Чебоксарский град (Веда Суар) в XVI-XVII столетиях

Elemis SHEIN Many GEOs

Автор: Назарова И.В.
Журнал: Известия Казанского государственного архитектурно-строительного университета 2014

Морфология города Чебоксар восходит к XIII веку. Согласно археологическим данным, на месте Чебоксар размещался булгарский город Веда Суар, возникший на рубеже XIII-XIV столетий. Кроме того, предшествующее городу поселение в данной области датируется X-XI вв. [1]. Графические источники Фра-Мауро 1459 г. в виде карты для португальского короля Альфонса V также изображают на месте Чебоксар город с названием Веда Суар. Более ранние карты венецианцев Франциска и Доминика Пицигани 1367 г. и третья карта атласа Каталинского 1375 г. показывают здесь же город без указания названия [2]. По сему, возникновение Чебоксар определяется задолго до его упоминания в русских летописях в 1371 и 1469 гг. Так, описывая княжеское путешествие Дмитрия Иоанновича в орду к Мамаю в 1371 г., источники гласят: «ночевали на Чебоксаре, а отъ Чебоксара шли день и ночь и пришли подъ Казань на ранней заре». Позднее, в 1557 г, Чебоксары («Шубар-Кар» – город «шубашов» или суваров) описываются в виде новой русской крепости, возведённой на месте прежнего укреплённого града [3, с. 44; 4].

Город Чебоксары XVI-XVII столетий принадлежал к многочисленному числу крепостей Московского государства, возведённых для освоения и закрепления присоединённых территорий. Поэтому целесообразно рассмотрение средневекового Чебоксарского города в качестве оборонительно-крепостного комплекса. Для достижения данной цели необходимо выявить основные объёмно-планировочные, композиционные и конструктивные принципы возведения града в контексте историко-архитектурных, археологических и архивных источников.

В рассматриваемый период, государственное оборонительное строительство контролировалось специальным органом управления – Пушкарским приказом, разрабатывающим образцы городов-крепостей для закладки и сооружения в ограниченные сроки [5]. Подобным образом возникла и Чебоксарская крепость в 1555 году, когда по поручению Ивана IV архиепископ Казанский и Свияжский Гурий в присутствии чебоксарских воевод и горожан освятили место и окропили планировочные границы будущего города [6]. Данная система закладки русских городов, известная на Руси с IX века, описана в богослужебной книге (требнике) Петра Могилы 1646 г. [7]. По «закону градскому» план города первоначально разбивался на земле по чертежу, а затем освящался, намечались места городских укреплений, храмов, селитебные территории, расположение мостов и траектория дорог [8].

В эпоху XVI-XVII столетий Чебоксарский град принадлежал к «Казанскому разряду». Под «Казанским разрядом» подразумевалась совокупность городов и пригородов, приписанных к Казани в военно-стратегическом отношении. Помимо Чебоксар в ХVI-ХVII вв. к разряду относились Астраханский и Нижегородский кремли, крепости Васильсурск, Козьмодемьянск, Свияжск, Тетюши, Лаишев, Алатырь, Арзамас, Курмыш, Кокшайск, Алат, Арск, Цивильск, Царевосанчурск, Царевококшайск, Уржум, Малмыж, Яранск, Ядрин и другие. Оборонительную силу данных городов мог применить Казанский край при необходимости [9].

Бытие Чебоксар и других крепостей Казанского края подчинялось военной регламентации. Каждый город имел своего воеводу – «наместника Ивана IV». «Наместники царя» подчинялись «Приказу Казанского дворца» – центральному правительственному учреждению в Москве, ведавшему Казанский край от Нижнего Новгорода до Астрахани. «Приказ Казанского дворца» осуществлял разрядное (военно-организационное), административное, финансовое и судебное управление подведомственной ему территории [10]. В наказе чебоксарскому воеводе 1613 г. говорилось об организации сторожевой службы в городе и остроге: «…Да и то б ему смотрити и беречи накрепко, чтобы на городе и на остроге в день и в нощчь бес караула не было» [11, с. 29]. Одновременно в обязанности служащих входила защита слободских территорий и ближайших засечных линий.

Территориальное зонирование Чебоксарского комплекса на крепость, посад и слободы являлось традиционным для крепостных комплексов Московского государства и соответствовало сословной дифференциации населения. В крепости проживали служилые дворяне (дети боярские) и стрельцы, свободные от податей, но обязанные военной службой. В «Росписи служилым людям по области Казанского дворца на 7146 (1637) г.» в Чебоксарах указываются 47 «дворян и детей боярских» [12]. На посадской и слободской территории преимущественно размещались поселения крестьян, ремесленников и местного населения (татарское слободское поселение), прикреплённые к тяглу – казённым платежам и натуральным повинностям [13, 14].

Расположение крепости на правом берегу р. Волги являлось стратегическим на пути от Нижнего Новгорода до Казани. Топография местности была схожа с формой кадки, что обусловило размещение значительной части города на трёх возвышенных местах, а меньшей – в низменности [3, с. 44]. Анализируя планы Чебоксар 1789 и 1796 гг., сохраняющих планировочные основы прежних столетий, можно сказать о траектории былых крепостных стен соответственно топографической ситуации. Северные стены города располагались по направлению Волги, восточные – по направлению небольшой реки Чебоксарки, разделяющей город и посад. Южные и западные крепостные укрепления, равным образом соответствовали топонимике рельефа, образуя нерегулярную конфигурацию плана. Нерегулярность проявлялась и во внутренней планировочной структуре крепости. План 1789 г. сохраняет неупорядоченное расположение кварталов различной формы, разделённых улицами произвольной траектории. Прослеживается концентрация планировочных зон у церковных кварталов. Сообразуя графические и исторические источники, «Атлас городов наместничества Казанского» отображает преобладающие церковные зоны Введенского собора, Покровской и Благовещенской церквей второй половины XVII века, построенных на территории крепости. Посад ХVI-ХVII столетий включал Троицкий, Геронтьевский и Николаевский монастыри [3, с. 45-47, 49]. Помимо культовых территорий, в Чебоксарском граде размещались зоны двора воеводы, приказной избы, казны, тюрьмы, аманатного двора для заложников, домов дворян, приказных служителей и стрельцов [15]. Имеются сведения о наличии 36 дворов в одной из слобод Чебоксар [11, с. 267]. Вероятно, это признаки порядковой системы во внутренней планировочной структуре Чебоксарского комплекса, при которой дворовые участки разбивались по «длиннику и поперечнику». Данная система порядковой (рядовой) планировки активно применялась в русских городах-крепостях ХVI-ХVII вв. Порядковая планировка указанного периода не обладала регулярностью, но имела элементы «упорядоченности и правильности» [16, с. 216; 11, с. 254]. Согласно археологическим исследованиям, посадские дворы Чебоксар имели незначительные размеры, в среднем 16 х 10 метров. Основные жилые постройки дворов располагались ближе к улице, тогда как хозяйственные строения находились в глубине участка. Деревянный частокол межевал соседствующие дворовые территории, вместе с тем разделяя дворовую и уличную зоны [17]. Подобное дворовое зонирование являлось характерным для военных, ремесленных и монастырских дворов в русских городах-крепостях рассматриваемого периода.

Наряду с этим, на гравюре Н. Витсена 1682 г. в пространственном восприятии Чебоксарского града доминируют деревянные крепостные стены и башни, множество деревянных церквей с шатровыми и луковичными завершениями, композиционно взаимодействующих с формами оборонительных башен (рис.). Небольшие деревянные постройки отображены во всех зонах Чебоксар, как в структуре крепостного ядра, так и на посадских территориях. Как правило, данные постройки несли жилую, хозяйственную или осадную функции. Осадные клети являлись неотъемлемой частью застройки средневековых русских крепостей, представлявших собой невысокие срубы, размещённых вплотную друг к другу. Клети не входили в структуру дворовых территорий, так как заселялись только при осаде городов [16, с. 263, 264]. Такое изобилие небольших построек не нарушало архитектоники города, организованной по принципу построения культовых доминант в центре и во фланкирующих частях крепости. К центральной зоне тяготеет огороженное деревянными стенами пространство внутри города. Возможно, гравюра отобразила воеводский двор, где располагалась приказная изба – местное государственное учреждение. При этом топографическое положение крепости обусловило расположение композиционных вертикалей в виде крепостных башен и церквей на возвышенности и в низине, недалеко от рек Волги и Чебоксарки. Поблизости рек располагались и посадские монастыри с обительскими стенами и церквями, формируя первый композиционный план на пути к укреплённому городу. Нужно заметить, что вотчинные Чебоксарские монастыри (Троицкий, Геронтьевский -Преображенский) взаимодействовали с «Приказом Казанского дворца», выполняя военные обязанности по строительству укреплений [18].

Чебоксары в 1682 г. Гравюра из книги голландского путешественника Н. Витсена

Чебоксары в 1682 г. Гравюра из книги голландского путешественника Н. Витсена

SHEIN Many GEOs Читай-город

Затрагивая вопрос крепостных укреплений Чебоксарского комплекса, указанное изображение XVII столетия воспроизводит крепостные деревянные стены в виде «тарас». «Тарасная» конструкция, активно применявшаяся в оборонительном строительстве Московского государства, представляла собой две параллельно рубленые стены, соединённые с определённым шагом поперечными стенами. Образующиеся клети заполнялись землёй и камнями. Толщина стен составляла от одной до трёх саженей, высота разнилась, но не была менее одной сажени (древнерусская мерная маховая сажень составляла 176,4 см, косая сажень 216 см). Перекрывались «тарасы» двускатной стропильной кровлей [19]. Кроме того, в структуре Чебоксарского оплота прослеживается многогранная конструкция деревянных башен. Судя по всему, большинство «вежей» – башен имели шесть или восемь граней венцового строения, тогда как проездная башня на холме обладала четырёхгранной конфигурацией. Венцом, получившим развитие в многогранных формах, являлся четверик из горизонтально уложенных брёвен, связанных по углам врубками. Венцы большинства башен запечатлены с «обламными» выносами, шатрами и дозорными вышками -«смотрильнями». Так называемые «обламы» располагались в верхних выступающих ярусах башен, выполняя дополнительную оборонительную функцию «подошвенного боя» у стен башен и крепости. Для этого в стене и полу обламов прорезались бойницы (стрельницы) [20]. Защитная функция крепости усиливалась и благодаря выступающему положению самих башен относительно линии городовых стен.

Тем самым, топографическое расположение, планировочное, композиционное и конструктивное построение Чебоксарского града XVI-XVII столетий отвечали, прежде всего, фортификационным требованиям этого периода – времени, где город и крепость имели тождественные понятия.

Результаты исследования актуальны в реставрационной и реконструктивной деятельности, направленной на сохранение и восстановление историко-архитектурного наследия Волго-Камья.


Список библиографических ссылок

1. Смолин Е.А. Василий Филиппович Каховский – историк, археолог, этнограф Среднего Пополжья второй половины XX века // Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата исторических наук. – Саранск: Чуваш. гос. пед. ун-т им. И.Я. Яковлева, 2011. – С. 11, 21.

Domino's Pizza

2. Николаев В.В. История чувашей. Атлас. Древняя эпоха. – Чебоксары: Фонд историко-культурологических исследований им. К.В. Иванова, 2007. – С. 76, 77.

3. Приволжские города и селения в Казанской губернии. – Казань: Издание Казанского губернского статистического комитета, 1892. – 202 с.

4. Марр Н.Я. Чуваши – яфетиды на Волге. – Чебоксары: Чувашское государственное издательство, 1926. – С. 68-72.

5. Пилявский В.И., Тиц А.А., Ушаков Ю.С. История русской архитектуры. -Ленинград: Изд-во Стройиздат, 1984. – С. 195.

6. Чувашия. URL:http://gov.cap.ru/hierarhy_cap.asp. page /2123/2271/32483761/3766 (дата обращения: 05.08.2014).

7. Могила П. Эвхологион или молитвослов или требник. – Киев: Киево-Печерская тип., 1646. – Л. 174.

8. Алфёрова Г.В. К вопросу о строительстве городов в Московском государстве XVI-XVII вв. // Архитектурное наследство. – М.: НИИТИАГ РААСН, 1980, № 28. – С. 23, 24.

9. Загоскин Н.П. Спутник по Казани. – Казань: Типолитография Императорского университета, 1895. – С. 164-165.

10. Ермолаев И.П. Среднее Поволжье во второй половине XVI-XVII вв. – Казань: Издательство Казанского университета, 1982. – С. 58.

11. Зорин А.Н. Города и посады дореволюционного Поволжья. – Казань: Издательство Казанского университета, 2001. – 704 с.

12. Порфирьев С.И. Роспись служилым людям по области Казанского дворца на 7146 (1637) г. – Казань: Типография Имп. Ун-та ИОАИЭ, 1912, т. XXVIII, вып. 4-5.

13. Ключевский В.О. Сочинения. – М.: Изд-во соц-эк лит, 1959, Т. 6. – С. 418.

14. Димитриев В.Д. Чувашия в эпоху феодализма. – Чебоксары: Чуваш. кн. изд-во, 1986. – С. 91, 98, 106.

15. Чебоксар – город Золотой орды. URL:http:// archeologia.narod.ru/chebok.htm (дата обращения: 08.08.2014).

16. Гуляницкий Н.Ф. История русского градостроительства X-XV веков. – М.: Изд-во Стройиздат, 1993. – 392 с.

17. Краснов Ю.А., Каховский В.Ф. Средневековые Чебоксары. Материалы Чебоксарской экспедиции 1969-1973 гг. – М.: Издательство «Наука», 1978. – С. 23, 70, 72, 76.

18. Чибис А. А. Монастыри Правобережья Казанской земли во второй половине XVI-первой половине XVIII веков: функционирование, землевладение и хозяйство // Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата исторических наук. – Чебоксары: ЧГУ им. И.Н. Ульянова, 2011. – С. 15, 20.

19. Красовский М.В. Энциклопедия русской архитектуры. Деревянное зодчество. -СПб: Изд-во Сатисъ, 2005. – С. 102.

20. Назарова И.В. Архитектурно-пространственная организация оборонительно-крепостных комплексов Волго-Камья середины XVI-XVII вв. // Диссертация на соискание учёной степени кандидата архитектуры. – Казань: КГАСУ, 2009. – С. 53-55.

Читай-город

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *