Русско-украинские отношения в финансовой сфере в период гетманства Ивана Самойловича (1672-1687)

Elemis SHEIN Many GEOs

Автор: Алмазов А.С.
Журнал: Via in tempore. История. Политология 2010

Тема русско-украинских отношений в финансовой сфере включает в себя вопросы о бюджете Левобережной Украины и налогах, доходы от которых поступали как в царскую казну, так и в войсковой скарб, об иных источниках пополнения бюджета Запорожского войска, а также о чеканке монеты. Данная тема относится к проблемам русско-украинских отношений, а также роли личности в истории. Она не являлась предметом специального рассмотрения, однако отдельные авторы касались её некоторых аспектов при исследовании вопросов хозяйственной жизни Украины во второй половине XVII в.1 Тем не менее, на сегодняшний день почти не изучена роль указанного выше гетмана в финансовых отношениях между Россией и Левобережной Украиной в указанный период.

После принятия решения о воссоединении Украины с Россией на Земском соборе 1653 г. и Переяславской раде 1654 г. встал вопрос необходимости уплаты украинцами налогов в царскую казну. Однако украинская сторона сопротивлялась попыткам Москвы решить эту проблему. Так, в 1666-1667 гг. на Левобережной Украине была проведена перепись податного населения, к которому относились только селяне и мещане, поскольку казаки не обязаны были платить налоги, так как несли военную службу. Перепись привела к восстанию под руководством гетмана И.М. Брюховецкого в 1668 г.

В рассматриваемый период русско-украинские отношения регулировались Глуховскими договорными статьями (1669) наряду с дополнившими их позднее Конотопскими (1672) и Переяславскими (1674) статьями. Они утверждались на генеральных радах, а затем царь жаловал ими Запорожское войско. Глуховские статьи предусматривали уплату мещанами и селянами налога на жалованье казакам Левобережной Украины. Численность последних ограничивалась реестром в 30 тысяч2. Однако этот пункт договорных статей в указанный период не исполнялся, и население Левобережной Украины не платило никаких налогов и податей в царскую казну3. С другой стороны, Москва была вынуждена тратить значительные суммы денег на содержание военных гарнизонов в пяти городах Левобережной Украины (Киев, Чернигов, Нежин, Переяслав, Остер) 4. Это во многом было связано с тем, что население Левобережной Украины, согласно русско-украинским статьям, не обязано было нести повинности по продовольственному содержанию российских гарнизонов5.

Далее стоит рассмотреть источники пополнения бюджета Левобережной Украины. В первые годы гетманства Ивана Самойловича главной доходной статьёй, как писал сам гетман в инструкции посланному в августе 1676 г. в Москву киевскому полковнику К. Солонине, были ежегодные сборы с отдельных категорий населения, таких, как мельники или содержатели винокурен6. Кроме того, Запорожское войско получало доход от пошлин, которые купцы платили на ярмарках. В 1678 г. Москва дозволила И. Самойловичу брать с российских купцов такие же пошлины, как и с украинских7. Ещё один источник дохода скарба Запорожского войска – конфискованное имущество осуждённых. Так, на содержание наёмных полков пошли средства, полученные от ареста имущества обвинённых в попытке переворота на Левобережной Украине в 1676 г. бывших нежинского протопопа Симеона Адамовича и стародубского полковника Петра Рославца и их близких родственников8. Конфискация имущества после 1681 г. полагалась также за попытку переселения из Левобережной Украины на правый берег Днепра9.

Однако почти полное отсутствие прямых налогов порождало острую нехватку средств в скарбе Запорожского войска. Так, в 1677 г. Иван Самойлович просил российского царя прислать в Батурин деньги, поскольку в войсковом скарбе недоставало средств на содержание наёмных полков, помощь Правобережной Украине, награды за поимку языков, содержание приехавшего к нему на съезд “значного товариства”, обмундирование и хлебное жалование для Запорожья10.

Таким образом, не было никакой возможности улучшить ситуацию с доходами бюджета Левобережной Украины без налаживания эффективной налоговой системы. Гетман Иван Самойлович выбрал путь введения откупов (“аренд” или “оренд”). В январе 1678 г. гетманским универсалом были введены винная, “тютюнная” (табачная) и дегтевая монополии. Отныне без разрешения властей Левобережной Украины запрещалось производить и продавать эти товары11. В листе к российским царям от 1 (10) июля 1684 г. гетман И.С. Самойлович оправдывал введение “аренд” недостатком средств на содержание наёмного войска (“охотницких” полков). Последнее требовалось в условиях русско-турецкой войны 1677-1681 гг. Кроме того, глава Запорожского войска отмечал, что когда на съезде старшины в Батурине рассматривался вопрос об откупах, то многие ратовали за прямое налогообложение. Однако откупная система, по мнению Ивана Самойловича, была менее обременительной для казаков, селян и мещан, поскольку основная тяжесть выплат ложилась на владельцев шинков и винокурен, табачных мануфактур и прочих предпринимателей12.

При этом противники введения откупной системы справедливо указывали на то, что “аренды” были запрещены условиями 10-го пункта Конотопских русско-украинских статей (1672)13. На это в уже упоминавшемся выше листе к российским государям Иван Самойлович отвечал, что введение “аренд” было ранее подтверждено царским указом. Ещё одним аргументом гетмана было наличие откупов в период гетманства Богдана Хмельницкого (1648-1657 гг.), хотя последнему не требовалось содержать наёмное войско14. Стоит также добавить, что “аренды” применяли, кроме уже упоминавшегося Б. Хмельницкого, гетманы И.М. Брюховецкий (1663-1668 гг.) и П.Д. Дорошенко (1665-1676 гг.)15. Не были откупа и сугубо украинским явлением: они действовали на некоторые товары в остальной России, а также в Речи Посполитой, где их называли “монополиями”. Так, например, сейм Великого Княжества Литовского 1678 г. установил в пункте № 13 своей конституции табачную “монополию”16.

Сущность системы “аренд” заключалась в том, что, как правило, богатые арендаторы платили в гетманский скарб сразу за весь год вперёд некоторую сумму денег, как правило, в день праздника Пасхи. За это владельцы откупа, причём это могли быть не только богатые купцы, но и менее состоятельные мещане, сложившиеся деньгами, получали практически монопольное право торговли горилкой. Остальному населению разрешалось продать в год не более 100 кварт горилки. Похожим образом были организованы “аренды” на табак и дёготь17. Гетманским универсалом от 1 (11) марта 1686 г. населению Левобережной Украины разрешалось варить 1 кварту горилки и пива. В праздники не было никаких ограничений по производству алкогольных напитков в домашних условиях. Особо оговаривался запрет на продажу горилки казаками, которые по своему сословному статусу не платили никаких налогов. Тем же универсалом запрещалось продавать горилку, дёготь и табак без ведома специальных уполномоченных людей18. Речь идёт о так называемых “дозорцах”, которые выбирались на определённый срок из наиболее уважаемых войсковых товарищей для надзора за соблюдением законодательства по вопросам откупов19.

Обычно на откуп давали наиболее доходные товары. Так, горилка, дёготь и табак являлись наиболее важными экспортными товарами Левобережной Украины. Таким образом, система “аренд” приносила войсковому скарбу высокий доход. Последнее утверждение можно проиллюстрировать примером из уже упоминавшегося универсала гетмана И.С. Самойловича от 1 (11) марта 1686 г., в котором откуп на горилку в одном только Лубенском полку был определён в 17 тысяч злотых (более 3 тысяч российских рублей того времени)20, тогда как годом раньше он был определён в 7010 злотых21. Такой значительный рост был связан с тем, что в 1686 г. был заключён “Вечный мир” с Польшей, предусматривавший вступление России в военный союз против Османской империи и Крымского ханства, что в 1687 г. привело к 1-му Крымскому походу. На ведение военных действий потребовались значительные средства, тем более, что гетман пошёл в поход с войском, которое было максимально по численности для Левобережной Украины во второй половине XVII в. – 50 тысяч человек22. Доход от системы откупов зависел от величины и численности населения полка. Например, в Прилукском полку “аренда” на горилку ежегодно приносила 900 рублей23. В среднем же по полкам она давала доход в 10 тысяч злотых24.

SHEIN Many GEOs Читай-город

Стоит также отметить, что для предотвращения присваивания доходов от системы “аренд” представителями украинской старшины Москва контролировала получение и расходование этих средств. Так, документ под названием “Счеты приходу и расходу разных сумм, присланные гетманом Иваном Самойловичем” от 28 сентября (8 октября) 1678 г. являлся отчётом, который гетман направил в Малороссийский приказ25.

Система откупов вызывала недовольство населения Левобережной Украины, особенно “аренда” на горилку. Это связано с тем, что торговля горилкой до введения откупов была возможностью получения хорошего дохода для многих селян, мещан и казаков. Кроме того, как отмечал автор “Летописи Самовидца”, жители Левобережной Украины ко времени восстановления системы “аренд” в 1678 г. уже успели от них отвыкнуть26. Кроме того, Глуховские договорные статьи запрещали украинским купцам свободно торговать в России за пределами Левобережной Украины горилкой и табаком27. Купцы не смирились с потерей доходов и занимались контрабандой указанных товаров28. С другой стороны, Москва закупала горилку у украинцев оптом, причём количество “вина”, которое будет куплено, заранее сообщалось через царские указы29. В 1684 г. И. Самойлович, вопреки описанному порядку, разрешил купцам из Стародубского полка везти горилку на кружечный двор в Москве, и только потом он просил царского указа по данному вопросу30. Тем не менее, такая ситуация могла удовлетворить только крупных купцов 31 и владельцев винокуренных производств, среди которых был сам гетман32.

После отстранения И. Самойловича от гетманства в июле 1687 г. на территории Запорожского войска имели место бунты и беспорядки под лозунгом отмены системы откупов33. В результате было решено отменить “аренды”. Однако уже в 1689 г. новый гетман И.С. Мазепа просил у Москвы разрешения вернуться к системе откупов, аргументируя целесообразность такого шага, в частности, тем, что эта форма налогообложения показала свою эффективность в период гетманства И. Самойловича34.

Теперь необходимо сказать несколько слов о чеканке монеты для Левобережной Украины. После воссоединения Украины с Россией Запорожское войско продолжало пользоваться польской монетой. Это во многом было связано с особенностями российской денежной системы: в основном, использовались монеты достоинством в 1 копейку, которые не всегда были удобны35. Гетман Правобережной Украины

 

Domino's Pizza

П.Д. Дорошенко (1665-1676), который был противником России, начал печатать собственные талеры, чехи и лехи. В рассматриваемый период эти монеты стали использовать жители Левобережной Украины. С этим не мог мириться гетман И. Самойлович, который в своём листе от 14 (24) января 1674 г. к царю Алексею Михайловичу выразил обеспокоенность по этому поводу36.

1 (11) июля 1675 г. гетман И.С. Самойлович послал в Москву статьи, одна из которых была посвящена чеканке денег для Левобережной Украины. Для выпуска монет были организованы монетные дворы в Путивле и Севске37. Однако задача состояла ещё и в том, чтобы сделать новое платёжное средство достойным доверия населения. Иван Самойлович предложил выпустить чехи и лехи для хождения не только на Левобережной Украине, но во всей России38. Предложение гетмана было отклонено, и новые монеты имели хождение только на Левобережной Украине. Тем не менее, по поводу выпуска лехов и чехов Москва и далее советовалась с гетманом. Так, в том же 1675 г. Иван Самойлович ездил к белгородскому воеводе Г.Г. Ромодановскому для обсуждения вопроса о том, должен ли быть на клейме монет российский герб39. Совещание о чеканке монет в Путивле между гетманом и тем же боярином состоялось в декабре 1677 г40.

В 1686 г. вопрос о чеканке чехов для Левобережной Украины был, наконец, решён: начался выпуск монет в 1,5 польских гроша (чехов) в Севске. Внешне они соответствовали польским образцам, однако польский герб был заменён российским41. При этом печатавшиеся в Севске чехи стали выплавлять не из чистого серебра, нехватка которого остро ощущалась в России в XVII в., а из сплава серебра и меди, причём последней в монетах было 3 четверти состава42. Естественно, население Левобережной Украины не имело доверия к севским чехам, что особенно остро проявилось во время 1-го крымского похода (1687 г.), когда появились случаи отказа от приёма указанных монет. За такой отказ полагалась смертная казнь43. Тем не менее, по данным нумизматики, уже в сентябре 1687 г. севские чехи перестали чеканить44.

Подводя итог всему вышесказанному, следует отметить, что в период гетманства Ивана Самойловича началось налаживание эффективной налоговой системы Запорожского войска. Введение на Левобережной Украине чехов, которые чеканились в России, подготовило включение этой территории в зону хождения рубля. Таким образом, деятельность Ивана Самойловича способствовала укреплению связей между украинским и русским народами в рамках единого государства, а также становлению украинской государственности в составе России. Данная тема актуальна в плане современных отношений с Украиной, поскольку отношения в финансовой сфере в период гетманства Ивана Самойловича представляют собой пример грамотной национальной политики Москвы и взвешенной позиции гетмана в отношениях с российскими царями. Доказательством указанного тезиса служит то, что рассматриваемое время Левобережная Украина пережила без потрясений, а также удалось избежать серьёзных русско-украинских конфликтов в сфере финансов.


Примечание

1 См., например: Борисенко В.Й. Соціально-економічний розвиток Лівобережної України в другій половині XVII ст. Київ, 1986; Дядиченко В.А. Нариси суспільно-політичного устрою Лівобережної України кінця XVII – початку XVIII ст. Київ, 1959; Оглоблин О. Гетьман Мазепа та його доба. Нью-Йорк; Київ; Львів; Париж; Торонто, 2001; Слабченко М.Е. Организация хозяйства Украины от Хмельнищины до мировой войны. Т. III, IV. Одесса, 1923-1925.

2 Бантыш-Каменский Д.Н. Источники Малороссийской истории. Ч. 1. М., 1858. С. 218-219.

3 Артамонов В.А. Вторжение шведской армии на Гетманщину в 1708 г. и Мазепа // Артамонов В.А., Кочегаров К.А., Курукин И.В. Вторжение шведской армии на Гетманщину в 1708 г. и Мазепа. Образы и трагедия гетмана Мазепы. СПб., 2008. С. 10.

4 Бантыш-Каменский Д.Н. Указ. соч. С. 217-218.

5 Там же. С. 218.

6 Российский государственный архив древних актов (далее – РГАДА). Ф. 229. Малороссийский приказ. Оп. 1. Ед. хр. 107. Л. 161-164.

7 Слабченко М.Е. Указ. соч. Т. III. Одесса, 1923. С. 8.

8 Акты, относящиеся к истории Южной и Западной России, собранные и изданные Археографическою комиссиею (далее – АЮЗР). Т. XIII. СПб., 1884. № 28. Стб. 118-125.

9 Волк-Карачевский В.В. Борьба Польши с козачеством во второй половине XVII и начале ХУШ века. Киев, 1899. С. 244.

10 Слабченко М.Е. Указ. соч. Т. IV. Одесса, 1925. С. 238.

11 АЮЗР. Т. XIII. СПб., 1884. № 107. Стб. 467.

12 Дополнения к актам историческим, собранные и изданные Археографической комиссией (далее – ДАИ). Т. XI. СПб., 1869. № 54 (II). С. 167.

13 Бантыш-Каменский Д.Н. Указ. соч. С. 246-247.

14 ДАИ. Т. XI. СПб., 1869. № 54 (II). С. 168.

15 Слабченко М.Е. Указ. соч. Т. IV. Одесса, 1925. С. 207.

16 Volumina legum. Przedruk zbioru praw staraniem XX. Pijarow w Warszawie, od roku 1732 do 1782, wydanego. T. V. Petersburg, 1860. S. 209.

17 Костомаров Н.И. Руина // Руина. Мазепа. Мазепинцы. Исторические монографии и исследования. М., 1995. С. 399.

18 Акты, относящиеся к истории Западной России, собранные и изданные Археографическою комиссиею (далее – АЗР). Т. V. СПб, 1853. № 158. С. 189-190.

19 Слабченко М.Е. Указ. соч. Т. IV. Одесса, 1925. С. 207.

20 АЗР. Т. V. СПб, 1853. № 158. С. 189-190.

21 Костомаров Н.И. Указ. соч. С. 399.

22 Соловьев С.М. История России с древнейших времён // Сочинения. Кн. 7. Т. XIII. М., 1991. С. 373.

23 Слабченко М.Е. Указ. соч. Т. IV. Одесса, 1925. С. 208.

24 Дядиченко В.А. Указ. соч. С. 85.

25 РГАДА. Ф. 124. Малороссийские дела. Оп. 3. Ед. хр. 349. Л. 1-15.

26 Літопис Самовидця. Київ, 1971. С. 128.

27 Бантыш-Каменский Д.Н. Указ. соч. С. 226-227.

28 РГАДА. Ф. 124. Малороссийские дела. Оп. 3. Ед. хр. 273. Л. 1-2.

29 РГАДА. Ф. 229. Малороссийский приказ. Оп. 1. Ед. хр. 176. Л. 1.

30 Там же. Л. 2.

31 РГАДА. Ф. 229. Малороссийский приказ. Оп. 1. Ед. хр. 92. Л. 150-151.

32 РГАДА. Ф. 229. Малороссийский приказ. Оп. 1. Ед. хр. 119. Л. 480-496, 526-529. См. также: Борисенко И.И. Указ. соч. С. 156.

33 Оглоблин О. Указ. соч. С. 138.

34 Таирова-Яковлева Т.Г. К вопросу о внутренней политике Ивана Мазепы // Гетьман Іван Мазепа: постать, оточення, епоха. 3бірник наукових праць. Київ, 2008. С. 76.

35 Котляр М.Ф. Грошовий обіг на Лівобережній Україні в другій половині першій половині ст. / / Український історичний журнал. 1971. № 4. С. 59.

36 РГАДА. Ф. 229. Малороссийский приказ. Оп. 1. Ед. хр. 95. Л. 71-73.

37 Слабченко М.Е. Указ. соч. Т. III. Одесса, 1923. С. 9.

38 АЮЗР. Т. XII. СПб., 1882. № 50. Стб. 156.

39 Там же. № 66. Стб. 192-195.

40 Там же. Т. XIII. СПб., 1884. № 98. Стб. 422-423.

41 Шугаевский В.А. Монета и денежный счёт в Левобережной Украине в XVII веке. Чернігів, 1918. С. 10.

42 РГАДА. Ф. 229. Малороссийский приказ. Оп. 1. Ед. хр. 186. Л. 36-40 об.

43 Оглоблин О. Указ. соч. С. 83.

44 Шугаевский В.А. Указ. соч. С.10.

Читай-город

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *