Контакты Московской Руси с Римом во второй половине XV – первой трети XVI века

Автор: Емельянов Иван Константинович
Журнал: Скиф. Вопросы студенческой науки 2021

Введение

Важной и всегда актуальной темой является контакт России с европейским сообществом, как правило всегда сопровождающейся различными противоречиями. Это часть нашей внешнеполитической истории и необходимо понять, почему возникают эти противоречия.

Один из ярчайших примеров: отношения едва образовавшегося единого Московского государства с Европой XV-XVI столетий. Особенно часто Россия вступала в контакт с разрозненными италийскими землями, в частности с Римом (Папской областью), как самым влиятельным регионом Европы того времени, центром католичества и всей христианской культуры, что было особенно важно.

Думаю, что наиболее подходящей проблемой для понимания особенностей отношений этих двух государств станет образ Рима в глазах русских людей того времени. Нужно понять, как его представляли, как о нем говорили и почему так происходило. Нужно выделить и раскрыть разные грани образа Рима, сложившиеся в русской культуре рассматриваемого времени: Рим, как центр «Латинства – сердце католического мира и абсолютно чужая для русского человека культура. Рим, как общехристианский центр – необходимо понять, что именно сближает католический и православный мир, какие есть общие святыни и рассмотреть взгляды народа на Рим, уже не на как что-то чужое, а как часть общего христианского мира, у которого нет никаких границ, а также понять, как могла Москва стать правопреемницей христианского центр – «Третьим Римом и стала ли она им. И, наконец, Рим, как центр ренессансной культуры – то есть как проходил диалог культур, когда усилился контакт между государствами. Понять, удалось ли нам провести культурный обмен и по-настоящему понять ренессансную культуру с ее ценностями – все вышеописанные грани и будут предметом моего исследования.

Целью моей работы является понимание реакции русских людей на понятие «Рим» и его культура, понимание их представления о нем и изменение этого представления с ходом ключевых событий.

Задачи же будут следующими: выявить, каким образом русские люди узнавали о Риме, какие события этому способствовали. Тщательно проанализировать эти события и сделать вывод об образе Рима на разных этапах отношений. Понять, как происходил диалог культур, что и как мы получили от чужеземной культуры, какие были мотивы у каждой из сторон.

Хронологические рамки будут весьма традиционные для данной темы, развитие итало-русских отношений началось с поездки на Ферраро-Флорентийский собор 1438-39 гг., и страны потеряли друг к другу интерес к концу правления Василия III, то есть первая треть XVI века.

Источник

Основа моего исследования представлена достаточно широким кругом исторических источников, все из которых являются письменными и опубликованными. Источники можно подразделить на группы.

Важнейшим блоком являются памятники так называемого в исторической науке «Флорентийского цикла». Это группа традиционно состоит из 5 источников, связанных с поездкой русского духовенства во главе с митрополитом киевским Исидором на Ферраро-Флорентийский собор 1438-1939гг: «Хождение на Флорентийский собор» и «Заметка о Риме», у которых авторство осталось неизвестным, а также «Повесть Семеона суздальца», «Слово избрано от святых писание, еже на латыню» и Исхождение Авраммия Суздальского.

По своему виду данные исторические источники имеют разную классификацию, «Хождение» представляет собой путевые заметки, как и «Заметка о Риме», данные источники, весьма вероятно, принадлежат одному автору. «Повесть» и «Исхождение» относятся к дневникам и мемуарам, описывающим события в Италии, очевидцами которых были их авторы. «Слово» же представляет собой сборник сочинений, изданных более чем черз 20 лет после самой поездки, в которых описывается недовольство православной церкви, направленное к латинянам.

Также в нашей источниковой базе есть актовый материал – это так называема «Переписка пап с российскими государями в XVI веке». Она была найдена в известнейшей Барберинской библиотеке в Ватикане, представляет собой несколько грамот, которыми обменивались через послов римские папы и русские князья в начале XVI века.

Следующий источник – это «Послания старца Филофея», для темы моего исследования нам необходимо 2 послания, датируемых концом 1423-началом 1424 года, написанных старцем Псково-Елизаровского монастыря Филофея, обращённых к дьяку Михаилу Григорьевичу Мисюрю-Мунехину и великому князю Василию III Ивановичу. Источник относится к повествовательному типу и писался первоначально по заказу для критики астрологии и проблемам летоисчисления.

Последний же источник – «Русское сказание о Лоретской Богоматери», представляет собой повествовательный тип, но характеризуется, как сказание, легенда. Было переведено в 1528 году ввиду невероятной популярности данного христианского памятника среди русского населения. В источнике рассказывается о чуде, сотворённом Богородицей, когда ее дом, был перемещен из Палестины в итальянский городок Лорето и стал настоящим общехристианским святилищем.

Все вышеперечисленные источники представляют невероятную ценность и несут в себе всю необходимую информацию для исследования. В них отражены ключевые события истории международных отношений Москвы и Рима, некоторые события рассмотрены с разных сторон и все дошли до наших времен в хорошем состоянии с переводом.

Историография

Выбранная мною тема является достаточно популярной в научных кругах, в разные периоды по ней было написано множество отличных трудов.

Одним из немногих, еще в царское время, отношения Руси со Святым престолом изучал Павел Осипович Пирлинг, выпустивший монографию «Россия и папский престол» где анализирует отношения Руси со Святым престолом на протяжении всего XV и начала XVI веков.

Выдающийся труд выпустил П.А. Попов, он исследовал очественные сочинения, направленные против латинства, в его книге «Историко-литературный обзор древнерусских полемических сочинений против латинян» собраны многие исторические источники в оригинале, дополненные его комментариями.

Свою монументальную монографию «Старец Елизарова монастыря Филофей и его послания» выпустил В. Малинин, первым начавший изучение концепции «Москва – третий Рим. Его исследования были продолжены уже в наше время Н.В. Синицыной в ее не менее важном труде. Сейчас – это одни из основных монографий по изучению концепции «Москва – третий Рим».

Одним из самых плодотворных периодов историографии является советский период, тогда особо интересовались именно дипломатической стороной вопроса: изучались как актовые материалы, так и хроника посольств, и характеристика самих послов. Тема моей работы освещалась в трудах: И.С. Шарковой, Е.Ч. Скрижинской а также многих других. Последний автор также примечателен тем, что осуществил перевод и комментарий известного труда двух венецианских дипломатов: Иосфата Барбаро и Амборджио Контарини, которые побывали в России и также внесли определенный вклад как в формировании у русского человека образа латинской культуры, так и принесли образ Руси в Италию.

Самый же крупный советский специалист в данной сфере – это Наталиия Александровна Казакова -доктор исторических наук, занимающийся международными отношениями Руси XV века. Именно с ее комментариями идут почти все памятники «Флорентийского цикла», а также множество статей по Ферраро-флорентийскому собору, русским дипломатическим миссиям в целом и, что важно, она рассматривает вопрос диалога культур, реакции людей и восприятия образа запада, в частности Рима, на Руси, что как нельзя лучше дополняет мое исследование.

Неожиданностью оказалась довольно большая популярность данной темы у современных историков: В.А. Кучкин, Т.Д Панова, М.Б. Плюханова,- и это далеко не весь список людей, опубликовавших труды по итало-русским связям данного периода.

Статьи Татьяны Александровны Матасовой – одной из крупнейших российских специалистов по русско-итальянским отношениям, также внесли вклад в данное исследование, поскольку несут в себе действительно много полезной и необходимой информации, четко отвечающей на проблемный вопрос.

Все использованные монографии очень информативны, но далеко не во всех отражены реакция людей на действия и не показан четко образ самого Рима и грани этого образа. Гораздо больше изучены дипломатические вопросы, подробно изучен процесс приезда итальянских мастеров в Россию. Далеко не каждый ученый заостряет внимание на то, как русский народ реагировал на то или иное событие, и как с течением времени и событий эволюционировал образ Рима, либо информация является имплицитной и приходится глубоко изучать некоторые монографии, чтобы ответить на поставленный вопрос. Зато благодаря узкой специализации практически всех монографий гораздо легче извлекать информацию для исследования всех трех выявленных граней образа Рима.

Глава I

Рим – как центр «Латинства»

Первое крупное столкновение двух разных культур произошло во время Флорентийской унии, именно после нее и возник образ Рима, как центра латинской культуры, чуждого русским католичества. До этого мы ничего толком об этом не знали. Чтобы как можно глубже исследовать данную грань образа Рима, необходимо внимательно изучить ход самого собора и понять, как восприняли русские люди латинский Рим.

§1 Общая информация о соборе.

В 1438-1439 годах произошло по-настоящему значимое для контакта с Римом событие – поездка из Москвы посольства на Ферраро-флорентийский собор, фактически, положивший начало итало-русской дипломатии в целом.

К сентябрю 1437 года – дате отправления митрополита Исидора из Москвы в Феррару, русским мало что было известно об итальянских землях и Папской области, в частности. Знания были неравномерными, о границах владения папы точно никто не утверждал, но о его территориальных и религиозных намерениях было известно еще со времен столкновения с Ливонским орденом в Прибалтике в начале XIII века.

Хоть сам собор проходил и не в Риме, источники «Флорентийского цикла» дают нам ключевую информацию о контактах Московской Руси с латинской и католической культурами, что является прямым олицетворением Рима. А также памятники напрямую показывают нам отношения русских послов с самим папой римским, его представителями и союзниками.

Для посвящения читателя в курс дела считаю необходимым привести краткую историческую справку всей миссии в целом. Ферраро-флорентийский собор был созван папой римским Евгением IV, основной целью было примирение западной (католической) церкви с восточной после раскола 1054 года, а также разграбления латинянами Константинополя в 1204 году и других конфликтов. Были приглашены Константинопольский патриарх, полномочные представители Патриархов Александрийского, Антиохийского и Иерусалимского, митрополиты и епископы, представители Грузинской православной церкви, Армянской апостольской церкви и т.д. Русскую православною церковь представлял митрополит киевский и всея Руси Исидор, также с ним присутствовали епископ Авраамий Суздальский и иеромонах Симеон Суздальский, который сыграли важнейшую роль в формировании образа Рима того времени в глазах русских людей, так как являлись авторами важнейших известий о поездке. На самом соборе обсуждались различные вопросы, касательно разногласий в догмах и других аспектах религии, и Папой Римским было выдвинуто предложение об унии – союзе западной и восточной религии, которое частично на соборе было принято, например, Исидором, а некоторыми категорически отвергнуто и породило новые разногласия.

§2 Путь до Феррары.

Самое крупное известие об этом соборе мы имеем из «Хождения», что является очень информативным и, одновременно, очень загадочным источником. Доподлинно неизвестен точный автор «Хождения», предполагается, что это был один из членов свиты митрополита Исидора, писавший для деловой отчетности, но также писавший о собственных эмоциях и впечатлениях. Большинство историков и, в частности, Сахаровская редакции источника показывает нам, что авторство принадлежит Симеону Суздальцу и, по всей видимости, это действительно так. Его имя – единственное не фигурирует в повествовании, а слог очень схож с «Повестью» и

«Заметкой». Мы даже не знаем точного названия данного документа, но в большинстве случаев употребляется «Хождение на Флорентийский собор». Существует несколько списков и редакций данного произведения, но в это сейчас углубляться не стоит.

Весь текст посвящен путешествию русского посольства из Москвы в Феррару и оттуда уже в Суздаль. Автор описывает походы через Тулу, Новгород, Псков (я перечисляю лишь длительные остановки). В северо -западном регионе посольство задержалось надолго (практически на 3 месяца, за время которых Исидор вел переговоры с католическими орденами и планировал дальнейший маршрут).

Дальше послы отправились в Ливонию, где им предстояло познакомиться с немецкими городами и, следовательно, с германской культурой в целом. В одном из первых городов-остановок произошел странный инцидент, характеризующий русского митрополита. В Юрьеве живет много и католиков, и православных, и те, и другие вышли встречать посольство на улицы, но Исидор вначале поклонился католикам, и только потом православному духовенству. Летописи характеризуют это как первое предостережение и становится ясно, что русский митрополит очень благосклонно относится к католичеству и к латинской культуре, что будет явно иметь последствия позже.

Очень длительная остановка была сделана в Риге, после которой произошел еще один инцидент: митрополит отправился из Риги морем, и во время плавания началась сильная буря, русское посольство сопровождали уже немецкие моряки, которые обвинили русских в этом стихийном бедствии: «Не нас сиа быша, но христиан ради» – тем самым сделав акцент, что именно православная религия является неверной и привела к беде. Такая реакция еще раз подтверждает конфликт двух ветвей христианства. После бури начался штиль, корабль остался беспомощен в водах, опасных пиратами. Тогда те же немцы пришли к митрополиту и просили его помолиться, чтобы погода улучшилась. Тогда началась молитва и на русском и на греческом языках, что возможно могло говорить о возможности их мира с латинянами.

Проехав всю германию от Любека до Аугсбурга, посольство, наконец, пересекло Альпы и 18 августа добралось до Феррары 18 августа, «по Госпожине дни на 3 день», где и встретились с понтификом. Сам ход собора описывается автором весьма протокольно: кто был, во что был одет, что обсудили, какие были решения. Можно предположить, что изначальной целью было вести подобный журнал без углубления в происходящее там в отличии от «Повести» Семеона, где гораздо эмоциональнее и подробнее описывается сам собор. Затем, в начале следующего года состоялся перенос собора во Флоренцию, которая еще больше восхитила автора.

Особое внимание стоит уделить не сразу бросающейся имплицитной информации в источнике. Автор, как и его спутники, были очень впечатлены западной культурой, ярким примером чего является, например, описания Любека: «И видЪхом град велми чюденъ, и поля бяху, и горы невеликы, и садове красны, и полаты велми чюдны, позлащены връхы, и монастыри в нем велми чюдны и силни. И товара в нем всякаго полно» Путешественников восхищала европейская система фонтанов и водопровода, они обращали внимание на каждый монастырь, каждый храм, восторгались итальянской архитектурой: «а около того храма воздвигнута колокольня также из белого мрамора, и искусности, с которой она построена, наш ум не способен постигнуть».

Также они старались найти отклики православия на чужих землях. Например – остановка посольства в Юрьеве (современный эстонский Тарту): «Церкви же христианскые бЪ у них двЪ: святый Никола и святый Георгий; христианъ же мало.» Данная черта прослеживается и в других произведениях о данной поездке. Практически не находя родных храмов и единомышленников на европейских землях, западный мир виделся русским совсем чужим и неизвестным.

Но практически в каждом городе русских послов ждал богатейший пир, их ждали и предствовали всех городов. «А приЪха в Ригу до обЪда, месяца февраля въ 4, на память отца Сидора. Въ градЪ же его срЪтоша съ крестов попове и вси народи, и ради бывше ему велми. И ялъ господинъ у арцибискупа; и владыка Аврамий и Фома, посол твЪрскый, сЬдоша за единымъ столом с митрополитом, и арцибискупъ, а нам за другым. И ту видехом честь велику, и вина различные быша.» – вот известие из источника о приезде послов в Ригу, рискну предположить, что такие почести были оказаны в католических регионах под влиянием самого папы Евгения IV, которому было необходимо расположить к себе одних из ключевых участников будущего Вселенского собора.

§3 Ход действий и заключение унии.

Теперь можно перейти к ходу самого собора. Естественно, уния с восточными церквями папе была крайне необходимы ввиду турецкой угрозы, надвигающейся на христианский мир. Митрополит Исидор – по происхождению грек, был ее активным сторонником, он прямым текстом убеждал других участников собора в пользе этого союза и даже переубедил греческих представителей, которые хотели покинуть Флоренцию.

Для дальнейшего описания собора стоит использовать следующий источник: «Повесть священноинока Симеона Суждалца, како рисмкий папа Евгений составлял осьмый собор со своими единомысленники» иеромонаха Симеона. Собственно, здесь его авторство не вызывает никаких сомнений, так на протяжении всей повести присутствуют автобиографические вставки из жизни Симеона до, во время и после собора.

Именно из данного произведения мы узнаем об атмосфере и ходе политической борьбы на соборе и ее участниках. Симеон описывает ключевые фигуры собора: Евгения IV, как главного антагониста, подчеркивая это такими выражениями как «великой гордостью» и «буйством латинским. Византийский император Иоанн VIII Палеолог изображает человеком, меняющим сторону, до конца не уверенным в союзе с папой, Иосиф II -константинопольский патриарх, имел не такое большое влияние на соборе, так как был уже очень стар и скончался в июне 1439 года. Митрополита Исидора Симеон изображает, как предателя и категорически не согласен с его взглядами на союз с католичеством, так как полагает, что Флорентийская уния позволит папе подчинить все восточные земли под свой контроль и даст ему абсолютную власть, что приведет к гибели православия.

На основе данного сочинения прослеживается острая неприязнь унии и негативное отношение ко всем ее сторонникам, поддерживающим католичество. И, поскольку папа римский является лицом Рима, его давление на подпись унии формирует только отрицательное отношение к латинскому Риму.

«Героем» собора автор видит митрополита Марка Эфесского – главного противника унии, который убеждал всех на соборе не подписывать документ. Но папа Евгений также использовал хитрость – шантаж. Представителям Византийского посольства на выплачивали обещанного жалования на еду, тоже самое было и с русскими делегатами, им приходилось закладывать имущество, чтобы питаться и жить во Флоренции. Таким образом, под давлением папы, константинопольского патриарха, одобрявшего унию и конечно-же, митрополита Исидора, большинство членов собора подписали унию, кроме Марка Эфесского, представителей Грузинской православной церкви и некоторых других. Влияние папы очень расширилось, и это не могло не сказаться на его восприятии в Московии.

Обратно посольство возвращалось уже в Суздаль и возвращалось другим маршрутом: через Венгрию, Польшу и Литву. Поездка уже происходила без инцидентов, пиров и восторженных встреч. Все описание сводится к паре достопримечательностей и описания расстояния. С очень большой вероятностью можно сказать, что после подписания документа русская делегация перестала быть интересна римлянам и вообще всей католической общине.

Однако русское духовенство очень быстро и резко отреагировало на все эти события и уния русской православной церковью признана не была, и действительно не считалась. Конечно же, это явно наводит нас на выводы, которые я изложу в конце главы.

§4 Последствия унии

Теперь необходимо подвести небольшой итог всего этого масштабного мероприятия. По возвращении в Москву митрополит Исидор, уже нареченный папским легатом и кардиналом, был низложен с поста митрополита киевского и всея Руси, и данная должность была упразднена. Его место занял митрополит московский и всея Руси Иона, русский по происхождению и здесь напрашивается один из важнейших выводов и последствий отказа от Флорентийской унии – русская православной церковь стала автокефальной, то есть независимой от греческой. Теперь митрополит избирался русским духовенством, но главой православной церкви по-прежнему оставался константинопольский патриарх.

Примечательно, что Исидор вернулся в Москву лишь в 1441 году, до этого он путешествовал по восточной Европе, как представитель папы. Затем обосновался в южной Руси, где полгода вел службы в костелах, поскольку киевского князя Александра Владимировича не беспокоил результат унии.

Однако с течением времени в литературе Древней Руси все чаще стали появляться произведения, направление против унии и против латинян в целом. Ярчайшим памятником, написанным после собора, является так называемое «Слово избрано от святых писаний, еже на латыню».

Это так называемое публицистическое произведение, написанное в 1461—1462 гг. и направленное против Флорентийского собора, против унии восточно-христианской и римско-католической церквей; оно написано с целью оправдать законность избрания собором русских епископов московского митрополита Феодосия – преемника Ионы, отстоять автокефальность русской церкви и прославить независимую политику великого московского, князя Василия II. Оно состоит из двух частей: первая – переработанная «Повесть Симеона суждальца» отчего появилась версия о его авторстве, но не была подтверждена. Вторая часть – описывает процесс становления русской церкви автокефальной: низложение Исидора, выбор митрополита Ионы, затем Феодосия и доказательство независимости их избрания от Константинополя. В конце произведения представлен панегирик Василию II за отстаивание православных традиций перед натиском запада.

Подводя итог первой главы хочется сказать, что именно после Фераро-флорентийской унии можно говорить о начале дипломатических отношений с Римом. Первый опыт был не самым удачным, после чего сформировалось враждебное представление о папской области, католичество и православие разделилось еще сильнее. Но важно отметить тот факт, что мы приобрели первые конкретные сведения о Риме и римской культуре из источников «флорентийского цикла», что безусловно поспособствовало началу формирования общего представления о Риме с перспективой дальнейших контактов, так как оба государства являлись очень влиятельными на международной арене.

Из положительных последствий помимо получения сведений о Риме, важнейшим выводом поездки на собор мне кажется предотвращение гегемонии папского престола на территории нашего региона. Нам удалось отстоять православие, как свою независимую религию и сохранить свою самобытность.

На основе двух источников можно сказать, что Рим как центр «латинства» был просто отвергнут. Это были абсолютно две разные культуры: русская и латинская, союз которых был неприемлем. Определенный вклад в формирование негативного образа Рима внес папа римский, который шел на любые интриги ради заключения унии. Его, как и всех латинян русский народ просто ненавидел, после возвращения нашей делегации с вестями о соборе. Всех тех, кто поддерживал папу на соборе также описывали исключительно в негативном свете. Понадобятся годы, чтобы образ Рима в глазах русских людей изменился.

Глава II

Рим – как общехристианский центр

§1 Начало формирования образа

Итак, поездка на Ферраро-флорентийский собор сдвинуло итало-русские отношения с мертвой точки. Интересно, что контакты стали развиваться невероятно быстро как в экономическом, так и в культурном плане. Был ли прогресс в политическом аспекте, вопрос очень спорный…

Но для начала вернемся к образу Рима в глазах русских людей после 1439 года. Возмущение Москвы и низложение Исидора конечно поспособствовало негативным настроениям по отношению к италийским землям, но восприятие Рима и папы, как врага, начал формироваться еще в домонгольскую эпоху после схизмы 1054 года, этому посвящены череда Византийских сочинений, переведенных на русский язык, направленных против латинян, и данный образ окончательно закрепился в XIII веке.

С течением времени образ Рима трансформировался и воспринимался по-разному. Практически одновременно с появлением образа враждебного латинского Рима рождается образ Рима – как центра всего христианства и далеко не везде между двумя его ветвями происходит конфликт.

Еще в источниках флорентийского цикла можно найти сведения, где видно, что русский народ проявляет интерес к римским святыням, которые возводятся в ранг общехристианских.

Так, в сборниках XV-XIX веков была найдена необычная безымянная заметка. После проделанного исследования, мы можем смело предположить, что заметка может быть также написана Симеоном суздальским отдельно от «Хождения» и «Повести», когда Симеон побывал в Риме, отдельно от посольства. Первое предложение: «До града Феррары путь писан напереди», содержит прямую отсылку к другому произведению автора и показывает, что произведение написано отдельно от поездки на собор.

Заметка совсем небольшого объема, но имеет огромное значение. Это первое в русской литературе описание «Вечного города», автор рассказывает о местоположении города, основных увиденных христианских достопримечательностях: Соборы святого Петра и Павла, собор Иоанна Предтечи, крестильницу императора Константина, место казни апостола Павла. Автор очень критически оценивает увиденное, старается подчеркнуть все, что связано с христианством, в конце же – разочаровывается, что некогда богатейший город и его церкви приходят в запустение: «Церкви же в нем были велми велицы и позлащеныи верхи и полаты чюдны. И то все порушилося, запустения ради.»

У русских был особый интерес к данному региону именно по причине тесной связи христианских памятников. Благодаря данной заметке, русский народ мог узнать об этих святынях и сформировать мнение о Риме, как о центре христианской культуры.

Также Исхождение Аврамия Суздальского – источник Флорентийского цикла, повествует нам о том, как православный епископ помещал во Флоренции католические мистерии. Но основанны они были на общехристианских сюжетах и оставили Авраамия в восторге после их просмотра.

Интерес русских путешественников к Римским церквям показывает их признание Рима, как части христианского мира, а это значит, что параллельно с появлением негативного образа латинского Рима во главе с папой возникает Рим, как духовная сущность, которая является вместе с Русью часть общего христианского мира.

§2 Развитие образа

Конечно же, восприятие Рима – как части единого религиозного мира развивалось только сильнее, поскольку после Флорентийской унии мы узнали очень много нового о данном государстве и к нему, не смотря на все изначально негативные настроения, все равно появился интерес.

В период правления Василия III сформировалась концепция «Москва -третий Рим», сама идея – это отдельная тема для исследования, поэтому я рассмотрю только ее основы и связь с образом Рима, как общехристианского центра.

Традиционно, считают, что данную теорию сформулировал в конце 1523 – начале 1524 года старец псковского Спасо-Елеазарового монастыря Филофей. Она была изложена в двух его посланиях: первое, адресованное дьяку Михаилу Григорьевичу Мисюрю-Мунехину, посвящено проблемам летосчисления и астрологии; второе, адресованное великому князю Московскому Василию III — правильному совершению крестного знамения и проблеме распространения мужеложства.

«то есть ромейское царство, два убо рима падоша, а трети стоить, а четвертому не быти» – именно в этих словах старец напрямую излагает свою идею, что Москва станет правопреемницей Константинополя и это будет последний «Рим» – сформировавшийся христианский центр.

На основе посланий Филофея было создано сочинение «Об обидах церкви», где сформулирована доктрина, так называемого в науке «Филофеева цикла». Вся данная тема была подробно изучена и изложена в двух фундаментальных монографиях, положивших начало и конец данной теме: «Старец псковско-Елизаровского монастыря Филофей и его послания» В.Н. Малинина и «Третий Рим» Н.В Синицыной.

По этому сочинению идет много споров, Н.В. Синицына считает, что источником вышеизложенной концепции является послание Мисюрю-Мунехину. М.Б. Плюханова полагает, что концепция вообще не связана с Псковом и берет свое начало еще в XV веке.

В завершении данной главы необходимо сказать о еще одной особенности, которая удерживала связь между Москвой и Римом – это общехристианские памятники Европы и Рима в частности, куда множество православных совершали паломничества: соборы, почитаемые обеими ветвями, мощи апостолов, Святая земля и др.

Главным культом первой трети XVI века стал домик пресвятой Богородицы в итальянском городке Лорето, описываемы в источнике под названием «Русское сказание о Лоретской Богоматери» под редакцией А.И. Кирпичникова. Оригинальный перевод появился в 1528 году, в котором описывается Лоретское святилище -базилика над Санта-Каза – дом, в котором родилась Богородица, чудом перенесенный (спасенный) из палестинских земель, захваченных мусульманами в итальянский городок Лорето.

Сказание построено по принципу легенды, описывается христианская земля, современная Палестина, затем рассказывается как «народ оставил веру в Христа и принял веру в Магомета». Тогда ангелы решили спасти храм Богородицы и перенесли его в италийские земли, позже, когда странники обнаружили его – им явилась сама Богородица.

С тех пор это место стало местом массового паломничества, олицетворением чуда, храм был полностью отстроен и восстановлен. А сказание об этом чуде стало важнейшим источником, содержащим множество полезной для христианской международной общины информации и показывающий вовлеченность русских в западную культуру и ощущая серьезное влияние западной культуры, в особенности влияние Рима, открытое нам браком Ивана III. Участие запада в нашей духовной жизни началось намного раньше XVII века, как это традиционно принято.

Подводя итог, хочется сказать, что XVI век стал переломным для Российской международной политики, так как мы завоевали международный авторитет, о нас стали говорить, как о правопреемнике Византии, имея на то причины, и мы стали себя так ощущать. А образ Рима за полвека очень сильно трансформировался. Изначально русское общество относилось к нему исключительно враждебно, но с течением времени поняли, что он также является частью христианского мира и памятники стали цениться наравне с православным, а после падения Византии образ руси виделся достаточно сильным, чтобы приравнять нас к Риму в качестве приемника центра христианского мира.

Глава 3

Рим – как центр ренессансной культуры

Данная грань образа Рима слегка отличается от двух описанных выше. Она связана не духовно-христианским богатством Рима, а сего культурой и ценностями.

Но если Рим отторгали, как центр латинства и христианства, то с приходом к власти Ивана III Рим стали воспринимать, как центр ренессансной культуры и за вторую половину XV века мы приняли множество итальянских мастеров, архитекторов, ювелиров и других специалистов, приезд которых однозначно продвинул ремесленное дело вперед.

Все эти приглашения случились благодаря увеличению количества посольств в Рим, к которому возрос интерес после впечатлений, полученных участниками похода 1438 года от итальянской архитектуры и эксклюзивных товаров. Например, особенно русских интересовали уникальные ювелирные изделия, сукна, стеклянные изделия, оружие, а итальянцев привлекали русские меха, икра и др.С тех пор началась интенсивна международная торговля, но, конечно же, главным фактором развития контактов и диалога культур стал династический брак Ивана III.

§1 Софья Палеолог

Нет сомнений, Зоя Палеолог (именно так звали Софью) сыграла одну из ключевых ролей в направлениях российской дипломатии второй половины XV века.

Я считаю излишним разбирать биографию Софьи и обстоятельства свадьбы, но стоит сказать о причинах этого брака, поскольку они напрямую связаны с международной политикой Москвы и Святого Престола.

Сама идея союза принадлежит папе римскому Павлу II, в очередной надежде на союз православной и католической церквей для совместного противостояния османам, потрясшим Европу, уничтожив «второй Рим» в 1453 году, а также для усиления своего влияние в данном регионе. Русский государь в свою очередь, овдовел в 1467 году и, предположительно согласился на такой брак для поддержания своего статуса в европейском сообществе.

Однако данный брак не принес папе римскому ожидаемого результата. Русский государь отправлял своих послов исключительно в целях привлечения новых мастеров, о новой «унии», на которую рассчитывал понтифик, ни шло и речи.

Приезд Софьи Палеолог имел для страны, как и положительные, так и отрицательные моменты.

К первой категории относятся вышеописанные итальянские и греческие умельцы, благодаря которым все крупные центры страны, особенно столица, преобразилась до неузнаваемости. Ярчайшим примером является Аристотель Фиорованти – человек, создавший настоящий архитектурный шедевр православной культуры -Успенский собор и участвовавший в реконструкции Московского кремля, стоявшего еще со времен Дмитрия Донского. Он превратил Москву в столицу европейского уровня, что способствовало международному престижу страны, но даже при всех своих заслугах попал в опалу по причине принципиальной разницы духовной культуры двух государств на ментальном уровне. Русские люди относились даже к иностранным мастерам, как к своим холопам, также не позволяли им переходить к другому заказчику, что абсолютно не совпадало с идеологией итальянцев. Подобные конфликты двух абсолютно разных культур очевидно создавали напряженность для дальнейших контактов.

Но тем не менее, слово «фрязин», обозначавшее выходцев из Италии просто укрепилось в русской лексике и нахождение их в стране стало обычным делом, с определенными сложностями, наша страна все -таки приняла данную культуру.

Сама же царевна не пользовалась большой популярностью в кремле, еще с момента обручения многие царские подданные были насторожены этим союзом. Митрополит московский и всея Руси Филипп I был категорически против брака Ивана III с католичкой. Непопулярность Софьи, не могла не повлиять на образ Рима в глазах Русских людей, откуда Софья непосредственно прибыла. Многие считали, что она имеет влияние на политику и были против нахождения латинянки в высших кругах знати. Действительно ли Софья имела влияние на супруга – вопрос дискуссионный, но в этом были уверены многие ее современники, следовательно – это влияло на отношение населения к ней и к ее родине.

Но благодаря связи «царевны» с западным миром Россия получила колоссальное развитие в духовном плане, мы действительно переняли определенную часть ренессансной культуры, по крайней мере к ней появился интерес, в то время как итальянцы считали русских «варварами» с отсутствием культуры, как таковой. Есть версия, что именно от рода Палеологов был перенят символ царской власти – двуглавый орел. В последнее время эта теория сильно оспаривается, но влияние этой династии на русскую культуру второй половины XV века отрицать невозможно.

§2 Развитие контактов с Римом в конце XV века

К концу века значительно активизировались контакты в политической сфере с Римом и другими итальянскими государствами: дипломатические миссии Ралевых в Рим, Венецианскую республику и Миланское герцогство 1488 года, а также контакты с венецианскими представителями Иосфатом Барбаро и Амборджо Кантарини.

Последние в свою очередь сыграли значительную роль в формировании образа Руси на Западе. Кантарини, побывавший в Москве в 1476 году писал о том, что «нашего они не признают и считают, что мы все погибшие люди». Подобные известия под влияниям папства также, как и у нас, формировали на западе образ чуждой им Руси.

Стоит упомянуть о ценном историческом памятнике – грамоте Ивана III папе Александру VI, датируемая 1500 годом, которая отлично сохранилась до наших дней и является редким документальным источником о сношениях Руси с папством. В ней Иван III сообщает папе об отправке к нему двух уполномоченных послов (верительная грамота) с целью договора с новыми мастерами.

Позже, в 1501 году происходит еще одна переписка в которой папа пытается убедить Ивана заключить мир с Литвой, а также вступить в союз против турок.

В своем ответе великий князь дает понять, что русско-литовские отношения не касаются папы римского, и что он готов поддерживать христианство, но не в виде заключения новой унии.

Также на контакт между двумя культурами оказало существенное влияние поведение русских послов в местах их пребывания. Мало кто был знаком с дипломатическим этикетом – возможно, именно это сформировало у европейцев мнение о нашем варварстве. Везде русские требовали к себе особых почестей, даже, где это было совсем неуместно.

Российско-итальянские связи второй половины XV века способствовали духовному развитию страны, но отношение к ней за рубежом было неоднозначным. Вторая половина XV века характеризовалась интенсивным развитием отношений с Римом, но они были весьма напряженные, так как папа римский продолжил попытки усилить свое влияние в регионе. Каждая из стран обрисовывала образ врага, но развитие отношений было необходимо для успешной торговли и культурного сотрудничества.

Также контакты с Римом развивались ввиду заключения династического брака – события, принесшего стране, как пользу, так и вред. Было действительно перенято множество достижений, например в сфере архитектуры, Москва преобразилась благодаря итальянцам до неузнаваемости и мы продолжали приглашать на протяжении всей второй половины XV века новых мастеров, но все таки, поскольку Русь была сильно привязана к своей самобытной культуре, полностью перенять все ценности европейского Ренессанса нам не удолось. Хорошо ли это – вопрос дискуссионный.

§3 Русско – итальянские политические связи в эпоху Василия III

Данный период – время распространения международных контактов России, период, когда русское государство выступает на арене политическое жизни Европы в качестве одного из самых молодых, но сильных участников. С Москвой стараются поддерживать дипломатические отношения почти все европейские правители, в том числе и римский папа. О Руси начинают писать в европейских странах, о ней больше узнают в Европе и ее образ становится более конкретным. Это не может не сказаться на сознании русских людей, поэтому образ Рима выступает не в качестве врага, а в качестве сильного государства, которое уважает твое и готово к сотрудничеству.

С началом итальянских войн в 1494 году и усиления турецкой угрозы союз с Русью нужен был папе римскому, как никогда до этого. Этому свидетельствуют многочисленные дипломатические акты и миссии.

Нашим главным источником будет «Переписка пап с российскими государями в XVI веке», найденная между рукописями в римской Барберинской библиотеке, под редакцией протоирея Ивана (Григоровича) в 1834 году.

В нашем распоряжении четыре грамоты, две из которых написаны папами Львом Х и Климентом VII и две Великим князем Василием III Ивановичем. Общение велось на латинском языке, переведено на русский в вышеуказанной публикации.

В данной переписке папа римскими всеми возможными способами пытается призвать русского правителя заключить союз «против неверных», а также заключить новую церковную унию. Он обещает королевский титул и воспоминает о старых контактах.

Русь становиться ценным союзником, это подтверждает итальянский источник – письмо папе римскому Клименту VII от Альберта Пиггиуса, известного под именем Кампензе. В письме он яро призывает папу заключить союз с Московией, указывая на то, что именно она будет для него самым выгодным союзником.

В ответ на грамоту Климента, Василий Иванович в 1524 году отправляет посольство в Рим, возглавляемое выдающимся дипломатом того времени – Дмитрием Герасимовым. Благодаря его таланту уметь вести переговоры удалось донести до папы, что государь готов «стоять» против неверных, а от предложения вступить в антитурецкую коалицию удалось дипломатически уйти, поскольку ни новая уния, ни война с Османской империей нас не интересовали. Также благодаря Герасимову посольство произвело в Риме хорошее впечатление и продемонстрировало, что русский правитель выступает с дружескими чувствами, что еще больше подняло наш авторитет в западном мире.

Итак, к концу правления Василия III было окончательно подавлено влияние Святого Престола и одновременно мы эффективно сотрудничали с ним в культурной сфере, перенимая знания у самой развитой на тот момент страны Европы. Россия интегрировалась в европейское сообщество и к тому времени Рим потерял свое былое значение, он перестал восприниматься как центр латинства, объединяющий все вокруг себя. Уже не ощущался, как католический враг, поскольку православная Москва смогла встать наравне с ним.

И поскольку Москва уже тогда тоже представлялась общехристианским центром, шел интенсивный культурный обмен с Римом -безусловным культурным центром всего европейского ренессанса, который. Этот диалог культур увы, был не очень равносторонен, поскольку нам мало что удалось дать итальянцам, а после ухода Василия III, контакт начал слабеть, дипломатические миссии со временем совсем прекратились. Хотя возможно тогда бы русская культура смогла бы перенять еще больше знаний.

Заключение

После всей проделанной работы, стало ясно, что причины возникших при контакте с Европой противоречий многогранны и сложны. Присутствует и конфликт религий, и конфликт культур на, практически, ментальном уровне.

За меньше, чем сотню лет произошло столько событий, что представления об Италии изменились с периода, когда о регионе было вообще мало, что известно, до времен, когда Рим стал чуть ли не главным торговым, культурным партнером, а также регионом для постоянного паломничества. После Флорентийской унии русский народ испытывал ненависть к Папе Римскому и ко всему латинскому, а во времена Василия III приезжали молиться в святые места, восхищались итальянскими мастерами и в культурном плане начали интеграцию в западный мир.

Притязания папы на восточные земли его постоянные интриги и настаивание на религиозном союзе спровоцировали российское правительство на ведение жесткой политики. Это позволило получить все преимущества от сотрудничества с Римом, сохранив свою религию, независимость и самобытность, а также заслужить уважение у европейских государств и право самим диктовать условия на политической международной арене. После гибели православной Византии никто не ожидал, что Московская Русь сможет стать таким могущественным государством и показать, что русское православие сильно, как никогда, и стать правопреемницей христианского центра, после гибели Византии, и ослабления Папы.

Мы отвергли Рим латинский, не смогли всецело понять Рим ренессансный, но попытки определенно были и много было оставлено после эпохального брака, и приняли в конце концов Рим общехристианский, сами став частью этого мира, войдя, таким образом, в западное европейское сообщество.


Список используемой литературы:

1. Григорович И. Переписка пап с российскими государями в XVI в., найденная между рукописями в Римской Барбериниевской библиотеке. СПб., 1834.

2. Заметка о Риме // ПЛДР XIV – первая половина XV века. М., 1981.

3. Исхождение Авраамия Суздальского // Литература Древней Руси и XVIII век. (Ученые записки МГПИ, № 363). М., 1970.

4. Казакова Н.А. Первоначальная редакция «Хождения на Флорентийский собор» // ТОДРЛ. Л., 1970. Т. 25.

5. Повесть священноинока Симеона Суждалца, како рисмкий папа Евгений составлял осьмый собор со своими единомысленники // Попов А. Н. Историко-литературный обзор древнерусских полемических сочинений против латинян XI-XV вв. М., 1875.

6. Сказание о домике Богородицы в Лорето // ЧОИДР. 1896. Кн. 3. Отд. II.

7. Слово избранно от святых писаний, еже на латыню // Попов А.Н. Указ. соч.

8. Послания старца Филофея // БЛДР. СПб., 2000. Т. 9.

9. Барбаро и Контарини о России. К истории итало-рус. Связей в XV в. Вступ. статьи, подгот. текста, пер. и коммент. Е.Ч. Скрожинской. Л., 1971.

10. Казакова Н.А. Грамота Ивана III папе Александру VI // Археографический сборник за 1973 г. М., С. 26-28.

11. Казакова Н.А. Дмитрий Герасимов и русско-европейские культурные связи в первой трети XVI в. Л., 1972.

12. Казакова Н.А. Западная Европа в русской письменности XV-XVI вв. Л., 1980.

13. Кучкин В.А. Происхождение русского двуглавого орла. М., 1999.

14. Матасова Т.А. Об образе итальянских государств в Московской Руси в середине XV – первой трети XVI в. // Итальянская идентичность: единство в многообразии. Проблемы итальянистики. Т. 6 М., С. 90-110.

15. Малинин В. Старец Елеазарова монастыря Филофей и его послания. Киев, 1901.

16. Панова Т.Д. Русско-западные связи второй половины XV в. и Зоя Палеолог. // Культура славян и Русь. М., 1998. С. 361-374.

17. Пирлинг П.О. Россия и Россия и папский престол. М., 1912.

18. Плюханова М.Б. Культ Божьей Матери Лорето, его русские параллели и связи // ТОДРЛ. СПб., 2007. Т. 58. С. 669-697.

19. Плюханова М.Б. Проповедь на Торжество Православия и сочинение «Об обидах церкви»: К вопросу об экклезиологических основах учения о третьем Риме // Русская агиография. СПб., 2011.

20. Попов А. Н. Историко-литературный обзор древнерусских полемических сочинений против латинян XI-XV вв. М., 1875.

21. Синицына Н.В. Третий Рим: Истоки и эволюция русской средневековой концепции. М., 1997.

22. Скрижинская В.Ч. Кто были Ралевы, послы Ивана III в Италию: К истории итало-русских связей в XV веке. // Проблемы истории международных отношений. Л., 1972. С. 267-281.

23. Шаркова И.С. Заметки о русско-итальянских отношениях XV – первой трети XVI в. // Средние века В. 34. М., 1971, С. 201-212.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *