Об истоках предпринимательства в Воронежском крае в XVII столетии

Автор: Н.А. Душкова, О.И. Павличенко
Журнал: Вестник Воронежского государственного технического университета. 2013

В конце XX века после опыта командноадминистративной экономики длинной в несколько десятилетий Российское государство вновь встало на капиталистический путь развития. Возрождение рыночных отношений сопровождалось возникновением нового социального слоя в обществе – предпринимателей. Этот процесс получил противоречивые оценки у жителей страны. Если обратиться к дореволюционной истории, то становится ясно, что предприниматели для России-совсем не новое явление, генезис этой социальной группы наблюдается на протяжении нескольких столетий вплоть до революции 1917 года. Временем зарождения предпринимательства, как правило, считают XVII век, хотя некоторые его элементы наблюдались и ранее, но они не оказывали значительного влияния на экономику, не придавали ей рыночный характер. Для Воронежского края данная хронология вообще является неоспоримой, так как начало развитию региона положило основание крепости Воронеж в конце XVI века. Таким образом, в свете возврата к рыночной экономике на современном этапе российской истории небезынтересно обратиться к истокам предпринимательства.

В мировой истории XVII столетие известно как время первых буржуазных революций – коренного перелома в экономической жизни Европы, повлекшего за собой серьёзные изменения в социально-политической и культурной сферах. С этого времени западноевропейская экономика развивается по капиталистическому пути. В России для подобного явления предпосылок в XVII веке не сложилось, она по-прежнему оставалась феодальным государством. Однако нельзя сказать, что в российской экономике не наблюдалось прогрессивных изменений. В этот период усилился процесс разделения общественного труда, получили развитие экономические связи между отдельными частями государства. Ряд регионов страны приобрел производственную специализацию. Тогда же начался процесс первоначального накопления капитала и произошел рост товарного производства в области промышленности, что стало качественно новым явлением в экономике. Происходило развитие элементов предпринимательства в торговле и ремесле.

Все эти факторы стали условиями начала формирования Всероссийского рынка. Однако все обозначенные выше явления происходили в рамках дальнейшего закрепощения крестьян и господства натурального хозяйства. Таким образом, наблюдается противоречие между зарождающимися капиталистическими элементами и сохраняющимися феодальными основами. Кроме того, присутствовало активное государственное вмешательство в экономику, что противоречило самой природе рынка – механизму его свободного регулирования.

Развитие рыночных отношений предполагает наличие людей, активно занимающихся торговлей и производством с целью дальнейшей продажи продукции – предпринимателей. Этот социальный слой принято связывать в первую очередь с капиталистической экономикой, т. к. именно в буржуазном обществе его представители проявляют себя наиболее активно и численно составляют значительный процент населения. Однако генезис предпринимательства выходит за рамки капиталистических товарно-денежных отношений. Так, ещё в эпоху средневековья уже встречались люди, попадающие под определение предпринимателей. В XVII столетии в связи с развитием рыночных отношений их численность и активность возрастают, и они начинают играть все более заметную роль в экономике. Возникает вопрос о том, какие социальные группы населения стали источниками для формирования предпринимательского слоя.

Небезынтересно рассмотреть этот процесс на территории Воронежского края, который в XVII столетии развивался в русле общероссийских экономических тенденций, обладал рядом специфических условий. К их числу относятся, прежде всего, его географическое положение – близость к Дону и возможность активных торговых отношений с казачеством, и преобладание в структуре населения служилых людей.

В XVII веке на территории Воронежского края проживали представители четырёх категорий населения: служилых людей, посадских людей, духовенства и крестьян. Исходя из данных таможенных книг, проезжих памятей, поручных записей и челобитных с просьбами об отпуске на Дон, а также прочих документов, касающихся экономики Воронежского края в XVII веке, можно говорить о том, что представители всех этих сословий занимались торговыми и ремесленными промыслами, однако с разной степенью активности.

Участие духовенства в процессе формирования предпринимательского слоя было незначительным. Священнослужители владели в Воронеже несколькими лавками [1], однако нет других сведений, касающихся занятия их какой-либо предпринимательской деятельностью, в том числе и донскими промыслами. Данное обстоятельство является следствием относительно высокого уровня жизни духовенства и наличием у этой категории населения постоянного занятия, не связанного с предпринимательством.

Похожая ситуация наблюдалась в крестьянской среде. В источниках содержатся немногочисленные сведения об участии представителей этого сословия в донской торговле, а также о занятиях рыбной ловлей. Крестьяне подавали челобитные с просьбой отпустить в Царицын для покупки соли [2]. Кроме того, они участвовали в городской торговле. Им принадлежало в начале XVII века 8 лавок в Воронеже, что составляло 13% всех имеющихся на тот момент в городе торговых точек. Кроме того, в крестьянской среде развивались кустарные промыслы. Реализация продукции происходила как на свободном рынке, так и посредством государственных заказов [3]. В некоторых видах производства, например металлургии, были заложены основы для дальнейшего перехода от кустарного производства к строительству мелких и средних заводов. В целом же роль крестьян в процессе формирования предпринимательского слоя была относительно не велика, т. к. их основным занятием было сельское хозяйство.

Иначе обстояло дело с участием в предпринимательстве мелких служилых людей -стрельцов, пушкарей, казаков. Проживая в городских слободах, они постепенно втягивались в торгово-ремесленную деятельность. Так, в начале XVII века служилым людям принадлежало в Воронеже 24 лавки. До середины 20-х гг. служилые люди не платили пошлину за занятие торговлей, однако с течением времени законодательство в отношении них ужесточалось, торговля в среде служилых людей стала облагаться налогами. Более того, согласно указу 1642 года, распространявшемуся на все города России нетягловому населению запрещено было приобретать лавки и амбары. В 1643 году все лавки, приобретённые ими после 1624 года, передавались посадскому населению [4]. В 1649 году в соответствии с Соборным уложением царя Алексея Михайловича торговая деятельность служилых людей стала облагаться таможенной пошлиной. Если же торговые обороты превышали 50 рублей в год, то такие дворы служилых людей переходили в посад, лишались хлебного жалованья [5]. В результате торговля в среде служилого населения сокращалась. Данные меры были предприняты правительством с целью увеличения поступления в казну налогов от торговой деятельности. Кроме того, на решения власти в некоторой степени влияло недовольство посадского населения, вызванное соседством людей, занимавшихся промыслами и не плативших податей и, как следствие, представлявших собой дополнительную конкуренцию.

Тем не менее, нельзя сказать, что интерес служилого населения к городской торговле совсем пропал. По всей видимости, не смотря на то, что первенство в области предпринимательской деятельности всё более утверждалось за посадскими людьми, стремление служилого населения улучшить своё материальное положение за счёт торговли сохранялось. Так, в 1671 году воронежский пушкарь О. Проскурин подаёт челобитную с просьбой разрешить ему построить лавку в городе на пустующем месте[6].

Помимо того, что служилые люди владели лавками, они также участвовали в прибыльной донской торговле, о чём свидетельствуют многочисленные челобитные с просьбой отпустить в казачьи городки для торгового промысла. Помимо торговли, они стремились улучшить своё материальное положение и другими способом: занимались на Дону рыбной ловлей [7].

Таким образом, служилые люди достаточно часто участвовали в торговле, особенно в первой половине XVII века, и являлись одним из источников для зарождающегося предпринимательского слоя. Исключение составляли дворяне. Они не проявляли заметного интереса к предпринимательству. По всей видимости, эта, наиболее привилегированная и обеспеченная, часть населения в XVII веке не была заинтересована в дополнительных источниках дохода.

Однако, не смотря на весьма активное участие мелких служилых людей в предпринимательской деятельности, первенство в этой сфере в XVII веке закрепилось за посадским населением. Данное обстоятельство логично проистекало из того, что ремесло и торговля изначально являлись основным занятием и источником средств к существованию для этой категории людей, следовательно, они по определению были наиболее близки к рынку и являлись потенциальной базой для зарождающегося предпринимательского слоя.

Посадские люди активно занимались как городской торговлей, так и донскими промыслами. Причём в течение XVII века их участие неуклонно возрастало. Так, в 1648 году из 118 лавок посадским людям принадлежала 41, а в 1658 году из 137 – 92 [8]. То есть – 34,7 и 67% соответственно. Одним из факторов, способствующим такой динамике была правительственная политика, вынудившая служилых людей, имевших свои лавки, либо перейти в посад и нести тягло в пользу государства, либо просто оставить занятие торговлей. Таким образом, можно говорить о том, что государство выступало в качестве активного участника в процессе формирования зарождающегося предпринимательского слоя.

В донской торговле посадское население также играло ведущую роль. Именно среди них было больше всего тех, кто отправлялся в казачьи городки на собственных судах [9], что свидетельствует о высоких прибылях и экономической состоятельности.

Посадские люди часто отправлялись в Царицын для покупки соли в больших количествах с целью её дальнейшей перепродажи как у себя на родине, так и в казачьих городках. Соль в рассматриваемый период времени была востребованным и выгодным товаром. Не редко целью путешествия на Дон был рыбный промысел, рыба пользовалась большим спросом [10]. Кроме того, некоторые ремесленники, зная о дефиците наиболее важных для жизнедеятельности донских казаков специалистов, стремились выехать на определённое время. В их число входили портные и сапожные мастера, хлебопёки, кузнецы и другие специалисты. Ассортимент товаров для торговли на Дону был весьма разнообразным. Он включал продукты питания: ржаную, пшеничную, гречневую муку, овёс, горох, конопляное семя, хмель, сухари, вино, пиво, сало, сливочное масло, жир, огурцы, чеснок, клюкву, орехи. Ходовым товаром была одежда и материя, кожевенные изделия, галантерея, предметы домашнего быта: посуда, решета, светильники, свечи, иконы. У донских казаков пользовалось спросом огнестрельное и холодное оружие, боеприпасы, конская упряжь, дёготь, капканы, сани, колёса. Уже в 30-е гг. XVII века встречались торговцы, которые везли на Дон смешанный комплекс продукции [11]. Всё это свидетельствует о том, что донские промыслы представляли огромный интерес и возможности для представителей зарождающегося предпринимательства. Торговля в казачьих городках приносила значительные прибыли, позволявшие увеличить обороты и расширить дело.

Посадские люди участвовали в административной жизни города: из их числа выбирали таможенных и кабацких голов и целовальников, они участвовали в губных выборах, для собственного управления выбирали себе старосту [12]. Предпочтение в этом вопросе, как правило, отдавалось наиболее состоятельным людям. Это было обосновано тем, что выше перечисленные должностные лица несли материальную ответственность за свою деятельность на посту и поэтому должны были быть платёжеспособными.

В среде посадского населения в течение XVII века происходит социально-экономическое расслоение. Упоминается несколько категорий посадских людей – «лучшие», «середние» и «молодшие». Подобная дифференциация была вызвана как развитием рыночных отношений -причиной, общей для всей России, так и развитием донской торговли – фактором, актуальным в первую очередь для районов Черноземья. Донские промыслы послужили источником для накопления значительных капиталов в руках наиболее успешных торговцев, став, таким образом, дополнительным импульсом для генезиса предпринимательства.

Бурное развитие донской торговли стало следствием увеличения численности донского казачества. Как известно, на протяжении XVII столетия правительственная политика в отношении крестьян неизменно ужесточалась, усиливалась крепостная зависимость, что привело к бегству многих представителей этого сословия на юг. Сельское хозяйство и ремёсла у казаков не были распространены, основным их занятием были военные походы, отсюда и происходила необходимость в продовольственных товарах и промышленных изделиях. В свою очередь, удачные набеги на турецкие и персидские земли становились источником богатой добычи, и появлялась возможность сбыта предметов роскоши русским купцам.

Рост торговых оборотов за счёт донских промыслов приводил к укреплению элементов кредитно-денежной системы, что в свою очередь усиливало процесс социально-экономической дифференциации. Богатые горожане стали давать деньги в долг под проценты. Кроме того, торговые операции всё чаще совершались не только с продовольствием, скотом и предметами быта, но и лавками, судами, мастерскими [13]. Эволюция кредитно-денежной системы в XVII веке открыла новые перспективы для торговцев и ремесленников. Дополнительные заёмные средства расширили возможности для предпринимательской деятельности.

Таким образом, посадское население наиболее активно занималось торговлей и ремёслами, а также принимало участие в донских промыслах в более значительных масштабах, чем люди из других сословий. Представители этого сословия Воронежского края стали в XVII веке основным источником формирования зарождавшегося в условиях развивающихся рыночных отношений предпринимательства.

В целом генезис этого социального слоя в Центральном Черноземье складывался в русле общегосударственных тенденций, однако имел и свои особенности.

Уникальное географическое положение -наличие донской речной системы, позволяло перевозить большие объёмы товаров на судах летом и на санях по льду зимой. Кроме того, появлялась возможность активных экономических отношений с донскими казаками, получения больших прибылей. Эти факторы явились импульсом для ускорения процесса накопления средств, открыли новые возможности для зарождающегося предпринимательства. Формирующийся, таким образом, торговый капитал открывал перспективы по вложению средств в аграрное и ремесленное производства.

Здесь, однако, не всё было однозначно. Прогрессивные явления в экономике сталкивались с феодальными устоями, выражавшимися в жёсткой сословной стратификации, низкой социальной мобильности, последовательном закрепощении крестьян, активным государственным вмешательством в рыночные процессы. Все эти факторы осложняли жизнь предпринимательства, замедляли развитие капиталистических элементов в экономике. Консервация феодальных устоев не позволяла сложиться сильному третьему сословию, то есть даже наличие дополнительных, обозначенных выше, уникальных для Воронежского края предпосылок, не могло противостоять этому обстоятельству.

Помимо оригинального территориального положения региона существовала ещё одна особенность. Воронеж и ряд других городов Черноземья были основаны как крепости, изначально предназначавшимися для защиты южных рубежей страны от угрозы с юга. Это обстоятельство обусловило типичную для таких населённых пунктов социальную стратификацию, выражавшуюся в численном преобладании служилого населения. Данная особенность повлекла за собой два следствия. Во-первых, стрельцы и пушкари играли достаточно весомую роль в торговой и ремесленной сферах в Воронежском крае, являлись, хотя и не основным, но весьма значительным источником формирующегося предпринимательского слоя в отличии от районов страны, где служилые люди были представлены меньшим числом. Во-вторых, присутствовала слабость посадских общин, чьим основным занятием были ремесло и торговля. Это обстоятельство в противовес рассмотренному выше географическому положению края замедляло генезис предпринимательства.

Несмотря на трудности и противоречивость процесса развития рыночных отношений, можно говорить о том, что торговая и ремесленная деятельность посадских и отчасти служилых людей в XVII веке заложила основы для возникновения капиталистических элементов в экономике Воронежского края, которая в рассматриваемый период оставалась по сути своей феодальной, как и во всей России.


Литература

1. Воронежские писцовые книги: Материалы для истории Воронежской и соседних губерний. / Сост. Л. Б. Вейнберг, А. Полторацкая. Воронеж, 1891. Т. 2. С. 3-4.

2. ГАВО. И-182. Оп. 3. Д. 421. Л. 8-10.

3. Душкова, Н.А. Кустарная металлургия IX – XVII веков и её значение для становления заводской базы черноземного юга России [Текст] /Н.А. Душкова, В.А. Григорова // Вестник Воронежского государственного технического университета. – 2008. – Т. 4. – № 8. – С. 25-29.

4. Памятники права периода сословнопредставительной монархии. / Под ред. А. А. Зимина // Памятники русского права. / Под ред. С. В. Юшкова. Москва, 1959. Вып. 5. С. 334.

5. Соборное уложение царя Алексея Михайловича 1649 года. / Под ред. К. А. Софроненко // Памятники русского права. / Под ред. С. В. Юшкова. Москва, 1957. Вып. 6. С. 309.

6. ГАВО. Ф. И-182. Оп. 3. Д. 168. Л. 1.

7. ГАВО. Ф. И-182. Оп. 5. Д. 22. Л. 3, 5, 8.

8. Чистякова Е. В. Воронеж в середине XVII века и восстание 1648 года. Воронеж, 1953. С. 34.

9. ГАВО. Ф. И-182. Оп. 3. Д. 373. Л. 10, 13, 18.

10. ГАВО. Ф. И-182. Оп. 5. Д. 22. Л. 2.

11. Мизис Ю. А. Формирование рынка Центрального Черноземья во второй половине XVII -первой половине XVIII вв. Тамбов, 2006. С. 292-293, 297.

12. Древние грамоты и другие письменные памятники, касающиеся Воронежской губернии и частью Азова: собраны и изданы К. Александровым-Дольниковым, Н. Второвым. Кн. 2. Воронеж, 1851. С. 45.

13. Древние грамоты и другие письменные памятники, касающиеся Воронежской губернии и частью Азова: собраны и изданы К. Александровым-Дольниковым, Н. Второвым. Кн. 1. Воронеж, 1851. С. 156.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *