хлопчатобумажной нити.

Таким образом удалось восстановить большую часть поршней.

Определение видовой принадлежности и способа дубления кожевенного сырья.

Для идентификации видовой принадлежности археологической кожи, с применением метода оптической микроскопии, был подготовлен каталог с микрофотографиями кожевой ткани различной видовой принадлежности, выделанной в наше время (Богатова, Кулевцов, Степин, 2014, с. 70). Каталог микроскопических снимков структуры кож упростил задачу по определению сырья, что сделало возможным правильно организовать работу по консервации и реставрации кожевенных изделий из раскопок.

На рис. 3 представлен поперечный срез кожи бычины хромтаннидного дубления, на котором наблюдаются сосочковый и сетчатый слои дермы и часть эпидермиса. Сосочковый слой значительно тоньше сетчатого. Оба слоя образованны пучками коллагеновых и эластиновых волокон. Между слоями наблюдается четкая ровная граница. Характеризуется тип переплетения пучков волокон – вертикально-волокнистый (Вознесенский, Шарифуллин, Абдуллин, 2011, с. 145).

На рис. 4 представлен поперечный срез кожевой ткани поршня после процесса консервации. На поперечном срезе образца наблюдаются сосочковый и сетчатый слои дермы, а также часть эпидермиса. Граница между слоями четкая, ровная. Сосочковый слой намного меньше сетчатого. Отчетливо характеризуется тип переплетения пучков волокон – вертикально-волокнистый.

На лицевой поверхности поршня отсутствуют загрязнения. Видны отверстия от волосяных сумок на протяжении всего слоя, расположенных параллельно поверхности шкуры. Кожевая ткань шероховатая, по всей поверхности просматриваются истертости (рис. 5).

Лицевая поверхность кожевой ткани бычины хромтаннидного дубления имеет умеренно блестящую поверхность. Просматривается наличие частых отверстий от волосяных сумок. Волосяные луковицы параллельны поверхности кожи шкуры (рис. 6).

Проведя сравнительный анализ микрофотографий кожевой ткани объектов из археологической кожи и кожевой ткани объектов, выработанных в наше время, можно определить, к какому виду природно-видового происхождения способа дубления полуфабриката относится археологический объект. Изучив все характеристики и результаты исследования можно сделать вывод о том, что поршень № 4 выработан из кожевой ткани бычины хромтаннидного дубления. Этот заключение сделано, основываясь на характерной мере лицевой поверхности (рис. 3, 4), укладке пучков коллагеновых волокон и залегании корневых влагалищ волос.

Морфология.

Крой и сборка. После пластификации кожи стало возможно нарисовать выкройку большинства поршней, рассмотреть морфологические особенности и рисунок декора (табл. 1, рис. 1-9). Как видно из рисунков, большинство поршней – цельнокройные, за исключением № 8, который состоит из трех деталей, возможно по причине ремонта средней части. Несоразмерность выкройки, нерегулярные отверстия для ременной стяжки отмечены у № 1 и № 6, что свидетельствует о домашнем изготовлении данной обуви. № 2, № 3, № 5, № 7, № 8 – носят характер профессиональных ремесленных изделий, остальные по причине утрат и сильной изношенности невозможно дифференцировать.

Крой носка (головки) имеет отличия по виду стяжки. У № 9 – это стяжка на прорезях, в остальных -на петельчатых зубцах (бахроме), уложенных боком, перпендикулярно ременному стягу (№ 1-8). Для кроя пяточной части (задника) характерны подобные особенности. № 9, № 2, № 6 – стяжка на прорезях, № 3, № 5, № 7, № 8 – петельчатые зубцы, № 1 -без стяжки, № 4 – пятка отсутствует.

В свияжских изделиях по сочетанию вышеперечисленных признаков кроя носка и пятки можно выделить 3 варианта простых поршней (рис. 7):

I вариант: ременная стяжка по прорезям на носке и на пятке (пример № 9)

II вариант: ременная стяжка на петельчатых зубцах на носке и по прорезям на пятке (примеры № 2, № 6).

III вариант: ременная стяжка на петельчатых зубцах на носке и на пятке (примеры № 3, № 5, № 7, № 8). Данный вариант часто имеет декорированный способом линования носок.

В эту типологию не вошел поршень № 1, т.к. ременная стяжка здесь проходит не по прорезям, а через округлые отверстия, пятка же вообще не оформлена. Это изделие «домашнего» производства. У № 4 – неполная сохранность, но можно предположить, что он близок 3-му варианту. На рис. 7 дана реконструкция каждого варианта простых поршней из Свияжска. Необходимо отметить, что к 3 варианту относится большинство изделий, т.о. он является устойчивой схемой раскроя профессиональных мастерских города и стратиграфически определяется XVII веком.

Среди данных поршней один (№ 9) является двухслойным, деталь выкроена из наложенных друг на друга тонких листов кожи. Остальные поршни – однослойные. Форма деталей у большинства поршней – трапецевидная, с небольшим округлением пятки и носка, исключение – поршень № 1 имеет подпрямоугольную форму (графа «Выкройка»). Носок изделий заостренный, вследствие складывания детали углом. Однако у 6 поршней хорошо просматривается закладывание дополнительной складки внутрь на краю носка (рис. 8), образующих при сшивании треугольный выступ. Он служил, вероятно, для снижения излишней нагрузки в носочной части, как и у сапог (Осипов, Лихтер, 2004, с. 25), и являлся профессиональным приемом сапожников.

Виды швов. У данной обуви швы присутствуют только на носке. По проколам и деформации края здесь просматриваются 4 вида швов:

  • тачной (№ 9, № 8);
  • выворотный, краями наружу (№ 2, № 3, № 7);
  • шов через край (№ 4, № 5);
  • сквозной («вперед иглой») – № 1, № 6.

Отверстия для швов имеют овальную форму, приблизительно 1,7* 1,9 мм. Расстояние между отверстиями (длина шва) 6-8 мм.

Декорирование. К дополнительной обработке рассматриваемых изделий отнесем декорирование носка у части поршней (№ 5, № 7, № 8). Ряды тесненных прямых линий складываются в узор (см. графу «Декорирование»). Название орнаменту дано авторами по подобию. Линии невидимы со стороны бахтормы. Такой способ украшения кожи называется «линование», кожу прочерчивали горячим заостренным металлическим предметом (Осипов, Лихтер, 2004, с. 27).

Ремни и оборы. О присутствии некогда ременной стяжки в поршнях свидетельствует ее отпечатки между прорезей и незначительные фрагменты ремешка (например, у № 1, № 9), а также остаточная складчатая деформация носка и пятки. Сами ремни практически не сохранились, т.к. были сделаны из очень тонкой кожи и изнашивались.

Оборы крепили поршень к ноге, вторая функция – дополнительная фиксация онучей или портянок на лодыжке. Оборы были пеньковыми, лыковыми или кожаными. Возможно, в местном варианте применялись именно оборы из липового волокна. По предварительным подсчетам, в раскопах найдено порядка 30 фрагментарных обор – лыковых веревочек диаметром от 4 до 7 мм, скрученных из двух прядей (рис. 9). Интересно место крепления оборы у поршней. Так, у некоторых моделей веревки прикреплялись по бокам изделия

(№ 3, № 6), у других – оборы крепились в области пятки (№ 1, № 2, № 5). Места крепления обор на деталях поршней просматриваются четко -это крупные округлые, эллипсоидные или прямоугольные отверстия.

Ремонт обуви. Почти все изделия, 7 из 9, или 78%, имеют следы починки. Следы в виде сквозных регулярных отверстий показывают места наложения заплат и другого ремонта:

  • заплата в средней части изделия (№ 1);
  • заплата в области носка (№ 3);
  • подшивка новой подошвы (№ 5, № 6);
  • срез и замена боковины с прорезями (№ 2);
  • перфорация участков между прорезями вследствие прорыва последних, вдевание новой стяжки-шнурка (№ 9);
  • замена, вставка средней части порвавшегося изделия (№ 8);
  • зашивание пореза на коже (№ 1).

Т.о. поршни подвергались разнообразному ремонту, что свидетельствует о хозяйственности и экономности посадского населения.

Антропометрическая характеристика населения Свияжска по данным обмера обуви. Как показывают современные исследования археологической обуви, она способна дать общее представление о метрической характеристике и диагностике ортопедических заболеваний населения средневекового города (Осипов, 2003, с. 18-21). В данной коллекции поршней было возможно вычислить длину стопы ее носителей. Так, длина выкройки, например, поршня № 9-28 см. Было принято вычитать 2 см на краю носка (острый угол или заложение

складки) и 4 см на краю пятки (загиб на стяжку). Таким образом, длина стопы вычислялась: 28-(2+4)=22 см или R=L-6 (R – размер стопы, L -длина выкройки). Вычисления являются приблизительными, но и они дают нам общее представление о размерном ряде Свияжских поршней (см. графу «размер стопы», табл. 1). Четко выделяются два детских поршня: № 6, № 9 (18 и 22 см); подростковые или женские: № 1, № 2, № 8 (23-24 см); и № 3, № 5, № 7 имеют 25 размер, который может являться как женским, так и мужским.

По длине стопы можно вычислить рост человека. Ю.П. Зыбиным были расчитаны коэффициенты кор -реляции размера ноги человека от его роста: 15,5% – у женщин, 15,8% -у мужчин (Осипов, 2003, с. 18). Рассчитаем рост самого маленького носителя поршней Свияжска: (18:15,5) х100=116,1см. Самые большие: (25:15,5)х100=161,3 см – для женщин; (25:15,8) • 100=158,2 см – для мужчин. Рост людей, согласно расчету, невелик, однако по наблюдениям археологов габариты жилищ и некоторые находки свидетельствуют об этом же. Изучение изношенности для обуви мягких форм, к тому же, возможно, использующей вторичное сырье, не может нести объективный характер. С большей вероятностью можно отметить, что хозяин поршня № 9 страдал косолапостью (Pes eguino varus) -сильный износ подошвы c наружной стороны. Обращает на себя внимание увеличенная ширина подошвы у № 6, но, принимая во внимание размер стопы (18 см), можно предположить, что детская обувь отличалась более широкими, округлыми формами, как и в наше время. В дополнение можно добавить, что, возможно, хозяин обуви был склонен к полноте.

Аналогии. Надо отметить, что детальных реконструкций поршней не так уж много среди российских публикаций. Особо выделяется среди них реконструированный «арбатский» поршень с розеточным тиснением (Осипов, 2006, с. 135, илл. 33:1) и поршни Мангазейского городища (Визгалов, Пархимович, Курбатов, 2011, с. 109-113, рис. 2-6). Выкройка большинства поршней из Свияжска представляет подовальную трапецию (трапецию с округленными основаниями) и небольшой выемкой спереди. Обращает внимание отсутствие у свияжских моделей сшивных пяток, клапанов и ременных плетешков на носке или пятке. Вариант I (ременная стяжка по прорезям на носке и на пятке) является классической формой простого поршня и известен из коллекций кожевенных изделий Великого Новгорода, начиная с XI века (Изюмова, 1959 , с. 212, рис. 8.6), Ярославле XIII века (Археология древнего Ярославля, 2012, с. 94), Москве XIV-XVI веков (Осипов, 2014, с. 57, с. 216, илл. 39.1). Вариант II (ременная стяжка на петельчатых зубцах на носке и по прорезям на пятке) известен из раскопок Москвы XVI – начала XVIII в. (Векслер, Осипов, 2004, с. 340), Казанского кремля XV-XVI века (Валиев, 2010, с. 204, рис. 12.2). Очень близка ему модель Мангазейских поршней XVII века, имеющая, однако, клапан на пятке (Визгалов, Пархимович, Курбатов, 2011, с. 110, рис. 3.2). Вариант II, по наблюдениям А.В. Курбатова, очень характерен для русских городов XVI века (там же, с. 38). Вариант III (ременная стяжка на петельчатых зубцах на носке и на пятке) стратиграфически опреден XVII веком, возможно местного, свияжского, производства. О наличии здесь в XVII веке профессионального кожевенного и сапожного ремесла свидетельствуют как письменные источники второй половины XVI века (Список, 1909, с. 24, с. 39), так и многочисленные изделия из кожи и обрезки раскроя из раскопок 2008 г. и 2010 г. у речного вокзала (Шакиров, Валиев, Ситдиков, 2012, с. 206), из раскопок 2011-2014 гг. «Татарской (Деревянной) слободки» (Археологические исследования…, 2013, 2014, 2015). Поршни III варианта носят черты профессиональных изделий, декорированы. Среди опубликованных моделей простых поршней аналогии данному варианту не обнаружены.

Подпрямоугольная деталь поршня домашнего производства № 1 с округлыми отверстиями находит аналогию в коллекции тверской обуви XIII-XV вв. (Курбатов, 2014, с. 194, рис. 12), однако в нашем варианте присутствуют зубцы на подъеме (см. табл. 1).

Таким образом, применив метод системного описания кожаной обуви со всеми технологическими особенностями, выделив антропометрическую характеристику и найдя аналогии, удалось рассмотреть поршни из Свияжска в максимально полном объеме. Выделение местного варианта обуви (вариант III) будет способствовать расширению источниковой базы позднесредневековых кожевенных изделий Волжско-Камского региона.

Данное исследование адресовано не только археологам и историкам, но и мастерам исторических реконструкций.


ЛИТЕРАТУРА

1. Абдуллин Х.М., Визгалова М.Ю., Ситдиков А.Г., Старков А.С., Федотова Ю.В., Храмченкова Р.Х. Лапти как археологический материал: происхождение, классификация, реставрация (на примере находок Свияжска и Казани) // Поволжская археология. 2013. № 3. С. 277-293.

2. Алёшина Т. С. Обувь, шитая золотом и серебром. Памятники русской народной культуры // Тр. ГИМ. Вып 75. М.: Изд-во ГИМ, 1990. С. 116-131.

3. Археологические исследования 2012 г. Болгар и Свияжск / Авт.-сост. А.Г. Ситдиков, Р.Р. Валиев, А.С. Старков. Казань, 2013. 32 с.

4. Археологические исследования 2013 г. Болгар и Свияжск / Авт.-сост. А.Г. Ситдиков, Р.Р. Валиев, А.С. Старков. Казань, 2014. 38 с.

5. Археологические исследования 2014 г. Болгар и Свияжск / Авт.-сост. А.Г. Ситдиков, Р.Р. Валиев, А.С. Старков. Казань, 2015. 38 с.

6. Археология древнего Ярославля. Загадки и открытия.2-е изд., доп. и перераб. М.: ИА РАН, 2012. 296 с.

7. Богатова Л. Ф., Кулевцов Г. Н., Степин С.Н. Разработка методики идентификации археологических объектов из кожевенных материалов // Вестник Казан. технол. ун-та. 2014. № 19. 70 с.

8. Валиев Р.Р. Кожевенно-сапожное производство Ханской Казани. Дисс…канд. ист.наук. Казань, 2010. 259 с.

9. Векслер А.Г., Осипов Д.О. Кожаная обувь из раскопок в историческом центре Москвы // Археология Подмосковья. Вып. 1 / Отв. ред. А.В. Энговатова. М.: ИА РАН, 2004. С. 333-342.

10. Векслер А.Г., Осипов Д.О. Кожаные сапоги из раскопок в Москве // Археологические памятники Москвы и Подмосковья / Труды Музея истории города Москвы. Вып. 10. Ч. 3 / Отв. ред. В. Л. Янин. М.: МИГМ, 2000. С. 160-165.

11. Визгалов Г.П., Пархимович С.Г., Курбатов А.В. Мангазея: кожаные изделия (материалы 2001-2007). Нефтюганск, Екатеринбург: Изд-во АМБ, 2011. 216 с.

12. Вознесенский Э.Ф., Шарифуллин Ф.С., И.Ш. Абдуллин Теоретические основы структурной модификации материалов кожевенно-меховой промышленности в плазме высокочастотного разряда пониженного давления. Казань: Изд-во Казан. гос. технол. ун-та, 2011. 364 с.

13. Зеленин Д.К. Терминология лапотного дела // Сборник МАЭ. Вып. 38. Памятники культуры народов Европы и Европейской части СССР / Отв. ред. Т.В. Станюкович. Л.: Наука, 1982. С. 135-144.

14. Изюмова С.А. К истории кожевенного и сапожного ремёсел Новгорода Великого // МИА. № 65. Т. II / Под ред. А.В. Арциховского и Б.А. Колчина. М.: Изд-во АН СССР, 1959. С. 192-222.

15. Курбатов А.В. История войлока и валяной обуви на Руси // Живая старина. 2006. № 3 (51). С. 31-33.

16. Курбатов А.В. К истории лаптя на Руси (жизнь историографических мифов XVIII в.) // ТАС. Вып. 4. Т. II / Отв. ред. И.Н. Черных. Тверь: Тверское областное издательство, 2001. С. 225-233.

17. Курбатов А.В. Кожевенное производство Твери XIII-XV вв. (по материалам археологических исследований 1993-1997 гг.). СПб.: Петербургское востоковедение, 2004. 312 с.

18. Курбатов А.В. О специальной воинской обуви в средневековой России // «Краеугольный камень». Археология, история, искусство, культура России и сопредельных стран. Т. 1 / Ред. Е.Н. Носов, С.В. Белецкий. СПб: Ломоносовъ, 2009. С. 416-431.

19. Курбатов А.В. Погребальная обувь средневековой Руси / Археологические вести. 2002. № 9. С. 155-172.

20. Курбатов А.В. Предохранительная обувь в средневековье и Новое время: европейские традиции и русская действительность / Науч. ред. Н.Ф. Соловьёва. ИИМК РАН. СПб.: Изд-во ЭлекСис, 2011. С. 241-250.

21. Левыкина Т.А. Консервация и реконструкция археологических памятников из кожи (на примере реставрации обуви) // Интеграция археологических и этнографических исследований: сборник научных трудов. Часть 1. Казань, Омск: Институт истории им. Ш. Марджани АН РТ, 2010 С. 352-357.

22. Лысенко П. Ф. Открытие Берестья. Минск: Наука и техника, 1989. 160 с.

23. Осипов Д. О. К истории лаптя на Руси / Тверь, Тверская земля и сопредельные территории в эпоху средневековья. Вып. 6 / Отв. ред. А.Н. Хохлов. Тверь: Тверской науч.-исслед. историко-археологический и реставрационный центр, 2010. С. 303-308.

24. Осипов Д.О. Кожаная обувь: информационные возможности археологических коллекций (по материалам раскопок в Москве) // РА. 2003. № 2. С. 17-30.

25. Осипов Д.О. Обувь из погребений и погребальная обувь // Археология Подмосковья. Вып. 9 / Отв. ред. А.В. Энговатова. М.: ИА РАН, 2013. С. 140-151.

26. Осипов Д. О. Обувь Московской земли XII-XVIII вв. М.: ИА РАН, 2006. 202 с.

27. Осипов Д.О. Средневековая обувь и другие изделия из кожи (по материалам раскопок в Московском Кремле). М.: ООО «Издательский дом «АКТЕОН», 2014. 269 с.

28. Осипов Д. О., Лихтер Ю.А. Системное описание и классификация кожаной обуви (методические рекомендации). М.: Институт археологии РАН, 2004. 66 с.

29. Синицина Н.П., Соломатина Н.В. Реставрация кожаных предметов археологического происхождения // Интеграция археологических и этнографических исследований: сборник научных трудов. Часть 1. Казань, Омск: Институт истории им. Ш. Марджани АН РТ, 2010. С. 405-409.

30. Список с писцовой и межевой книги города Свияжска и уезда. Письма и межевания Никиты Васильевича Борисова и Дмитрия Андреевича Кикина (1565-1567гг.). Казань, 1909. 143 с.

31. Старков А. С. Отчёт об археологических исследованиях «Татарская Слободка» на территории села Свияжск в Зеленодольском районе Республики Татарстан в 2011 году / Научный фонд МАРТ ИА им. А.Х. Халикова АН РТ.

32. Фатюнина О.А. Кожаная обувь Переяславля Рязанского конца XV-XVI века // Археология Подмосковья: Материалы научного семинара. Вып. 7 / Отв. ред. А.В. Энговатова. М.: Институт археологии РАН, 2011. С. 217-221.

33. Шакиров З.Г. Отчёт об археологических охранно-спасательных исследованиях в Зеленодольском районе Республики Татарстан на территории о. Свияжск за 2008 год. Т. I / Научный фонд МАРТ ИА им. А.Х. Халикова АН РТ.

34. Шакиров З.Г., Валиев Р.Р., Ситдиков А.Г. О застройке посадской части Свияжска (по материалам раскопок 2008 г.) // Поволжская археология. 2012. № 2. С.184-210.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *