Таможенная служба в Вологде в конце ХVII в.

Elemis SHEIN Many GEOs

Автор: Черкасова Марина Сергеевна
Журнал: Труды Санкт-Петербургского института истории РАН 2019

Значительная роль Вологды как крупного торгового центра на Сухоно-Двинском пути в XVII — начале XVIII в. общепризнана в научной литературе. Именно здесь заканчивался сухопутный отрезок данного пути (Москва—Ярославль—Вологда) и начинался его речной маршрут, ведущий к Архангельску и Белому морю. Вместе с тем сохранность и разработанность таможенной документации по Вологде оставляет желать лучшего. Кроме таможенной книги 1634/35 г.1, других источников подобного типа по данному городу ни в федеральных, ни в региональных архивах пока не выявлено. Разрозненные же сведения о таможенных и кабацких головах города, об организации их службы в документации местного архива в полном объеме не систематизированы. В этой связи представляет научный интерес всякий новый источник о таможенном управлении на Вологде, ответственных за него должностных лицах, их взаимоотношениях с другими властными звеньями — воеводами, земскими старостами, московскими приказами.

Один такой документ нам удалось недавно обнаружить в Государственном архиве Вологодской области (ГАВО. Ф. 1260 (Коллекция столбцов). Оп. 12. Д. 13). Это память таможенного головы Ивана Комарова ларечному М. Маталындину и целовальникам от 19 ноября 1692 г. о сборе таможенных пошлин в Вологде и уезде. Документ публикуется нами в Приложении и требует некоторых комментариев и пояснений.

Прежде всего следует сказать о таможенном голове. Это был торговый человек во втором поколении Иван Комаров со сравнительно редким отчеством — Вавильев сын. Отец его — посадский человек Вавило, по прозвищу Грязной/Грязнушка, Алексеев сын Комаров часто упоминается в таможенной книге Вологды 1634/35 г.2 Он проживал, согласно переписям 1646 и 1657/58 гг., во дворе в Широкой улице (Спасского сорока, то есть в приходе церкви Спаса на Болоте)3. Сын Иван при нем не упоминался, что позволяет предположить или совсем малый возраст, или рождение уже после 1657 г.

В 1646-1662 гг. у Грязнушки были разнообразные торгово-экономические связи с Вологодским архиерейским домом и Спасо-Прилуцким монастырем4. В 1654 г. Грязной Комаров был земским старостой Вологды, получившим указную грамоту царя Алексея Михайловича о снятии откупов с различных промысловых статей — сусла, дегтя, сала, ворвани, площадного письма и «плоучего моста»5. 18 октября 1654 г. Г. Комаров в составе более сотни посадских людей подписал общественный приговор о строительстве обетного Спасо-Обыденного храма во избавление от свирепствовавшей тогда в городе моровой язвы6. В марте 1659 г. он служил таможенным головой, на имя которого была направлена указная царская грамота о выплате ежегодной денежной и хлебной руги городской Галактионовой пустыни7.

В сметном списке Вологды того же 1659 г. отмечен сбор Г. Комаровым таможенных и замытных пошлин на сумму свыше 14 000 рублей и сбор головой кружечных дворов Н. Конановым кабацкой прибыли свыше 9211 рублей8. В сентябре 1662 г. Г. Комаров поручился по посадскому человеку из Спасского сорока Дмитрию Пшенишникову, чтобы тот «спровадил на своем дощанике» несколько тысяч тюков юфти (это был государев казенный товар) от Вологды до Архангельска9.

А что же его сын? Наиболее раннее известие об Иване Вавильеве сыне Комарове нашлось в памяти приказа Большой казны о поставке им совместно с другим посадским человеком Яковом Носковым 58 бочек поташа в Москву в 1670 г.10 В приходо-расходной книге вологодского соляного двора Спасо-Прилуцкого монастыря 1675/76 г. отмечена покупка Иваном Комаровым в свою лавку 33 пудов соли по цене 3 алтына за пуд11. Значит, он продавал соль в розницу. Согласно переписной 1678 г. и «имянной» 1686/87 г. книгам, Иван проживал в Широкой улице в Спасове сороку, скорее всего, в том же самом отцовском дворе12. В 1678-1680 гг. ему пришлось пережить тяжелую ситуацию из-за невыплаченного долга в 688 рублей голландскому купцу Юстру Иванову и его теще — вдове Марии Виниус, когда по царской грамоте и судебному решению в Посольском приказе он был отдан ей «в зажив головою з женою и детми», а все его дворы, лавки, товары и прочие «животы» конфискованы13.

В последующие годы Ивану Комарову удалось поправить свои дела. В мае 1684 г. он подрядился доставить от Вологды до Холмогор и Архангельска на своей барке и дощаниках казенные государевы товары — поташ (330 бочек) и вино-«горелку» (9000 ведер весом «з деревом» 10 793 четвертей). Там их следовало передать торговому человеку Прокофью Саватееву, а вино предназначалось для распределения по кружечным дворам14. В 1690/91 г. Иван Комаров жаловался царям Ивану и Петру Алексеевичам на торговых иноземцев, нарушавших его право на откуп еловой серы за 6 денег с пуда (с уплатой в казну ефимками). Они покупали ее у местных жителей «утайкою, подставою и неправдою дешевою ценою, не взвешивая в важне и не записывая в важенные книги», складируя не в таможне, а на своих немецких дворах, намереваясь затем вывезти к Архангельску и за море15. Возможно, отмеченные Комаровым недостатки таможенного учета и контроля на Вологде, проявленная им забота о повышении государевой прибыли и обида на ущемление своих коммерческих интересов со стороны иноземцев вскоре способствовали его социальному и должностному повышению.

В 1692 г. И.В. Комарова включили в привилегированную купеческую корпорацию — гостиную сотню, в которой он состоял, по данным Н.Б. Голиковой, до 1713 г.16 Верхняя хронологическая грань может быть уточнена. В переписной книге Вологды 1711/12 г. имя И.В. Комарова не встречается. Предположить его смерть к тому времени позволяет указание на покупку в 1710 г. архиерейским слугой Иваном Слободским двора в Широкой улице, где жили отец и сын Комаровы еще в 1640-1680-е годы. Их двор за 100 рублей был приобретен для архиепископа Иосифа «со всяким хоромным строением и з землею», что было оформлено в Преображенском приказе17.

Из публикуемой ниже памяти следует, что включение И.В. Комарова в гостиную сотню к ноябрю 1692 г. уже состоялось по царскому указу и наказу из приказа Большой казны за приписью дьяка Василия Русинова. Свое назначение на должность таможенного и кабацкого головы И.В. Комаров получил уже в ранге члена гостиной сотни.

SHEIN Many GEOs Читай-город

Значение приказа Большой казны в системе таможенного управления в России в конце XVII в. отмечено в научной литературе18. Об этом же свидетельствует корпус документов, исходящих из приказа Большой казны за 1677-1701 гг., опубликованный Т.Б. Соловьевой19. Как член гостиной сотни и таможенный голова И.В. Комаров фигурирует в порядной записи двух вологжан на бесперебойную поставку ячменного и ржаного солода для вологодской винокурни от 30 сентября 1692 г.20

В октябре—ноябре 1692 г. известные вологодские купцы отец и сын Федор и Яков Сычуговы жаловались в приказную избу на самоуправство И.В. Комарова в таможне, поскольку тот «хотел нас, сирот, потеснити и разорити своею мочью по старой мстительной своей недружбе, грозил нам разорением, волокитой и бесторжицей». Среди пограбленных у Я. Сычугова документов была кабала в 1487 рублей на торгового иноземца и корабельного подрядчика Е. Избранта «ево, Елизарьевы, руки» 21. Жалобы Ф. и Я. Сычуговых дошли до приказа Большой казны, откуда Ивану Комарову пришло предписание: «Недружбы никому не исполнять и налогов никаких чинов людям не чинить, чтобы впредь на тебя в недружбе и в остановках товаров и в налогах ни от кого великим государем челобитья не было»22. В декабре 1692 г. Иван Комаров как таможенный голова должен был выдать Воскресенскому Горицкому монастырю на Белоозере денежную ругу23. В одном из документов 1693 г. Иван Комаров именуется с уважительным отчеством Вавильевич, тогда как его отец до конца жизни звался Грязной/Грязнушка24.

В непосредственном подчинении у И.В. Комарова как таможенного головы находился ларечный целовальник Максим Маталындин со «товарыщи». Ларем называлась общественная посадская казна — доходы, учет которых велся выборными ларечными целовальниками. Будучи грамотными, они делали выписки из таможенных книг. В ноябре 1692 г. Иван Комаров предписал ларечным ехать на таможенную заставу у Обнорского яма к югу от Вологды, «или где пристойно» для сбора пошлин на Введенской ярмарке у Введенского Корнильево-Комельского монастыря с купли/продажи соли, сала, рыбы, кожи, овчин, холстов, белок «с великим радением неоплошно по Торговому уставу» (1653 г. — М. Ч.). О Введенской ярмарке известно из грамоты царя Федора Алексеевича от 20 февраля 1677 г. на право Корнильева монастыря собирать конские пошлины с купли/продажи/обмена лошадей в селе Грязливецы. Этот доход напоминал своего рода ругу и предназначался на монастырские потребности — «свечи, ладан и всякую церковную утварь». Грамота была подтверждена его братьями, царями Иваном и Петром Алексеевичами, 14 мая 1683 г. И это вопреки отмене монастырских «тарханов» в торговой сфере в 1672 и 1677 гг.25

В жалованной царской грамоте от 6 мая 1687 г., Ивана, Петра Алексеевичей и царевны Софьи говорилось о праве Корнильева монастыря собирать перевозные и мостовые пошлины на многочисленных речках и ручьях, болотах, топях и грязях в округе Грязовца на расстоянии в 28 верст по Московской большой дороге26. По Торговому уставу 1653 г. с воза следовало брать по две деньги, с проезжей телеги и верхового человека по одной деньги. После подтверждения в 1683 г. грамота о конских пошлинах 1677 г. и грамота о мостовых пошлинах 1687 гг. в дальнейшем уже не подписывались на царские имена.

Вопрос колебаний и непоследовательности таможенной политики государства в 1670-1680-е гг., предшествовавшие началу петровских реформ, рассматривался в научной литературе27. Распространялись ли прерогативы таможенных целовальников при И.В. Комарове на сбор конских и мостовых пошлин в таком давнем центре торговли, как Грязовец, — «городке на Московской дороге» в 1692 г.? Ответ на этот вопрос требует привлечения дополнительных источников. Во всяком случае в июне 1700 г. петровским указом тарханы в очередной раз были отменены для монастырей и «всякого звания людей» со ссылками на Торговый устав 1653 г. и прежние указы 1672, 1677 гг.28 На Корнильевских ярмарках в 1708/09 г. пошлины собирали специальные агенты, не имевшие отношения к монастырю, что говорит о действенности петровского указа 1700 г.29

Domino's Pizza

В недатированных фрагментах таможенных записей конца XVII в. помимо М. Маталындина отмечен еще один ларечный целовальник — Иван Конев, собиравший пошлины на Сямской ярмарке вблизи Богородице-Рождественского монастыря. Сбор пошлин производился у таможенных застав — Прилуцкой и Кирилловской (вероятно, речь идет о Спасо-Прилуцком и Кирилло-Белозерском монастырях)30.

В 1693/94 г. Иваном Комаровым была составлена порядная запись с несколькими вологжанами на изготовление и поставку ими древесных материалов для строительства винокурни в Вологде31. В 1694-1695 гг. он, уже не будучи таможенным головой, действовал как состоятельный купец, член гостиной сотни. Сохранились сведения об аренде им у Спасо-Прилуцкого монастыря 12 соляных амбаров, за что было заплачено 9,6 рублей «кортомных денег»32.

Заключительный отрезок жизненного пути Ивана Комарова требует специального изучения. В хранящиеся в Вологодском государственном музее-заповеднике синодике Спасо-Прилуцкого монастыря записан «Род Ивана Грязнова сына Комарова; Священноиерея Ермила. Вавилы. Лва. Григория»33.

В публикуемой ниже памяти отметим сохранившуюся черновосковую «печать вологоцкой таможни» (илл. 1). В отличие от таможенных печатей сибирских городов с изображениями соболей, лисиц, белок, рысей, россомах34, вологодская печать лишена какого бы то ни было рисунка. Обнаруженные Н.Ф. Демидовой ранние образцы вологодских таможенных печатей относятся к 1657 и 1666 гг., и были они годовые: «Вологда 166 году»35. Название таможни в них появляется с начала XVIII в. Выявленная нами печать показывает эту черту по крайней мере уже в 1692 г. Чаще всего печати прикладывалась к таможенным выписям, удостоверяя тем самым их подлинность. В нашем же случае печатью удостоверяется память из таможенной избы — документ с распорядительным значением.

* * *

В Приложении документ публикуется в соответствии с правилами, принятыми в археографии для издания источников XVII в. с учетом рекомендаций, содержащихся в «Правилах издания исторических документов в СССР» (М., 1990). Сохранены орфографические и стилистические особенности источника. Текст передан современным нам гражданским шрифтом с заменой отсутствующих сейчас в алфавите букв: «1» заменены на «и» (краткость обозначается в соответствии с нормами современного русского языка), «фита» — на «ф», «кси» — «к» (или «кс»), «омега» — на «о», «йотированный аз» и «юс малый» — на «я». Титла и сокращенные слова раскрыты, выносные буквы даны в строку в соответствии с написанием подобных слов в рукописи. В тех случаях, когда отсутствие мягкого знака изменяет смысл слова, он поставлен после выносных букв по современному нам произношению.


Приложение

1692 г., ноября 19. — Память вологодского таможенного головы Ивана Комарова целовальнику М. Маталындину с товарищами о порядке сбора таможенных пошлин в уезде

(стб. 1) Лета 7201-го ноября в 19 день по указу великих государей царей и великих князей Иоанна Алексеевича, Петра Алексеевича всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцев и по наказу из приказу Болшие казны за приписью дьяка Василья Русинова велено на Вологде и в Вологодцком уезде и в селех у збору великих государей денежной казны в таможне и на кружечных дворех в нынешнем в 201-м году быть головою гостиной сотни Ивану Комарову. И таможенные пошлины и кружечных дворов питейную прибыль збирать с великим радением неоплошно по Торговому уставу и по новоуказным статьям со всяких торговых людей, и с патриарших, и со властелинских, и с монастырских с крестьян и з бобылей и в Вологодцком //

(стб. 2) уезде, где бывают торшки и ярманки. А в тех местах особых голов и целовалников нет, и на те торшки и ярманки для збору таможенных пошлин и для досмотру товаров, где пристойно, посылать целовалников и самому ездить и надсматривать неоплошно и таможенные пошлины збирать с великим радением, чтоб в том зборе великим государем учинить прибыль.

И по указу великих государей и великих князей Иоанна Алексеевича, Петра Алексеевича всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцев вологодцким таможенным и кружечных дворов голова гостиной сотни Иван Комаров с товарыщи велели в нынешнем в двести в первом году вологодцким таможенным // (стб. 3) целовалником ларешному Максиму Маталындину с товарыщи ехать им в Вологодцкой уезд на Обнорской ям или где пристойно и быть на заставе для Корнильевские Введенские ярманки. И повезут всякие товары, кои покупаны в Корнильеве монастыре на Введенской ярмарки и в Вологодцком уезде, соль, кожи и сало, и овчины, и белку, и холсты, и рыбу, и всякие товары, и с тех товаров збирать пошлины по указу великих государей с великим радением неоплошно. А которые торговые люди товаров у себя досматривать не дадут, учинятца силны, и на тех людей извещать и имян их роспись прислать на Вологду и подать в таможене.

К сей памяти Вологодцкой таможни печать приложена.

На обороте по склейкам: Голова Иван Комаров. ГАВО. Ф. 1260. Оп. 12. Д. 13. Сст. 1-3. Подлинник. Черновосковая печать вологодской таможни.


Примечания

1 Таможенная книга города Вологды 1634-1635 гг. / Сост. Е.Б. Французова / Отв. ред. М.Я. Волков. М., 1983.

2 Таможенная книга города Вологды… С. 139, 189, 269, 275.

3 Писцовые и переписные книги Вологды XVII — начала XVIII в. / Отв. ред. И.В. Пугач. М., 2008. Т. 1. С. 45; Писцовые и переписные книги Вологды XVII — начала XVIII в. / Отв. ред. И.В. Пугач. Вологда, 2018. Т. 3. С. 208.

4 ГАВО. Ф. 1260. Оп. 2. Д. 3. Л. 7; Оп. 8. Д. 157; Ф. 512. Оп. 1. Кн. 45. Л. 4; Ф. 883. Оп. 1. Кн. 31. Л. 169 об.; Кн. 33. Л. 83; Кн. 91. Л. 349 об.; Ф. 948. Оп. 2. Кн. 26. Л. 180 об., 189; Переписные книги вологодских монастырей XVI-XVIII вв.: Исследование и тексты. Вологда, 2011. С. 75.

5 Вологодские губернские ведомости. 1855. № 23. Часть неофициальная. С. 204-205.

6 Старая Вологда: XII — начало XX в.: Сборник документов и материалов. Вологда, 2004. № 143. С. 124.

7 Там же. № 217. С. 186-187.

8 РГАДА. Ф. 137. Вологда 2. Л. 639, 725. Источник был предоставлен мне И.В. Пугачем.

9 ГАВО. Ф. 1260. Оп. 8. Д. 157.

10 Там же. Д. 249.

11 Там же. Ф. 512. Кн. 86. Л. 22 об.

12 Писцовые и переписные книги Вологды… Т. 1. С. 126, 252.

13 ГАВО. Ф. 1260. Оп. 8. Д. 338. Опубл.: Торговые иноземцы в Вологде в XVII — первой четверти XVIII в.: Сборник документов и материалов / Сост. М.С. Черкасова. Вологда, 2019. № 13. С. 33-36.

14 ГАВО. Ф. 1260. Оп. 8. Д. 361. Опубл.: Старая Вологда. № 95. С. 82-83.

15 ГАВО. Ф. 1260. Оп. 12. Д. 10. Опубл.: Торговые иноземцы в Вологде. С. 47-51. №21.

16 Голикова Н.Б. Привилегированные купеческие корпорации в России в XVI — первой четверти XVIII в. М., 1998. Т. 1. Табл. 30. № 41. С. 392. В другой работе автор указывает на более раннюю службу Иваном Комаровым таможенным головой еще в 1680 г. (Голикова Н.Б. Привилегированное купечество в структуре русского общества XVI — первой четверти XVIII в. М.; СПб., 2012. С. 181 (Табл. 4, упоминание И. Комарова под № 22).

17 ВГМЗ. Сектор письменных источников. Ф. 1. Оп. 2. Д. 52. Л. 2-3. Сведения о такой покупке содержатся в позднейшем спорном деле об архиерейском дворе 1729 г., написанном на бумаге с гербовым клеймом 1728 г.

18 Захаров В.Н. Таможенное управление в России в XVII в. // Государственные учреждения России XVI-XVIII вв. М., 1991. С. 62; Голикова Н.Б. Привилегированное купечество в структуре русского общества. С. 196.

19 Привилегированное купечество в России: Сборник документов. Т. 1 / Отв. сост. Т.Б. Соловьева. М., 2004. № 65, 81, 83, 85-87, 90, 97, 100, 101, 108, 110, 112, 113.

20 ГАВО. Ф. 1260. Оп. 8. Д. 412, 413; Оп. 12. Д. 16.

21 Там же. Оп. 8. Д. 412, 413 (Д. 412 опубл.: Торговые иноземцы в Вологде. № 26. С. 54-55).

22 ГАВО. Ф. 1260. Оп. 12. Д. 25. Л. 2.

23 Описание грамот Коллегии экономии / Сост. А.В. Антонов. М., 2016. Т. 1: А-И. № 1075. С. 191.

24 ГАВО. Ф. 1260. Оп. 8. Д. 20.

25 Васильев Ю.С. Акты Введенского Корнильево-Комельского монастыря // Городок на Московской дороге: Историко-краеведческий сборник. Вологда, 1994. С. 105-107.

26 «Жалованная грамота Корнилиеву Комельскому монастырю, в подтверждение данных оному преимуществ прежними грамотами» (от 6 мая 1678 г.) // ПСЗ. СПб., 1830. Т. II. № 1242. С. 852-857.

27 Захаров В.Н. Таможенное управление в России. С. 57; Седов П.В. 1) Борьба крупных монастырей против отмены тарханов в 1670-е гг. // Духовное, историческое и культурное наследие Кирилло-Белозерского монастыря: К 600-летию основания. СПб., 1998. С. 34-49; 2) Закат Московского царства: Царский двор конца XVII в. СПб., 2006. С. 149-154; Черкасова М.С. Крупная феодальная вотчина России конца XVI-XVII в.: (По архиву Троице-Сергиевой лавры). М., 2004. С. 256-257.

28 «О сборе таможенных пошлин с людей всякого звания по Торговому уставу и об отмене тарханных грамот» (именной указ от 15 июня 1700 г.) // ПСЗ. СПб., 1830. Т. IV. № 1799. С. 59.

29 ГАВО. Ф. 1260. Оп. 1. Д. 13, 251.

30 Там же. Ф. 512. Оп. 1. Кн. 126. Л. 56.

31 Там же. Ф. 1260. Оп. 12. Д. 26.

32 Там же. Ф. 512. Оп. 1. Кн. 69. Л. 17.

33 ВГМЗ. Отдел фондов. Собрание рукописных книг. Д. 93 (2013). Л. 327 об.

34 «О сборе таможенных пошлин и питейных доходов» (наказ таможенному голове города Верхотурья от 11 июля 1692 г.) // ПСЗ. СПб., 1830. Т. III. № 1443. С. 141.

35 Демидова Н.Ф. Русские таможенные печати XVII-XVIII вв. // Аграрная история Европейского Севера. Вологда, 1970. С. 183.

Читай-город

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *