Аптекарский приказ первый орган управления медицинским делом в Русском государстве в XVI начале XVIII века

Коротеева Наталья Николаевна

Вестник Тюменского государственного университета. Социально-экономические и правовые исследования. Выпуск № 2 / 2011

Объединение в конце XIV в. русских княжеств под властью Москвы, которая уже в XV в. становится столицей русского государства, имело решающее значение для хозяйственного и культурного развития страны. С возникновением Московского государства и с образованием государственного и торгового центра в Москве, вместе с общим подъемом страны начинается становление государственной медицины и лекарствоведения.

Развитие торговли и внешних сношений с зарубежными странами способствовало появлению на Руси иностранных специалистов, в том числе врачей и аптекарей. Иностранные аптекари и врачи занимались лечением в первую очередь царской семьи и бояр. С их появлением при царском дворе должна быть организована и аптека, в которой была готовились и проверялись на предмет качества различные лекарственные формы. Организация первой аптеки на Руси связана с именем английского аптекаря Джеймса Френчема, прибывшего в Москву в 1581 г. с группой доктора Роберта Джекоба. В сопроводительном письме английской королевы Елизаветы Ивану Грозному речь идет о нескольких аптекарях: «… посылаю тебе аптекарей и барберов, людей также честных и знающих» [1; 409]. О том, что в это время при дворе находилась группа аптекарей, свидетельствует другое письмо английской королевы русскому царю. В 1583 г. она обратилась к Ивану IV с просьбой о разрешении Френчему выехать обратно в Англию, мотивируя возможность его отъезда тем, «что у Твоего Величества есть иные аптекари, которым мочно верить в Твоих потребных делах.» [1; 435]. В 1602 г. Джеймс Френчем вновь вернулся в Россию и привез с собой большой набор медикаментов из 207 наименований (в основном лекарственные растения зарубежной флоры) для уже существовавшей аптеки. Таким образом, 1581 год считается годом появления первой аптеки, которую называли «государевой», поскольку обслуживала она только членов царской семьи. Профессор Томского университета Н.Я. Новомбергский описывает царскую аптеку следующим образом: «Аптека, устроенная Френчемом, имела очень ограниченный круг операций: она была предназначена только для нужд царского двора, за пределами которого продолжительное время не имела влияния. Это была в строгом смысле закрытая придворная аптека» [3; 83].

С организацией царской аптеки появилась необходимость в создании контролирующего органа, координирующего организацию работы и снабжение аптеки. Таким органом управления стал Аптекарский Приказ. Точная дата его создания неизвестна. Ряд историков (В. Рихтер, Г. Успенский) предполагали датой его учреждения 1620 год. По мнению других (Н. Новомбергский, Н. Лихачев), Аптекарский Приказ был организован во время царствования Ивана Грозного, когда и сформировалась большая часть постоянно действовавших приказов. При этом они ссылаются на свидетельство писцовых книг Вяземского уезда с 1594 по 1595 гг., в которых речь идет об имении, которое «преж того было за Дмитрием за Михайловым сыном Быкова, а осталось за мерой Обтекарского Приказу у подъячего у Никифора Гаврилова» [4; 81]. Известно также и о существовании при царском дворе в 1600 г. должности «Аптечного боярина, главного начальника Медиков и Аптекарей» [5; 48]. Анализ исторических источников позволяет сделать предположение, что Аптекарский Приказ был организован примерно тогда, когда и появилась первая официальная «царская» аптека в 1581 г., или несколько позднее.

Аптекарский Приказ стал высшим административным центром, ведавшим всеми медицинскими делами Московского государства. Его создание стало следствием укрепления и развития русской государственности, а также логическим продолжением традиций русской самобытной медицины. На начальном этапе своего существования Аптекарский Приказ являлся посредником между царской аптекой и Приказом Большого Дворца. Об этом свидетельствует первая запись в делах Аптекарского Приказа, сохранившихся до настоящего времени: «Лета 7138 г. [1629] Октября в 2 день. По Государеву указу Окольничему князю Олексею Михайлавичу Львову да дьякам велели им дата в Обтекарский приказ десять кадей дубовых добрых на ягоды мозжевельные в чем квасить да в ягоды мозжевельные десять ведр дрож-дей пивных да в вотку ретешную сто редек да в вотку хреновую пол осмины хрену да в корень же девясил на прибавку шесть гривенок патоки…» [6; 1-2]. Но с годами возрастает самостоятельность Аптекарского Приказа в обеспечении царской аптеки. Об этом также свидетельствуют документы: в челобитной доктора Валентина Билса от февраля 1630 г. с просьбой о предоставлении ему транспорта для перевозки аптечной посуды, прибывшей из Стокгольма в Ладогу, стоит уже резолюция боярина Аптекарского Приказа, а не Приказа Большого Дворца [7; 1].

Соответственно расширяются функции Аптекарского приказа: руководство аптечным делом; сбор лекарственного сырья; приглашение на службу к цар-
скому двору иноземных специалистов (совместно с Посольским приказом), контроль за их оплатой; подготовка и распределение врачей по должностям; проверка «дохтурских сказок» (историй болезней); снабжение медикаментами войск; карантинные меры; судебное освидетельствование; собирание и хранение медицинских книг; заготовка и продажа водки, вина, пива, меда; с 1654 г. — подготовка российских лекарей.

По мере расширения функций и обязанностей Аптекарского Приказа расширяется и его штат. Если в 1631 г. в нем служили 12 специалистов, из них
1 аптекарь [8; 1-2], то в 1673 г. — 42 специалиста, из них 3 аптекаря [9; 1-3], а в 1681 г. — более 80 специалистов, из них 4 аптекаря [10; 1-3]. Среди служащих преобладали иностранцы. Но управление приказом осуществляли русские бояре из числа наиболее образованных и приближенных к царю. При Федоре Иоанновиче — Борис Годунов, царский шурин и будущий царь, при Борисе Годунове — его родственник Семен Годунов. Начальниками Аптекарского приказа в разные годы были Ф.И. Шереметев, И.Б. Черкасский, Б.И. Морозов, И.Д. Милославский, А.С. Матвеев, Н.И. Одоевский, Я.Н. Одоевский. Служащие приказа назначались и увольнялись по именному указу царя на основании челобитных, подаваемых на его имя. Иностранные специалисты прибывали по приглашению и разрешению царя. Их дипломы и рекомендательные письма проверялись в Аптекарском Приказе, а затем они сдавали экзамен и приводились к присяге. В делах Аптекарского Приказа сохранились документы об экзамене французского аптекаря Филиппа Бриота. Экзаменовал его доктор Артемий Дий, ранее состоявший на службе у английского короля. Во время экзамена аптекарю было задано 23 вопроса по аптечному делу и технологии изготовления лекарств и, помимо этого, 22 вопроса по лекарскому искусству [11; 2-3]. Аптекарский Приказ с большой осторожностью относился к выбору иностранных аптекарей. Без хороших рекомендаций и дипломов об образовании они не допускались к экзамену и, соответственно, до практической работы. Что касается вышеназванного Филиппа Бриота, то он представил от «английского короля Карла свидетельную грамоту, данную в 1630 году, доказательства о знаниях» [11; 1].

Каждый акт аптекарской деятельности в Аптекарском приказе заносился в протокол, а рецепт — в особые записные книги. Таким образом, происходило становление аптекарского контроля и учета.

Аптекарский Приказ, начиная с 1631-1632 гг. (война с Польшей за Смоленск), обеспечивал русскую армию медикаментами. Исторические источники не содержат сведений о регулярном медицинском снабжении армии до этого времени, что позволяет сделать вывод о том, что оно просто не существовало. В исследуемый период становления фармации происходит поиск рациональных форм лекарственного обслуживания воинских частей.

Преобразования русской армии в эти годы коснулись и постановки медицинского обслуживания войск. С этого времени Аптекарский Приказ осуществлял снабжение всех воинских подразделений лекарственными средствами и распределение их по полкам. Вначале медикаменты выдавались полковым лекарям за плату, которую они компенсировали взиманием с раненых и больных платы за услуги: «По государеву указу дано из государевы аптекарские
казны на службу лекарем Тобиюсова полку Ивану Шлюцу да Валентинова полку Росдармова Немчину Ивану Генику два сундука, а в них обтекарских всяких лекарств и снастей барберских на сто на один рубль на три алтына с деньгой а те деньги указал государь на них взятии на три срока…»[6; 106]. Для доступности лекарственной помощи раненым выдавалось денежное пособие «на лечбы ран и зелье» [6; 107]. Военными лекарями, до организации школы Аптекарского Приказа, были крепостные мальчики, выучившиеся медицинскому «ремеслу» у проживавших в Москве иностранных специалистов [12; 166].

В 1654 г. при Аптекарском приказе была открыта первая медицинская школа, в которую зачислили 38 учеников из стрелецких детей [13; 1]. Ученики изучали хирургию, медицинскую ботанику, практическую фармацию, фармакологию, анатомию. Обучение было рассчитано на 5 лет. На 4-м году ученики прикомандировывались к специалистам Аптекарского приказа для прохождения практики.

Аптекарский Приказ выступал в роли арбитра при решении вопросов о пригодности к военной службе рекрутов и лиц, получивших тяжелые ранения: «в Оптекарском приказе увечного стрельца Ивашку Томилина осмотреть и лекарей допросить: мочьноль ему великого Государя службу служить.» [14; 1]. Введение военно-медицинской экспертизы способствовало укреплению дисциплины в русской армии.

Аптекарский Приказ принимал участие в разработке противоэпидемических мероприятий: организации карантинных застав, рекомендации по вопросам борьбы со вспышками эпидемий, проведение судебно-медицинской экспертизы трав и кореньев, отбираемых у знахарей.

Аптекарский приказ занимался приобретением и хранением медицинской литературы. Его библиотека пополнялась из разных источников. В 1670 г. для закупки медицинской литературы в Англию был послан аптекарь Роман Би-ниан, в 1678 г. — лекарь Горстен. Книги передавались из других приказов и из частных коллекций. Переводчики Аптекарского приказа переводили иностранную медицинскую литературу на русский язык: в 1658 г. Епифаний Славенецкий осуществил перевод на русский язык книги А. Везалия «О строении человеческого тела» (1543 г.), в 1662 г. Христофор Синарадцкий впервые перевел фармакопею.

Основной литературой Аптекарского приказа были рукописные русские травники, вертограды, зелейники, врачебники. Среди них следует отметить наиболее известные: «Изборник» великого князя Святослава, написанный в 1073 г. в Киеве, «Лечебник Строгановских лекарств» Кайбошева, написанный в XV в., «Глаголещая сия книга лекарская — травник здешних и тамошних зелей польского края с латинского языка о римских мастеров переведена пану-воеводе Троицкому, а с польского языка переведена на русский язык повелением Фомы Афанасьевича Бутурлина в лето 1588 г.», «Книга, глаголемая прохладный вертоград, избранная из многих мудрецов о различных врачебных вещах, ко здравию человеческому пристоящих», «Травник тамошней и здешней зелени», написанные в XVII в. Эти рукописи представляли своеобразную медицинскую энциклопедию, поскольку в них приводились как описания растений и живот-
ных, так и прописи для лечения разных болезней. Таких лечебников в библиотеке приказа было около 300.

Интересны приводимые в рукописях рецепты: «Коли рана опухнет или огнь в ней, возьми пучья тополева, сиречь осокорь, да сала ветчины немного, да все то свари в вине старом, да выгнети из того гораздл сквозь плат сколько того будет, да опять разогрей, да сколько того будет и ты столько же приложи белил, да смешай гораздо, чтобы простыло, да что ся остынет пучья того вы-гнетенного и ты из того доспей иную масть, взем то пучье выгнетенное, вложи в горнец, да вложи к тому сала ветчины, да мозгу свиного, да бобкова масла и льняного масла, да все то растопи вместе, да примешай тут же кино-варю, того для клади, чтоб не знати с чего делана» [15; 32]. Внимания заслуживает последняя приписка в рецепте: «того для клади, чтоб не знати с чего делана». Это правило твердо усвоено всеми изобретателями панацей и применяется ими по сей день.

Аптекарский Приказ, имевший достаточно большую медицинскую библиотеку, препятствовал несанкционированному распространению медицинских знаний, преследуя обладателей лечебников. В 1676 г. боярин Матвеев был обвинен лекарем Берловым в чернокнижии. Уликой послужила найденная у него тетрадка, в которой «писаны приемы от всяких болезней и подмечены те статьи словами циферными для прописки лекарств» [16; 1]. В результате Матвеев был выслан в монастырь с конфискацией имущества. По другому аналогичному делу было постановлено: «Подъячего Карпушку Тараканова за заговорные письма, которые он списывал из лечебника у подъячего у Якушки Штуки, и тот лечебник отдал Мишке Свашевскому, да за заговор от трясовицы бить кнутом и сослать в Астрахань на вечное житье, а лечебник с заговорными письмами и заговор от трясовицы сжечь» [17; 3]. Этот факт свидетельствует об использовании в данный исторический период заговоров и заклинаний для лечения болезней. В функции же Аптекарского Приказа входило «отвращение всяких чар и злой порчи» [18; 2].

Расходы Аптекарского Приказа покрывались за счет средств других приказов — Приказа Большого Дворца, Большой Казны, Сибирского приказа и др., а также за счет собственных средств (доходы от аптек и от приписанных к приказу сел и деревень).

В 1690 г. был издан указ царей Ивана и Петра Алексеевичей «Об улучшении постановки аптечного и медицинского дела в Аптекарском приказе», направленный на укрепление дисциплины среди чиновников, обслуживавших царскую семью, с тем, чтобы исключить «нерадение» в делах.

Таким образом, Аптекарский Приказ, выполнявший на начальном этапе создания функции по обслуживанию царской аптеки и руководства штатом придворных медиков как придворное учреждение, к середине XVII в. превратился в государственный орган, руководивший всем медицинским делом в стране. Аптекарским приказом была создана система медицинской службы в армии и ее непосредственное снабжение медикаментами через полковых лекарей, организована подготовка национальных медицинских кадров, осуществлялась борьба с заразными болезнями, разработана система сбора и заготовки лекарственных растений.

Аптекарский приказ был создан в результате сложившихся исторических условий своего времени и соответствовал экономическому и политическому укладу своей эпохи. Следовательно, такая система управления на этапе становления фармации была оправдана политическими интересами государства. Ни в одном другом государстве не существовало аналогичной организации, что является подтверждением самобытности отечественной медицины и фармации.

Создание Аптекарского приказа предшествовало организации позднейших форм государственного медицинского управления и опыт его деятельности как медицинского и административного органа был положен в основу функционирующих на более поздних этапах развития фармации государственных органов управления аптечным делом России.

В начале XVIII в. Аптекарский приказ утрачивает свои функции. В этот период в России происходила реформа государственного управления с целью укрепления абсолютной монархии. Централизация и бюрократизм приказа были заменены на централизацию и бюрократизм Медицинской канцелярии (коллегии), учрежденной Указом Петра I в 1721 г., подчинявшейся непосредственно царю и Сенату.

 


 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1 Petrejus der Erlasunda Historie vom Qrossfurst enthumb Muschkow. Leipziq, 1620. 201р.

2 Новомбергский Н.Я. Врачебное строение в допетровской Руси. СПб, 1907. 296 с.

3 Писцовые книги 16 в. / Под ред. Н.В. Колачева. Т. 1. СПб, 1877. 238 с.

4 Маржерет. Состояние Российской державы и Великого княжества Московского. СПб, 1830. 121 с.

5 Мамонов Н.Е. Материалы для истории медицины в России. Т. 1. СПб, 1881. 305 с.

6 Российский государственный архив древних актов (РГАДА). Ф. 143. Оп. 1. Д. 9.

7 РГАДА. Ф. 143. Оп. 1. Д. 21.

8 РГАДА. Ф. 143. Оп. 1. Д. 65.

9 РГАДА. Ф. 143. Оп. 2. Д. 1008.

10 РГАДА. Ф. 143. Оп. 2. Д. 1312.

11 РГАДА. Ф. 143. Оп. 1. Д. 145.

12 Смирнов Д.Н. Очерки жизни и быта нижегородцев XVII-XVIII веков. Горький, 1978. 197 с.

13 РГАДА. Ф. 143. Оп. 2. Д. 110.

14 РГАДА. Ф. 143. Оп. 2. Д. 803.

15 Лахтин М.Ю. Старинные памятники медицинской письменности. М., 1911. 177 с.

16 РГАДА. Ф. 143. Оп. 2. Д. 1146.

17 РГАДА. Ф. 143. Оп. 2. Д. 911.

18 РГАДА. Ф. 143. Оп. 2. Д. 847. Л. 1.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *