Костюм русского населения г. Мангазеи по археологическим источникам XVII века

Автор: Визгалов Георгий Петрович, Пархимович Сергей Григорьевич, Кравец Екатерина Викторовна
Журнал: Вестник Сургутского государственного педагогического университета 2009

Мангазея – первый русский заполярный город в Западной Сибири XVII века (1601-1672 гг.). Археологические исследования Мангазейского городища начал в 1946 году В.Н. Чернецов. В 1968-1970 и 1973 годах масштабное археологическое исследование памятника произвела экспедиция Арктического и Антарктического научно-исследовательского института (ААНИИ) под руководством М.И. Белова, при участии О.В. Овсянникова и В.Ф. Старкова. Уже после первых раскопок памятника стало ясно, что по обилию и разнообразию находок он не уступает знаменитому Новгороду, а в чем-то и превосходит его.

Уникальной особенностью городища является прекрасная сохранность остатков деревянных построек и артефактов из органики, сохранившихся в многолетней мерзлоте [3, с. 76].

Мангазейское городище находится в Красноселькупском районе ЯНАО, на правом берегу реки Таз, вблизи полузаброшенного поселка Сидоровск [3, с. 76]. С 2001 года комплексное исследование памятника возобновила экспедиция Центра историко-культурного наследия Нефтеюганского района ХМАО (ЦИКН) под руководством Г.П. Визгалова [2, с. 5]. В ходе новых раскопок г. Мангазеи была обнаружена богатая археологическая коллекция предметов, относящихся к культуре русского населения Западной Сибири XVII века, прекрасно сохранившихся. Среди находок большую часть составляют элементы костюма русского населения г. Мангазеи. Было обнаружено большое количество тканей, вязаных изделий, кожаной обуви, украшений, пуговиц и др.

Костюм – богатое историко-культурное наследие, он несет в себе обширную разностороннюю информацию об эпохе, обычаях и нравах, моде и традициях, тесно связан с экономическими и социальными явлениями жизни. О костюме в России написано множество исследований по разным периодам русской истории [см. об этом: 12, с. 6]. Например, работы отечественных авторов (М.Г. Рабиновича [17], М. Забылина [10], Н.И. Костомарова [11], Н. Сосниной и И. Шангиной [18, 19], М.Н. Шмелевой, Л.В. Тазихиной [22, 23], Л.В. Ефимовой [9] и др.), посвященные крестьянскому русскому костюму XVII века в центральной, южной части России. Работ, посвященных изучению русского костюма Сибири XVII века как явления, немного. Длительное время одежда русского населения Западной Сибири оставалась малоисследованной. Основная масса статей в настоящее время посвящена изучению одежды русских Восточной Сибири [20, с. 225]. Изучению русского крестьянского костюма XVII века в Сибири посвящены, в частности, работы А.А. Люцидарской [14], А.А. Лебедевой [13], О.Н. Шелегиной [21], Е.А. Масловой [15].

Основными источниками информации по костюму русского населения Сибири XVII века, на которые чаще всего опираются авторы в своих исследованиях по изучению русского костюма XVII века, являются письменные источники: документы, преимущественно таможенного делопроизводства, содержащие данные об одежде и различных тканях, поступавших на сибирские рынки [17, с. 143], а также коллекции одежды из этнографических музеев. Количество изобразительных и археологических источников по костюму русского населения Западной Сибири XVII в. незначительно. В этом плане мангазейская археологическая коллекция находок по русскому костюму представляет большую ценность.

Археологические источники, которые были положены в основу реконструкции костюма, представляют собой фрагменты одежды, обуви, украшений (серег, бусин, колец и т.д.), дополнительных деталей (пуговиц, пряжек и др.), так как костюм включает в себя все то, что надето на человеке одновременно: платье (в широком смысле этого слова), обувь, аксессуары (головной убор, пояс и т.д.), а также прическу, макияж и украшения [16, с. 7]. Таким образом, под костюмом понимается такой ансамбль одежды, который включает в себя, помимо текстильных, кожаных покровов, головной убор, различные функциональные принадлежности и украшения. Костюм в отличие от одежды дает более цельное представление о его носителе как члене определенного социума, его имущественном и общественном положении [8, с. 13].

В качестве археологических источников также послужили отчеты археологов Г.П. Визгалова и С.Г. Пархимовича о результатах проведенных раскопок на городище Мангазея XVII века в 2003, 2005, 2006 и 2007 годах [5, 6, 7].

Было проведено исследование мангазейской археологической коллекции находок по костюму русского населения XVII века из раскопок городища, проводившихся в 2003, 2005, 2006 и 2007 годах под руководством Г.П. Визгалова и С.Г. Пархимовича (НПО «Северная археология – 1», г. Нефтеюганск). Кроме археологических источников, при реконструкции костюма привлекалась также информация из этнографической литературы.

Следует отметить, что представленная реконструкция носит предварительный характер (в дальнейшем будут иметь место дополнения).

Об одежде русского населения г. Мангазеи XVII века нам позволяет судить обнаруженная в результате раскопок г. Мангазеи уникальная текстильная коллекция, представленная фрагментами тканых, вязаных и войлочных изделий. Было исследовано около 166 текстильных фрагментов, различных по форме, размерам, технологии изготовления, из мангазейской коллекции (38 текстильных изделий из раскопок 2003 г., 62 – из раскопок 2005 г., 32 – из раскопок 2006 г. и 34 – из раскопок 2007 г.). К сожалению, целых фрагментов одежды не сохранилось. Имеются лишь отдельные небольшие фрагменты тканей, что затрудняет отнесение того или иного фрагмента текстильного изделия к определенным видам одежды, существовавшим у русского населения в XVII веке, поэтому реконструкция одежды будет носить гипотетический характер.

У русского населения г. Мангазеи преобладала верхняя одежда распашного покроя, судя по большому количеству тканей треугольной формы, напоминающих клинья (№ 314 из раскопа 2003 г.; 308, 283, 342, 334, 330, 297, 264 и др. из раскопа 2005 г.; 897, 784, 782, 818 и др. из раскопа 2007 г.).

Русское население г. Мангазеи носило теплую одежду из шерстяных тканей и валяного сукна, так как в качестве сырья для изготовления текстильных фрагментов из мангазейской археологической коллекции использовалась, в основном, шерсть. Сырье было определено в результате органолептического метода – при поджигании нити выделялся запах жженой кости, характерный для шерсти. Также нити просматривались под микроскопом. Некоторые фрагменты тканей имеют на своей поверхности настил (валяную поверхность, скрывающую структуру переплетения нитей). Данные ткани были атрибутированы как сукно. Для изготовления одежды использовали ткани полотняного и саржевого переплетения.

В качестве верхней одежды могли носить суконный зипун, кафтан. В XVII веке зипуном называлась мужская короткая одежда, облегающая фигуру, с неширокими рукавами, обычно без застежек. Подол зипуна расширялся за счет клиньев, вшитых между полами. Крой зипуна, изготавливавшегося из сермяги (грубой шерстяной ткани), сукна состоит из боковых вставок на спине, вставленных в подол клиньев и имеет небольшие рукава [19, с. 91-92]. В мангазейской археологической текстильной коллекции XVII в. были предположительно выявлены фрагменты тканей от зипуна с кромками по краям, формами и размерами схожие с боковой деталью от спинки зипуна, клином от подола, с рукавом (шерстяные фрагменты 249, 314, 283 из раскопа 2005 г.). Фрагмент рукава (249) имеет кромки с двух сторон полотна ткани.

Некоторые текстильные фрагменты имеют по краям своего полотна ряд мелких дырочек – предполагаемых следов от иглы при шитье одежды. Так, фрагмент 283 из раскопа 2005 г., имеющий форму клина, по краям полотна имеет ряд мелких дырочек – возможные следы от вшивания клина в подол зипуна/кафтана. При реконструкции одежды по этому признаку также немалое значение имеет крой изделия.

Возможно, некоторые фрагменты тканей, напоминающие формой вставные клинья от подола, относились к кафтану (шерстяные фрагменты 308, 283 из раскопа 2005 г.). В XVII веке кафтаном обозначали распашную одежду свободного покроя, застегивавшуюся на пуговицы или завязывавшуюся на тесемки, с длинными узкими или широкими рукавами. Кафтаны чаще всего делали без воротника со сравнительно глубокой выемкой ворота спереди [18, с. 107]. Интересные шерстяные фрагменты тканей были выявлены в коллекции 2006 г., напоминающие детали от верхней части кафтана со следами от пуговиц (фрагмент № 6 из раскопа 2006 г.), выемкой ворота и места соединения рукава кафтана (фрагмент № 4 из раскопа 2006 г.), фрагменты подола (№ 777, 785 из раскопа 2007 г.) со следами от пуговиц (№ 45, 83 из раскопа 2006 г.).

Непременным видом одежды русского населения г. Мангазеи, по нашему мнению, была шуба. Шуба была очень ценным видом одежды. Шилась она как из овчины, так и из дорогих мехов: белки, зайца, лисицы и др. мехом внутрь, иногда покрывалась сверху тканью [18, с. 367-369]. К сожалению, в коллекции имеются, как правило, лишь единичные находки, которые можно отнести к данному виду одежды, например, в результате раскопок 2003 г. был найден плохо сохранившийся фрагмент ткани с куском заячьей шкурки (№ 21). Возможно, это была покрытая тканью шуба из заячьего меха.

Верхняя одежда (зипун, кафтан, шуба и др.) застегивалась на костяные, свинцовые, медные, серебряные пуговицы с петельками, деревянные застежки вытянутой формы и др.

В археологической мангазейской коллекции встречаются различные по своей форме и размерам пуговицы. Большинство пуговиц изготовлены из свинца, имеют шаровидное тулово и ножку с петелькой для пришивания к одежде (№ 1320, 1319, 1072, 1105 и др. из раскопа 2003 г.; № 683, 686, 684 и др. из раскопа 2005 г.), некоторые из свинцовых пуговиц имеют узор в виде мелкой зерни (№ 680, 681, 682 из раскопа 2005 г.). Кроме шаровидных, существовали и пуговицы биконической формы. Например, в результате раскопок г. Мангазеи в 2005 г. была найдена отлитая из белой бронзы биконическая пуговица, поверхность которой покрыта рельефным узором в виде узких вертикальных валиков. Диаметр – 0,85 см, высота – 0,75 см. Петли обломаны [6, с. 75]. На одежду нашивали также шаровидные стеклянные (№ 1081, 1090, 1108 и др. из раскопа 2003 г. черного цвета) костяные пуговицы светло-коричневого цвета (№ 895, 896, 897 и др. из раскопа 2005 г.), деревянные застежки, представляющие собой округлые или слегка уплощенные стержни толщиной 1,5-2,2 см и длиной 5-8,3 см с округлой выемкой в центре [6, с. 57].

В мангазейской текстильной коллекции из раскопок 2003 и 2007 гг. имеются интересные довольно большие прямоугольные фрагменты шерстяной полосатой ткани полотняного переплетения (узор, состоящий из чередования светло-коричневых и темно-коричневых полосок) – фрагменты № 156 из раскопа 2003 г. и № 736, 737 из раскопа 2007 г.). Длина данных тканей составляет около 1 м, ширина – 55 см. Было сделано предположение, что, возможно, это фрагменты полотнищ от женской шерстяной юбки – сукманки, распространенной особенно на Русском Севере, где встречался комплекс с полосатой шерстяной юбкой, которая была двух видов: шерстяные юбки -сукманки, сукни, андараки и холщовые юбки – подолы [1, с. 135].

Сукманкой называли женскую полосатую или клетчатую юбку из 4-5 прямых полотнищ домашней шерстяной ткани. По талии она собиралась складками на вздержку или пояс. Овечью шерсть, из которой ткалась юбка, окрашивали в домашних условиях различными травами [18, с. 313].

Шерстяные домотканые юбки-сукманки из овечьей шерсти бытовали также и у русского населения Нарымского края. Полосы иногда располагались только по подолу, образуя кайму. В дальнейшем эти юбки устойчиво бытовали, чему способствовали суровые климатические условия края, делающие необходимым ношение теплых шерстяных юбок [1, с. 135].

Вероятно, в Мангазею такие шерстяные домотканые юбки были занесены первопоселенцами с севера Европейской России, женами поморов, которые составляли основное население г. Мангазеи.

Среди текстильных фрагментов из раскопок г. Мангазеи имеются также шерстяные вязаные и тканые рукавицы, чулки, носки. Для русского населения, проживающего в сибирских условиях, они были особенно актуальны. Рукавицы (вареги, варежки) – принадлежность женского, мужского костюма, шились из сукна, кожи, меха, вязались из шерстяных, льняных нитей. Рукавицы выкраивались или вывязывались с одним большим пальцем и были сравнительно длинными, плотно облегавшими руку, свободными или с крагами [18, с. 272].

В мангазейской текстильной коллекции как раз имеются такие вязаные плотные шерстяные варежки светло-коричневого цвета трапециевидной формы. Хорошо сохранились (с небольшими утратами) в коллекции вязаные рукавицы и рукавицы из ткани саржевого переплетения длиной 20-22 см, шириной 11-15 см (фрагменты варежек из ткани саржевого переплетения – № 208, 209 из раскопа 2003 г., фрагменты № 207, 209, 210, 214 из раскопа 2005 г.; фрагменты вязаных варежек – № 400 из раскопок 2003 г., № 93 из раскопок 2006 г. и № 651 из раскопа 2007 г.). На поверхности вязаного полотна рукавиц имеются полосы в виде «елочки». Структура полотна образована круглыми взаимопроникающими петлями. Рукавицы с таким полотном получали путем вязания одной иглой по принципу зацепления нитей. Схема такой технологии представлена в работе А. Нахлика, который, в свою очередь, использует реконструкцию вязания М. Хальд по материалам из Скандинавии, где подобная техника была известна с начала нашей эры [4, с. 130-131].

Кроме вязаных, носили также кожаные рукавицы (№ 2263 и др. из раскопа 2003 г.; № 1951-1952, 1953-1959 из раскопа 2005 г.).

Имеется несколько археологических шерстяных вязаных фрагментов и фрагментов тканей саржевого переплетения из г. Мангазеи, напоминающие формой и размерами детали от носка – фрагмент пятки и носка стопы, сложив которые можно получить конструкцию носка (фрагменты 245, 448 из раскопа 2005 г., 687 из раскопа 2007 г.). Вязаный носок состоит, предположительно, из двух вязаных фрагментов из раскопа 2007 г. – № 628 (нижняя часть носка -подошва), № 700 (верхняя часть носка).

Русское население г. Мангазеи, судя по археологическим текстильным фрагментам, носило также вязаные и тканые чулки. Чулки – принадлежность женского и мужского костюма. В крестьянском быту использовались вязаные чулки, а также сшитые из сукна, тонкого войлока, холста. Изготавливались они длинными до колена и выше колена и вязались обычно одной иглой [18, с. 352]. Вязаные чулки представлены, например, фрагментами № 94 из раскопа 2006 г., № 620, 621, 632, 701 и др. из раскопа 2007 г.

Наиболее полной реконструкции из элементов костюма русского населения г. Мангазеи XVII века поддается обувь благодаря хорошо сохранившимся археологическим источникам.

Обувь представлена в основном двумя типами: первый – поршни, второй – детальнокроенные (башмаки / туфли и сапоги) [5, с. 64]. Также встречаются в коллекции и лапти.

Название поршни применялось к различной по типу и материалу мужской и женской обуви. Это была обувь из мягкой кожи типа неглубоких туфель без подметки и каблука. Были известны два варианта этой обуви: 1) поршни, изготовленные из одного куска кожи, собранного по краям на ремешок, продетый сквозь отверстия в коже и 2) поршни, сшитые из двух кусков кожи, один из которых образовывал подошву, задник, борты, а другой, пришитый к нижнему, прикрывал носок. Поршни надевались с холщовыми или суконными онучами и привязывались к ноге с помощью ремешка, закрепленного на заднике и перевивавшего ногу до колен. Обувь такого типа является очень древней [18, с. 248].

В мангазейской археологической коллекции встречаются поршни этих двух вариантов. Поршни первого типа (цельнокроеные) представлены, например, № 2055, 2572 из раскопа 2003 г.; № 1610 из раскопа 2005 г. и № 2399-2401 из раскопа 2007 г. Примером составных поршней являются № 2441 из раскопа 2003 г., № 1638, 1629 из раскопа 2005 г. и № 2214-2216 из раскопа 2007 г.

Кроме поршней, русское население г. Мангазеи в XVII веке носило также башмаки/туфли, сапоги, лапти. Башмаки/туфли представлены археологическими источниками фрагментально: головками (№ 2379, 2491, 2343, 2164 и др. из раскопа 2003 г.), подошвами овальной (№ 2279, 2054 из раскопа 2003 г.) и восьмеркообразной формы без каблуков (№ 2077 из раскопа 2003 г.; 2632, 2646 из раскопа 2007 г.), задниками вместе с кожаным каблуком (№ 2165 -2166 из раскопа 2007 г.), с каблуком и подошвой (№ 2691 – 2692 из раскопа 2007 г.), целыми наборными кожаными каблуками (№ 2522, 2096 из раскопа 2003 г.; № 1473 из раскопа 2005 г.), невысокими деревянными каблуками (№ 2535, 2533, 2534, 2530, 2532 и др. из раскопа 2005 г.; № 2853-2857 из раскопа 2007 г.) и др., но также сохранились и относительно полные экземпляры -подошвы с головками и боковинами, иногда с тканевой вставкой (№ 1564, 1517-1519 (с тканевой вставкой), 1434-1438, 1520, 1521 и др. из раскопа 2005 г.; № 2354-2357, 2116-2120, 2113-2115 из раскопа 2007 г.). Башмаки XVII века из раскопок г. Мангазеи характеризуются овальной или слегка приостренной головкой светло- или темно-коричневого цветов с невысокими (до 2,5 см) боковинами и тканевой вставкой (тканью, сложенной пополам и пришитой к краю головки и боковин башмака), сквозь которую продевали тканевый шнурок для закрепления обуви на ноге. Башмаки были, как правило, с каблуками и без каблуков.

Сапоги, судя по археологическим источникам, шились из кожи, имели высокие наборные кожаные каблуки высотой до 7 см (№ 2461-2464 из раскопок 2007 г.) и невысокие деревянные каблуки, тупой или заостренный носок, длинное голенище, размерами 25 х 19 см (№ 2093-2100 из раскопок 2007 г.), иногда с тисненым орнаментом (№ 1966 из раскопок 2005 г.). Встречается также и голенище из ткани саржевого переплетения (№ 249 из раскопа 2005 г.). Некоторые кожаные задники сапог имели берестяные вставки (№ 1481, 1435, 1406 из раскопа 2003 г.; № 591, 594 из раскопа 2005 г.), также из бересты делали стельки для обуви (№ 1383 из раскопа 2003 г., № 585 из раскопа 2005 г.).

Кроме кожаной обуви, носили распространенную русскую обувь – лапти. В ходе раскопок 2007 г. была найдена подошва лаптя, изготовленная из лыка косым плетением (№ 1531) размерами 26,5 х 12,3 х 0,4 см [7, с. 59].

В обувь также клали берестяные, шерстяные стельки (№ 1383 из раскопа 2003 г.; № 635, 636 из раскопа 2007 г. и др.).

Что касается головного убора, то в мангазейской текстильной коллекции из раскопок 2005 г. имеются суконные фрагменты тканей, формой и размерами похожие на элементы верхней части такого русского мужского головного убора, как малахай (фрагменты № 361, 362, 363, 366), так как при изготовлении малахая использовались суконные фрагменты тканей. Он изготавливался из сукна, а также из овчины, телячьей шкуры, меха лисицы и др., представлял собой шапку с четырехугольным, реже остроконечным верхом из сукна, с четырьмя клапанами [18, с. 168]. Данные мангазейские суконные текстильные фрагменты имеют треугольную форму одинаковых размеров. Если мысленно собрать эти фрагменты вместе, то образуется коническая фигура, напоминающая верх данной шапки.

Других находок, связанных с головным убором, не обнаружено. Можно предположить, что носили также меховые шапки, шерстяные платки и т.д.

В качестве аксессуара костюма русского населения г. Мангазеи служил пояс, который был не только украшением костюма, но и выполнял утилитарную функцию, являясь носителем необходимых вещей, например кожаных ножен.

В мангазейской текстильной коллекции из раскопок 2003, 2005 и 2007 гг. имеются тканые пояса и тесемки различных цветов и размеров, узорные и безузорные. Пояса, представленные исследованными фрагментами, изготовлены из шерсти, что, вероятно, связано со свойствами этого материала (прочность, мягкость, легкость окраски и т.д.), его доступностью [4, с. 128]. В основном представлены шерстяные пояса светло- и темно-коричневого цвета без узора полотняного переплетения, который можно было изготовить с помощью берда (древнего славянского приспособления для тканья поясов) размерами от 16 до 30 х 4 см (№ 272, 14 из раскопа 2003 г.; № 230 из раскопа 2005 г.). Носили также узорчатые шерстяные тканые пояса. Узор образовывался в результате чередования светло- и темно-коричневых полос на полотне пояса. Такие пояса могли еще украшаться путем нашивания на полотно пояса пуговиц, медных блях и т.п., о чем говорят небольшие отверстия на полотнах данных поясов. Размер исследованных таких фрагментов поясов 19-25 х 5-6 см (№ 306, 240 из раскопок 2003 г.). В коллекции из раскопок 2005 и 2006 годов имеются шерстяные тканые пояса с узором, образованным в результате чередования темно-синих полос на красном фоне полотна (№ 81 из раскопа 2006 г., № 486 из раскопа 2005 г.), пояса с узором, образованным чередованием желтых и зеленых полосок (№ 484, 485, 488 из раскопа 2005 г.).

Тканые пояса могли также украшаться различными медными пряжками, представление о которых мы можем получить благодаря некоторым находкам. Например, в результате раскопок г. Мангазеи в 2003 г. была найдена медная ажурная пряжка (№ 983), которая состоит из грушевидной в плане рамки с V-образной перегородкой, разделяющей внутреннее пространство на три проема (овал с выступом – в передней части и два симметричных семиугольника со скругленными углами – в основании) и подпрямоугольного выступа со стержнем – держателем ремешка в основании рамки. Размеры пряжки в плане – 2,7 х 1,84 см, ширина стержня-держателя – 0,58 см [5, с. 89].

Кроме тканых поясов, носили также и разноцветные шерстяные тесемки, отличавшиеся от поясов более узкой шириной полотна (1 – 2 см), изготовленные как ручным плетением, так и ткачеством на берде, на дощечках. Плетеные шерстяные тесемки размерами 14 х 1 см имели узор, образованный чередованием светло-коричневых и красных нитей (№ 494, 495, 496 из раскопа 2005 г.; № 105 из раскопа 2006 г.) и светло- и темно-коричневых нитей (№ 493 из раскопа 2005 г.). Исследованные тканые тесемки, изготовленные на берде, в основном одноцветные (темно-коричневого, темно-синего и др. цветов), полотняного переплетения, без узора, размерами 16-18 х 1-1,5 см (№ 44, 75, 39 из раскопа 2003 г.; № 397 из раскопа 2005 г.). Имеются также разноцветные тканые тесемки, полотно которых имеет жгутиковое переплетение с использованием шерстяных светло-коричневых, красных и синих нитей (№ 102, 103 из раскопа 2006 г.), шерстяные тесемки с пестрым узором из нитей зеленого и желтого цветов (№ 99, 100 из раскопа 2006 г.).

В результате раскопок были найдены также различные шейно-нагрудные и наручные украшения, украшения для волос (бусы, бисер, перстни, серьги, накосники).

Женское население г. Мангазеи носило костяные, стеклянные, янтарные бусы. Костяные бусы размерами 0,6-0,7 х 0,5-0,6 имеют объемную форму и светло- или темно-коричневый цвет (№ 1123, 1118 из раскопа 2003 г.; № 901, 898, 900,. 899 из раскопа 2005 г.). Стеклянные пуговицы имеют различные размеры и форму. Встречаются бусы шаровидной и вытянутой овальной формы. Судя по находкам, жительницы Мангазеи предпочитали больше украшения из бусин голубого и синего цветов (№ 1097, 1289, 1295, 1296 из раскопа 2003 г.; № 1224, 1162 из раскопа 2005 г.), так как это самые массовые находки, а также полосатые разноцветные бусы (№ 1211, 1170 из раскопа 2005 г.). В качестве украшений костюма использовался также бисер белого, синего, красного цветов.

Наручными украшениями служили серебряные, бронзовые перстни с гравированным изображением (№ 700 из раскопа 2005 г.; № 1174, 1175, 1176 из раскопок 2007 г.).

В качестве украшений для волос женщины, судя по находкам, использовали накосники, представляющие собой пучок плетеных цветных тесемок с шариками на концах, а также кожаные, берестяные накосники в виде сердец. Об этом можно судить по этнографической информации и по находкам № 1437 из раскопа 2003 г., № 118 из раскопа 2006 г., № 2068, 2069 из раскопа 2007 г.

Косник (накосник) – девичье украшение, вплетавшееся в косу при помощи шнура между прядями волос. Одной из разновидностью косника была плотная кисть из разноцветных шерстяных нитей с бисеринами или бусинами на концах. Наиболее популярными были также косники в форме треугольника или сердца [18, с. 133].

Таким образом, уникальные археологические находки с раскопок г. Мангазеи 2003-2007 годов, проводившихся под руководством Г.П. Визгалова и С.Г. Пархимовича, дают возможность реконструировать некоторые элементы костюма русского населения г. Мангазеи, который имел свои особенности. Из-за холодного климата, сурового образа жизни, жители г. Мангазеи предпочитали носить теплую шерстяную одежду распашного покроя, но, несмотря на суровые будни и отдаленность г. Мангазеи от других городов России, они старались следовать моде XVII века: носили сапоги с высокими каблуками, различные украшения. Костюм русского населения г. Мангазеи ничем не уступал по качеству, богатству украшений русскому костюму других территорий России.


Литература

1. Бардина, П.Е. Быт русских сибиряков Томского края [Текст] / П.Е. Бардина. – Томск: Изд-во Том. ун-та, 1995. – 224 с.

2. Визгалов, Г.П. Мангазея: новые археологические исследования (материалы 2001 -2004 гг.) [Текст] / Г.П. Визгалов, С.Г. Пархимович. – Екатеринбург-Нефтеюганск: Изд-во «Магеллан», 2008. – 296 с.

3. Визгалов, Г.П. Археологическое наследие русского населения Западной Сибири [Текст] / Г.П. Визгалов, С.Г. Пархимович // Северный Археологический Конгресс. Доклады. 24-30 сентября 2006. – Ханты-Мансийск-Екатеринбург: «Чароид», 2006. – 450 с.

4. Визгалов, Г.П., Пархимович, С.Г., Глушкова, Т.Н., Киреева, Е.В., Сутула, А.В. Текстиль Мангазеи (начало XVII в.) [Текст] // Археология, этнография и антропология Евразии. – М., 2006. – Вып. 25. – С. 117-131.

5. Визгалов, Г.П. И-2004. Отчет о НИР. Раскопки городища Мангазея в 2003 году. Том 1. [Текст]. – Нефтеюганск. – Архив НПО СА. Р-!, д. 109/1.

6. Визгалов, Г.П. Отчет о НИР. Раскопки городища Мангазея в 2005 году: в 2 кн. Книга 1. [Текст]. – Нефтеюганск, 2006.

7. Визгалов, Г.П. Отчет о НИР. Комплексные научные исследования по археологическим раскопкам городища Мангазея в 2007 году. 2 книги. Книга 1. [Текст]. – Нефтеюганск, 2008.

8. Гурьянова, Г.Г. Погребальный костюм населения Усть-ишимской культуры (опыт реконструкции) [Текст] / Г.Г. Гурьянова, Б.А. Коников // Сб. науч. тр. Омского музея изобразительных искусств им. М.А. Врубеля. – Омск, 1999. – С. 13-24.

9. Ефимова, Л.В. Древнерусская одежда и русский народный костюм XV – начала XX века [Текст] // Костюм в России XV – начала XX века. Из собрания Государственного исторического музея / под ред. Е. Р. Беспаловой. – М., 2000. – С. 9-91.

10. Забылин, М. Русский народ. Его обычаи, обряды, предания, суеверия и поэзия [Текст] / М. Забылин. – Ростов н/Д: Феникс, 1996. – 608 с.

11. Костомаров, Н.И. Русские нравы [Текст] / Н.И. Костомаров. – М.: «Чарли», 1995. – 656 с.

12. Костюм в России XV – начала XX века. Из собрания Государственного исторического музея [Текст] / под ред. Е.Р. Беспаловой. – М.: «Арт-Родник», 2000. – 323 с.

13. Лебедева, А.А. Крестьянская одежда русского населения Сибири [Текст] / А.А. Лебедева // Этнография русского крестьянства Сибири (XVII – середина XIX вв.). – М., 1981. – С. 142-182.

14. Люцидарская, А.А. Старожилы Сибири. Историко-этнографические очерки XVII – начала XVIII вв. [Текст] / А.А. Люцидарская. – Новосибирск: Наука, 1992. – 198 с.

15. Маслова, Е.А. Из истории одежды сибиряков (на материале деловой письменности Тюмени XVII – первой четверти XVIII вв.) [Текст] / Е.А. Маслова // Русские старожилы. Материалы Ш-го Сибирского симпозиума «Культурное наследие народов Западной Сибири (11 – 13 декабря 2000 г., Тобольск). – Тобольск – Омск, 2000. – С. 387-388.

16. Плаксина, Э.Б. История костюма. Стили и направления [Текст] / Э.Б. Плаксина. – М.: Издательский центр «Академия», 2004. – 224 с.

17. Рабинович, М.Г. Одежда русских XIII – XVII вв. [Текст] / М.Г. Рабинович // Одежда народов Восточной Европы: Материалы к историко-этнографическому атласу. – М., 1986. – С. 63-111.

18. Русский традиционный костюм: Иллюстрированная энциклопедия [Текст] / авт.-сост. Н. Соснина, И. Шангина. – СПб.: Искусство, 1999. – 400 с.

19. Русский традиционный костюм: Иллюстрированная энциклопедия [Текст] / авт.-сост. Н. Соснина, И. Шангина. – СПб.: Искусство – СПб., 2006. – 400 с.

20. Фурсова, Е.Ф. Мужские и женские рубахи русского населения Западной Сибири (XIX -начало XX в.) [Текст] / Е.Ф. Фурсова // Новое в археологии Сибири и Дальнего Востока. – Новосибирск, 1979. – С. 225-235.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *