Освоение Мошенского стана Каргопольского уезда к середине XVI века

Автор: Побежимов А.И.
Журнал: Вестник Сургутского государственного педагогического университета 2016

Начиная с конца XIX в. Мошенское озеро, Воезеро, Лима, Конакша, история этих земель, но в большей степени предания, обычаи, занятия, материальная культура, особенности речи населения изучались и описывались российскими краеведами и учёными этнографами (В. Нименский, И. Петров, Г.И. Куликовский, П.Н. Рыбников, Я. Светлов, А. Воронов) [11, с. 745-746; 13, с. 2; 7, с. 95-97; 8, с. 5-6; 18, с. 68-76; 19, с. 370-484; 5, с. 885-886].

Отдельные сведения по истории развития поселений на Моше (так называлась территория Мошенского озера) к середине XVI в. были представлены Ю.С. Васильевым [3, с. 39-46]. В работе Н. Тормосовой раскрывается эволюция системы поселений Каргополья и Мошенского края [22, с. 1-711]. Не все вопросы, связанные с колонизацией территории Моши, рассматривались в отечественной историографии. Например, значение водных и волоковых путей в освоении Мошенского стана к середине XVI в. Также предпринимается попытка реконструкции волоков (сухопутных путей). Для этих целей использовались данные из письменных источников середины XVI и начала XVIII вв., привлекались географические и топонимические факты.

Мошенский стан Каргопольского уезда, расположенный примерно в 140 км к востоку от Каргополя, географически охватывал территорию единой водной системы, вытянутой с севера на юг: верховья р. Моши (правый приток р. Онеги), низовье р. Шожмы (левый приток р. Моши), низовье р. Лима (правый приток р. Моши), низовье р. Икса (с запада впадает в Мошенское озеро), Мошенское (Никольское) озеро, р. Воезерка, оз. Воезеро, устье р. Конакши.

По р. Моше, писал А.Н. Насонов, путь уходил в сторону Вельско-Важского края [10, с. 1-141]. По этой причине Мошинский край, предположительно, стал рано осваиваться новгородскими колонистами [5, с. 885-886]. В Уставе Новгородского князя Святослава Ольговича 1137 г. говорится о дани в два сорочка, которая взымалась «на волоце в Моше» в пользу святой Софии [23, с. 92].

Присутствие здесь древнего водно-волокового пути подтверждается окружающей топонимией. На всём его протяжении встречаются несколько географических объектов, в названиях которых (Охтозеро, Матозеро) скрыты финно-угорские основы со значением ‘волок’ иМ- и matk- [16, с. 63-71; 9, с. 212-213] (рис. 1). Документы начала XVIII в. содержат целую серию наименований деревень с термином наволок (Епифановская Наволоку, Занаволо-чье, Дмитриевская Наволоку) [6, л. 243, 244, 246, 292 об.]. Наволок, предположительно, является маркером волоковых путей [16, с. 63-71]. Есть также прямое указание на волок: «на Мошенском волочку…» [6, л. 294].

В тех местах, где были и сегодня находятся населённые пункты с названием Наволок, берут начало современные дороги, не исключено, что именно об этих волоках, или «волочках», идёт речь в документах. Один из таких сухопутных путей соединял поселения на реке Лима с верховьем р. Моши. Река Лима являлась правым притоком Моши, причём самым последним водным коридором при продвижении новгородцев к Мошенскому озеру. Здесь в низовье Лимы возникла группа поселений, в наименованиях которых может скрываться информация о начале истории заселения Мошенского края (рис. 1).

По переписной книге Каргопольского уезда 1712 г. в низовье Лимы на левом берегу находились деревни Сельская и Наволок, на правобережье – д. Занаволочье [6, л. 243, 244, 246]. Ойконим Занаволочье, образование которого напрямую связано с местоположением населённого пункта, подчёркивает важность волока для жителей данной местности. Вероятно, волок имел большее значение, чем сама река, иначе чем объяснить, что деревню не назвали типичным для таких мест наименованием Заречная или Заречье.

Что касается поселения с названием Сельская. В начале XVIII в. Сельская была одной из самых крупных деревень Лимской волости, возможно, этим и объясняется её название. При отсутствии документальных сведений мы не можем утверждать, существовало ли это поселение в середине XVI в. или ранее. Деревня Сельская была без погоста, и это отличало её от классических северных сёл более позднего времени. В тоже время название села свидетельствовало о раннем возрасте поселения и имело на Руси иное значение, чем в XIX в. Село являлось одновременно административным и хозяйственным центром княжеского или боярского владения [4, с. 12-13].

Ранние северные погосты, считает А.М. Спиридонов, чьи функции на первых порах сводились к фискальным (податным и судебным), первоначально мало чем отличались от окружающих их деревень [21, с. 16-20]. Можно предположить, что и здесь на ранних этапах новгородской колонизации Мошенского края поселение Сельское на реке Лима выполняло функцию погоста и являлось тем местом, откуда происходило постепенное проникновение и освоение вначале промысловиками, а впоследствии и переселенцами берегов Мошенского озера. Не случайно волок, связывающий Лиму с Мошенским озером, начинался в деревне Сельской.

В том же Каргопольском уезде в Мехреньгском стане в середине XVI в. была волостка под названием Сельцо, она была местом правления Мехреньгским станом тиуна, назначенного наместником уезда [20, с. 110-116]. Сельцо упоминалось и в более ранних источниках. В «Списке Двинских земель», где перечисляются земли ростовских князей в XV в., говорится: «по Емце вверх сельцо» [Цит. по: 1, с. 5-29]. В середине XVI в. и, вероятно, ранее Сельцо являлось административным центром Мехреньги и Мехреньгского стана [20, с. 110-116].

В переписной книге Каргопольского уезда 1712 г. говорится о «Мошенском волочке» [6, л. 294]. Имел ли он отношение к волоку на Моше, что упоминается в Уставе? Во второй половине XIX в. Е. Огородников, поставивший вопрос о местоположении «новгородского» волока на Моше, считал, что он начинался в д. Ивановской в Моше и шёл до Нименгского озера, его протяжённость составляла 50 вёрст [12, с. 1-238]. Деревня Ивановская под названием Андреевская Ивановская встречается в документах начала XVIII в. вЛимской волости [6, л. 241 об.]. В наши дни д. Ивановская также находится на р. Лима, рядом с вышеупомянутыми населёнными пунктами: Наволок, Село, Занаволок, недалеко от того места, где начинается дорога. Далее дорога пересекает р. Мошу и идёт по двум направлениям: к Нименгскому озеру и вдоль Мошенского озера к Воеозеру (рис. 1).

В переписной книге 1712 г. на «Мошенском волочку» находились поселения: «изба бездворная крестьянина Елгомской пустыни», «деревня что починок на Сосновце», «место пустое дворовое а чьё именно того не написано», «деревня что была пустошь Тимофеевская и Фофановская Медведевская тож, а двором не написано», «деревня что была пустошь Сидоровская у Петарёва ручья», «двор и чей не написан», «пустошь что была починком Сыропестова», «две избы пустые, а жители сошли в мир в давних годах», «пустошь что была починком Лобушкина пуст и никто не владеет», «пустошь что была починком Демидовским», «двор и во дворе людей нет», «деревня Бахметьевская бездворная пустая» [6, л. 294 об, 295]. Из жилых поселений осталась единственная изба крестьянина Елгомской пустыни, все остальные деревни, дворы и избы к этому времени были пустыми. Волок утратил своё былое хозяйственное значение. По описанию И. Полякова, во второй половине XIX в. на Мошенском волоке не было никаких постоянных поселений [17, с. 41-44].

Судя по двум названиям, дошедшим до наших дней (д. Петериха – «Петерёв ручей»; оз. Сыропятово – «починок Сыропестов») «Мошенский волочок» (XVIII в.) также имел направление к Нименгскому озеру.

Административно Мошенский стан Каргопольского уезда сформировался только к началу XVIII в. До этого периода территория Моши состояла из 4 волостей. В «Платёжной книге Каргопольского уезда 1555-1556 гг.» перечисляются волости без указания на принадлежность к стану: волостка на реке Шожме, волость на Вое озере в Спаском приходе, волостка на Леми в Николском приходе, волость на Моше озере в Николском приходе [12, с. 281-283].

В переписной книге Каргополского уезда 1648 г. все волости были включены в Устьмошский стан [2, Приложение, с. 17].

По духовному ведомству в середине XVI в. мошенские волости и волостки относились к двум приходам – Никольскому на Моше озере (волостка на реке Шожме, волостка на Леми, волость на Моше озере) и Спасскому приходу на Вое озере (волость на Вое озере). К Никольскому приходу была также приписана волостка на Лельмозере (по р. Лельма – левый приток Моши) [14, с. 281-283]. Впоследствии она не вошла в состав Мошенского стана [6, л. 236-335].

В «Платёжной книге Каргопольского уезда 1555-1556 гг.» Мошенские приходы писались волостями, остальные административные единицы – волостками [14, с. 281-283], в этом, видимо, и заключалось главное отличие волостей и волосток середины XVI в.

Самой крупной была волость на Моше озере в Никольском приходе. В середине XVI в. в волости насчитывалось «тяглых 74 деревни» и «тяглых полторы деревни, что вышли из льготы» [14, с. 281-283].

В «Платёжной книге Каргопольского уезда 1555-1556 гг.» говорится: «…на Моше озере ж в Никольском приходе деревни и починки новые розпаханы после письма, а в старом письме были пустоши нетяглые на Мати озере деревень и починков 10» [14, с. 281]. Под старым письмом, вероятно, подразумевалось описание Каргопольского уезда 1551-1553 гг., проведённое писцами Я.И. Сабуровым и И.А. Кутузовым, не сохранившееся до наших дней. Из сообщения следует, что в первой половине XVI в. шло интенсивное освоение берегов Мошенского озера, именно в этот период образовались новые деревни и починки, но их количество не уточняется. И второе, по каким-то причинам прекращается освоение Матозера, не многим уступавшее по размерам Мошенскому озеру. Уже в старом письме здесь были отмечены 10 заброшенных деревень и починков. Поселения не возникали здесь и позднее. В переписной книге Каргопольского уезда 1712 г. не упоминается ни одной деревни на Матозере [6, л. 236-335]. Возможной причиной было окраинное положение озера относительно водно-волокового пути, проходившего через Мошенское озеро (рис. 1).

К середине XVI в. в волости появляется погост: «…в той же волости на Моше озере на острове погост, а к погосту деревня церковная Никольская. Пашни 3 обжи» [14, с. 281]. Судя по величине пашни, погост был довольно крупным. Для сравнения: на погосте обрабатывалось такое же количество пашни (3 обжи), как и в состоящей из 2 деревень волостке на реке Шожме [14, с. 282].

К Никольскому приходу относились также две волостки: на речке на Шожме («а в ней тяглых 2 деревни. А сошные пашни 3 обжи, а в них сошка») и волостка на реке Леми («а в ней тяглых 12 деревень. А сошная пашни 16 обёж без чети обжи») [14, с. 282]. Волостки были без церквей. Данное обстоятельство, а также значительная отдалённость их от Никольского погоста (Лима – 20 км, Шожма – 30 км) в будущем привели к образованию собственных погостов.

На Воезере, в 10 км к югу от Мошенского озера, к середине XVI в. образовалась другая группа поселений. В «Платёжной книге Каргопольского уезда 1555-1556 гг.» говорится: «…волость на Вое озере в Спасском приходе, а в ней тяглых 39 деревень да полтрети деревни да полчетверти деревни. В той же волости в Спасском приходе на Вое озере тяглых 6 деревень и трет деревни и полторы чети деревни» [14, с. 282]. Волость являлась самостоятельным приходом: «в той же волости погост, а к погосту деревня Рыкуновская. Пашни 2 обжи» [14, с. 282].

К середине XVI в. освоение берегов Мошенского озера и Воезера было полностью завершено, вероятно, одним из показателей являлась зависимость населённости от размеров озера. По величине Воезеро уступало Мошенскому примерно в два раза, и количество поселений на Воезере, соответственно, было наполовину меньше. Определяющим фактором в колонизации земель Мошенского стана к середине XVI в. стало прохождение через его территорию крупного водно-волокового пути. Благодаря своему географическому положению и связанными с ним экономическими преимуществами интенсивность заселения и населённость этих земель была довольно высокой.


Литература

1. Бернштам, Т.А. Роль верхневолжской колонизации в освоении Русского Севера (IX-XV вв.) [Текст] / Т.А. Бернштам // Фольклор и этнография Русского севера. – Академия наук СССР, Институт этнографии им. Н.Н. Миклухо-Маклая. – Ленинград : Наука, Ленинградское отделение, 1973. – С. 5-29.

2. Богословский, М.М. Земское самоуправление на русском Севере в XVII в. [Текст] : Кн. I. Областное деление Поморья. Землевладения и общественный строй. Органы самоуправления / М.М. Богословский. – М. : Синодальная тип., 1909. – 321 с.

3. Васильев, Ю.С. Каргопольский уезд [Текст] / Ю.С. Васильев // Аграрная история северо-запада России XVI века. – Л. : Наука, 1978. – С. 39-46.

4. Веселовский, С.Б. Село и деревня в северо-восточной Руси XIV-XVI вв. [Текст] / С.Б. Веселовский. – Вып. 139. – М. ; Л. : Известия ГАИМК, 1936. -166 с.

5. Воронов, А. Древний народный обычай [Текст] / А. Воронов // Олонецкие губернские ведомости. – 1887. – № 95. – С. 885-886.

6. Каргопольский уезд. 1712. Книга переписная посадских людей Турчасов-ского посада, церковнослужителей, монахов, дворцовых и монастырских крестьян Устьмошского, Мошинского, Турчасовского станов Каргопольско-го уезда // РГАДА. Ф. 350. Оп. 1. Ед. хр. 168. 882 л.

7. Куликовский, Г.И. «Общественный пир» в Каргопольском уезде [Текст] / Г.И. Куликовский // Олонецкие губернские ведомости. – 1895. – № 9. – С. 5-6.

8. Куликовский, Г.И. В стране пивоварения [Текст] / Г.И. Куликовский // Олонецкие губернские ведомости. – 1888. – № 10. – С. 95-97.

9. Муллонен, И.И. Топонимия Присвирья: проблемы этноязыкового контактирования [Текст] / И.И. Муллонен. – Петрозаводск : КарНЦ РАН, Ин-т яз., лит. и истории, 2002. – 356 с.

10. Насонов, А.Н. Русская земля и образование территории Древнерусского государства [Текст] / А.Н. Насонов. – М. : Наука, 1951. – 114 с.

11. Нименский, В. Ильин день в Шильде [Текст] / В. Нименский // Олонецкие губернские ведомости. – 1873. – № 64. – С. 745-746.

12. Огородников, Е. Олонецкая губерния: Список населенных мест по сведениям 1873 года [Текст] / Е. Огородников. – СПб. : Издание Центрального статистического комитета Министерства внутренних дел, 1879. – 238 с.

13. Петров, И. Фатьяновская волость, Каргопольского уезда [Текст] / И. Петров // Олонецкие губернские ведомости. – 1900. – № 13. – С. 2.

14. Платежная книга Каргопольского уезда, составленная около 1560 г. по книгам письма Якова Сабурова и Ивана Кутузова 1555-1556 гг. [Текст] // Материалы по истории Европейского Севера СССР : Северный археографический сборник. – Вып. 2. – Вологда, 1972. – С. 268-289.

15. Побежимов, А.И. Заселение и хозяйственное освоение Мехреньгского стана к середине XVII в. [Текст] / А.И. Побежимов // Вестник Самарского университета. – № 7 (129). – 2015. – С. 110-116.

16. Побежимов, А.И. К вопросу об определении колонизационных путей [Текст] / А.И. Побежимов // Ученые записки Петрозаводского университета. – Петрозаводск, 2010. – № 3. – С. 63-71.

17. Поляков, И. Исследование по Каменному веку в Олонецкой губернии, в долине Оки и на верховьях Волги И. Полякова члена-сотрудника Императорского Русского Географического общества [Текст] / И. Поляков. – С. Петербург : Типография В. Киршбаум, в ведомстве М-ва Финан., на Дворц. Площ, 1881. – 159 с.

18. Рыбников, П.Н. Из обычаев обонежского народа: (Этнографические заметки) [Текст] / П.Н. Рыбников // Памятная книжка Олонецкой губернии за 1867 г. – Петрозаводск, 1867. – С. 131-136.

19. Светлов, Я. Доклад о поездке в Олонецкую губернию летом 1892 года, читанный в заседании Отделения Этнографии Императорского Русского Географического Общества 23 октября 1892 года студентам СПБ. Дух. Академии [Текст] / Я. Светлов. – 10 л.

20. Сотные на волости Каргопольского уезда с книг письма Никиты Григорьевича Яхонтова 1561-1562 гг. [Текст] // Материалы по истории Европейского Севера СССР : Северный археографический сборник. – Вып. 2. – Вологда, 1972. – С. 370-484.

21. Спиридонов, А.М. Локализация пунктов Устава Святослава Ольговича 1136/37 г. и становление погостов в Прионежье и Заволочье [Текст] / А.М. Спиридонов // Средневековая Археология Восточной Европы (Крат. со-общ. Ин-та археологии, Вып. 198). – М. : Наука, 1989. – 128 с., ил.

22. Тормосова, Н. Каргополье. История исчезнувших волостей [Текст] / Н. Тор-мосова. – Каргополь : Изд-во Правда Севера, 2011. – 711 с.

23. Уставная грамота Святослава Ольговича 1137 года [Текст] // Насонов А.Н. Русская земля и образование территории Древнерусского государства. -М. : Наука, 1951. – С. 92.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *