Изменения в системе русской ссылки в XVII веке

Автор: О. В. Степанова
Журнал: Известия Пензенского государственного педагогического университета им. В.Г. Белинского

Представленная статья посвящена одной из наиболее распространенной в России форме наказания – ссылке. На Руси ссылка в места, назначенные для отбывания наказания, известна со времен Средневековья. В первые века становления Московского государства ссылке (высылке,опале) чаще всего подвергались реальные или воображаемые политические противники верховной власти; подобному наказанию подлежали и лица, чем-либо неугодные высшим церковным иерархам. С XVI в. к опальным политическим и церковным деятелям применялась ссылка в удаленные монастыри. Ссылка на Север мирян применялась реже (за исключением случаев заточения в отдаленные монастыри).

В Соборном Уложении это наказание применяется лишь несколько раз за кражу и разбой, за самовольный переход из городского состояния в крестьян или холопов, за корчемство или употребление табака, за невнесение судебного дела в книги из корыстной цели. После Уложение применяет ссылки за непредумышленное убийство (1657 г.), за ябедничество (1660 г.), за разбой при отсутствии собственного сознания и прочее. Таким образом, лишь во второй половине XVII в. ссылка становится одним из самых употребляемых видов наказания; в особенности было важно применение ссылки к раскольникам (1685 г.), что привело к колонизации Сибири. Ссылаемые лишь в особых случаях заключались на месте ссылки в тюрьму. Место ссылки в законе не определялось. Несамостоятельность этого вида и недостатки организации заставляли обращаться к другим видам наказаний.

Уже в XVII в. замена средневековых казней и членовредительства изгнанием в отдаленные местности казалась одним из способов колонизации малонаселенного края. Указ 1679 предписывал всех тех преступников, коим следует по закону за их преступление отсечь руки и ноги, «не чиня сей казни, ссылать в Сибирь на пашню с женами и детьми на вечное житье».

В течение нескольких веков ссылка претерпевала разного рода изменения в своей структуре и назначении, что обусловливалось политическими и экономическими задачами, стоящими перед государством.

Особенно широкое развитие ссылка получила в XVII веке. Это объясняется тем, что изменилось отношение государства к институту наказаний. Оно стало преследовать следующие цели:

  1. возмездие, устрашение;
  2. освобождение общества от преступника путем изоляции или выделением его из общей массы, т. е. «чтобы лихих людей вывести»;
  3. извлечение материальных выгод и использование труда преступника в интересах государства.

Первая цель достигалась значительным количеством преступлений, за которые были предусмотрены в законах смертная казнь, увечащие и болезненные наказания, публичность исполнения кары. Вторая -истреблением преступников, обессиливанием и выделением их путем увечий и клеймения, либо лишая их возможности вновь совершить преступление, удалив из отечества. Третья цель достигалась конфискацией имущества,денежными взысканиями,либо извлечением пользы для государства путем эксплуатации его рабочей силы и способностей. Мог использоваться труд подневольный и труд свободный. Однако организация подневольного труда требовала больших затрат со стороны государства. У власти средств на это не было, а потребности в широкомасштабном труде были огромны. Увеличение территории России в XVII веке (Сибирь, южные порубежные земли), освоение этих пространств требовало множество людей и рабочих рук. Для решения этой проблемы государство, совмещая свои интересы и систему наказания, использует свободный труд осужденных преступников. Рост уголовной преступности велик. Вот как характеризуется эта эпоха в работе Н.Д. Сергиевского: «Первое, что должно поражать здесь криминалиста-историка, это громадное количество преступлений против личности -корыстных убийств и разбоев. Проезжая по Оке и Волге, на пути в Персию, в 1636 году Олеарий постоянно встречал плывущие по реке мертвые тела убитых и ограбленных людей. Русские не обращали на них внимания. Еще чаще происходили убийства в Москве и ее окрестностях. Не проходит ночи, по словам Олеария, чтобы на утро не оказалось несколько мертвых тел на улицах. Число убийств увеличивалось по ночам в праздничные дни, так что 40 трупов, поднятые на улицах Москвы утром второго дня масленицы, по словам Олеария, весьма умеренное количество, прежде бывало, замечает он, значительно более. Ночью во время погребения царя, пишет Котошихин, убито больше 100 человек» [5]. Мы видим картину разгула уголовщины, кроме того, следует учитывать значительную долю преступлений, имеющих антифеодальную направленность. Это заставляло государство ужесточать уголовную репрессию, но теперь она применяется по-другому.ВцарствованиеАлексеяМихайловичавласть начинает осознавать, что казнить и увечить преступников невыгодно. Вместо этого государство заставило этих людей работать, используя в качестве наказания ссылку на неосвоенные земли. Отправив осужденного на окраинные земли или в Сибирь, оставив его без средств к существованию, тем самым, заставляя его работать, иначе ему не выжить. В результате государство освобождало основную территорию от преступника, заставляло его трудиться на благо государства на колонизируемых землях, при этом значительно экономило средства за счет отсутствия специальной системы принуждения к труду и государственного содержания арестантов. За счет ссылки территории не только заселялись, но и снабжались рабочими руками, даже шла разработка ее естественных богатств [6]. Труд в ссылке в какой-то степени носил обязательный характер, и ссыльные колодники исполняли те поручения, которые они не могли выполнять как специалисты. Зачастую, ссыльные выступали должностными лицами, а не подневольными тружениками.

Таким образом, ссылка в XVII веке изменила свое содержание. Теперь ссылка-изгнание исчезла. На смену ей пришла ссылка в определенные правительством места, а обширность и удаленность этих мест, необходимость их колонизации, сделала ссылку одной из самых часто применяемых форм наказания. В соответствии с целями, которые государство ставило и решало посредством ссылки, были определены три основных ее вида:

1) Ссылка «в службу». Сосланные «в службу» приверстывались в месте ссылки, в зависимости от вины и прежнего общественного положения, в дети боярские, в дворяне, в стрельцы или казаки конные и пешие или на разные гражданские административно-хозяйственные должности. Так, например, в числе первопоселенцев Пензы к ним относился один сторож съезжей избы и один городской воротник [2].

Ссыльные в своей службе подчинялись общему порядку наравне с обычными служилыми людьми, но с небольшими ограничениями. Во-первых, они не могли быть посланы в Москву. Во-вторых, их перемещение из одного оклада в другой, из города в город, из должности в должность не могли производиться местным начальством без согласия центрального правительства.

Для лиц высших сословий ссылка «в службу» должна была соединяться с разжалованием: боярин мог попасть в дворяне и даже ниже, сын боярский -в казаки и тому подобное. Ссылка нередко соединялась с конфискацией поместий и вотчин.

Исторический материал показывает, что оба эти положения часто нарушались.

Что касается жалования денежного и хлебного, то за исключением нескольких особых случаев, не делалось различия между служилыми людьми из ссыльных и охочих. В большинстве письменных источников нет указания на особое положение ссыльных относительно жалования, изредка встречаются указы на выдачу уменьшенного оклада.

2) Ссылка «в посад» (с припиской жительства в селениях и городах). Данный вид ссылки состоял в приписке ссыльного к посадским тяглым людям того города, который был назначен местом ссылки. Они пользовались теми же правами и несли те же обязанности по отношению к государству как все остальное посадское население. В качестве примера вновь приведем социальный состав Пензы. В «посад» сюда были сосланы люди из разных городов «за воровское денежное дело» [3].

3) Ссылка «на пашню» (для обработки земли и выращивания для казны хлеба). Из этого вида ссылки впоследствии развилась ссылка на поселение. Ссыльные «на пашню» или «в пашенные крестьяне» направлялись чаще всего в Сибирь. Иногда встречается в памятниках упоминание ссылки крестьян на «вечное житье» в «украинные города», без указания какой род ссылки назначен, вероятнее всего, крестьяне шли «на пашню» не только в Сибирь, но и на другие окраины. Ссыльным «пашенным людям» отводилась земля и выдавалась из казны ссуда на первоначальное обзаведение: деньгами, сельскохозяйственными орудиями, скотом и хлебом. Благосостояние ссыльных «пашенных крестьян», прикрепление их к новому месту жительства, производительность их труда находились в зависимости от семейного положения ссыльного. Холостому человеку было трудно без помощницы обзаводиться хозяйством, одинокий, бездомный человек всегда был более склонен уйти «на старину», то есть сбежать, поискать счастья и удачи в другом месте. Поэтому правительству было необходимо женить такого холостого ссыльного, но русских женщин в Сибири было мало, а у старожильцев дочери предпочитали не вступать в брак со ссыльными. Правительство в этом вопросе шло на достаточно крутые меры, не только ограничивало ссылку холостых, но и просто предписывало «старым пашенным крестьянам дочерей своих и племянниц отдавать замуж за ссыльных холостых людей, за пашенных крестьян, дабы тем ссыльных людей от побегу унять и укрепить», – говорится в царской грамоте по этому поводу. За ослушание же и за «упрямство» предписывалось «иметь на них пеню большую» [1].

Кроме обыкновенной ссылки «на пашню», в памятнике отмечен еще один вид ссылки, правда, применялся он достаточно редко,-тоже ссылка «на пашню», но не в качестве крестьянина-поселенца, а в качестве подневольного сельского работника, ссыльному не предоставлялосьправоорганизовыватьсамостоятельное хозяйство. Именно таким образом подьячих, виновных в красноярских беспорядках в конце XVII века, велено по отсечению пальцев на руках, «чтобы впредь к письму были непотребны», «отдать в пашенную работу мужикам по смерть и велеть им себя питать работой земляною и скотопаством» [4]. Подьячий мог не годиться ни в стрелецкую, ни в казачью службу, а к заведению самостоятельного сельского хозяйства был не способен, поэтому он отдавался «в работу пашенным мужикам по смерть». Государство из него даже таким образом продолжало извлекать пользу.

Подводя итоги, можно сказать, что все виды ссылки, используемые до XVIII века, имели общую характерную черту – по прибытии на место наказания ссыльный получал определенный гражданский статус, который соответствовал его способностям. При такой форме ссылки человек приносил пользу государству, извлекая определенную выгоду для себя. Если преступление было случайным, он мог начать все сначала на новом месте, где не было свидетелей его вины, и никто не знал о его прошлом. В том случае, когда правонарушение становилось для человека ремеслом, отдаленность, пустынность и малонаселенность мест ссылки значительно затрудняли возврат к преступному промыслу. Необходимость прокормиться и выжить служила для него лучшим побуждением заниматься полезным трудом, указанным государством. Конечно, государство не заботилось об исправлении преступника. Цель была проста – поставить его в положение, наиболее полезное для интересов власти.

Один из основных интересов государства в этот период – укрепление границ и колонизация присоединенных новых земель. На это были направлены все государственные усилия, в том числе использование труда ссыльных преступников. Конечно, работать на государство заставляла преступников крайняя нужда и экстремальное положение, в которое они были поставлены. Сосланные представляли для государства «материал» не совсем доброкачественный для формирования корпуса служилых людей, но при бедности наличия последних государство не обращало на это внимания. Центральное правительство шло в этом отношении даже дальше и запрещало сибирским воеводам приверстывать в места ссылки «вольных», «охочих» людей, если были в запасе ссыльные. Человек, попав в ссылку, не только оставался гражданином, но и извлекал из этого положения материальную выгоду для себя и своей семьи: получая на службе государево жалование; в посаде, занимаясь ремеслом и торговлей; на пашне – земледелием. Государство на него не тратило ничего, он же при побеге терял источник дохода и пропитания, наказывая, прежде всего, себя, не нанося материального ущерба государству. Поэтому при скудности государственных доходов и масштабности задач, стоявших перед Московским государством, такая система была целесообразна.

Но уже в XVII веке стали проявляться отрицательные стороны колонизационной ссылки. Так, «пашенные люди», промотав выданные им деньги, толпами бежали «в старину» или же, собравшись станицами или ватагами, чинили по рекам, дорогам «разорение и могучую смуту», а при случае не стеснялись грабить и царскую казну. Безусловно,их было значительно больше, такая несовершенная форма наказания просто их не могла не иметь. Одной из них было прикрепление ссыльных к месту ссылки. Цель «чтобы однолично всякий ссыльный у того дела был и в том месте жил, где кому и у какого дела быть велено, и бежать бы на сторону не мыслил», к сожалению, были только, словами грамоты, в реальности же в XVII веке далеко не всегда достигалась. Несмотря на все жесткие и строгие запретительные меры, множество ссыльных «своими трудами питаться не хотят»; «только того и усматривают, что своровать»; «за промысел никакой не принимаются»; «свои статки и заводы пропивают» и «бегут в старину». Такими формулировками пестрят источники. Ловили беглых на Верхотурье, по другим дорогам и в самой Москве; били кнутом, резали уши, казнили. Указом 1698 года вводится суровая мера – клеймение городовыми клеймами всех тех ссыльных, которые обнаруживают дурное поведение в месте ссылки. Однако все это не прекращало побегов и «воровства».

Во 2-й половине XVII и в начале XVIII в. ссылка стала применяться весьма широко. Новоуказные статьи 1669, указы 1653, 1660, 1663, 1681, а также правовые установления, принятые в царствование Петра Великого, такое наказание нередко назначали даже за мелкие правонарушения, например, за неосторожное обращение с огнем, попрошайничество, за стрельбу из ружей в городах и т. д. Ссылка по-прежнему практиковалась и как политическая мера. Она была применена к участникам Псковского бунта 1650 г., Медного бунта 1662 г., к сообщникам Степана Разина и т. д. После церковных нововведений патриарха Никона в Сибирь и на Европейский Север насильно отправляли многих старообрядцев ,особенно расколоучителей ( например, протопопа Аввакума). Ссылка нередко являлась заменяющим наказанием при помиловании. Ссыльные направлялись не только в Сибирь, но и во все те местности, где чувствовалась наибольшая потребность в рабочих руках, – «в службу», «в посад», «на пашню». Проворовавшихся приказных или судейских чиновников отправляли на государственную службу в города и остроги северных и восточных земель. Ссыльных крестьян обычно наделяли землей и давали ссуду на обзаведение хозяйством. Чаще всего наказанного ссылкой сопровождала его семья. лишь в редких случаях преступники заключались на месте ссылки в тюрьмы. Таким образом, принуждение сводилось к тому, что провинившихся обязывали жить в конкретных местностях и выполнять определенные работы. В остальном права ссыльных (в т.ч. сословные права) сохранялись.

Использование каторжного подневольного труда вошло в российскую пенитенциарную практику только к концу XVII в.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Акты исторические. Т. 4. №а 27. С. 60. Грамота Кузнецкому воеводе 1648 года.

2. Мясников Г.В. Город-крепость Пенза-Саратов, 1989. С. 142.

3. Мясников Г.В. Указ. Соч. С. 142.

4. Памятники Сибирской истории XVIII в. СПб., 1882. № 9. С. 38. Указ 1700 года.

5. СергиевскийН.Д.Наказание в русском праве XVII века. СПб., 1887. С.55.

6. Таганцев Н.С. Русское уголовное право (лекции): Часть общая. М., 1999. С. 198-199.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *