Новые черты в организации строительного дела на Руси (XV-XVI вв.)

K.H. Гацунаев

Вестник МГСУ Выпуск № 4-3 / 2010

Рассматриваемый период исключительно важен для понимания парадигмы российского исторического развития в целом и, в частности, развития отечественной культуры. Сложный внутри- и внешнеполитический контекст, острые дискуссии о путях и способах дальнейшего движения русского общества, о возможности заимствования нового для нашей страны культурного опыта не могли не сказаться на отечественной материальной культуре XV-XVI вв. Перипетии исторического развития отразились и на организации строительного дела.

Общее число государственных податей и повинностей в конце XV в. достигло 20, среди них – обязанность ставить дворы и выполнять городовое дело. В XVI в. строительство жилых домов и других построек финансирует зажиточный частный заказчик. Владельцы дворов обязаны были давать на проведение градостроительных работ людей, деньги и лошадей с телегами. Реконструкция города также выступала в форме своеобразного налогового обложения, в котором участвовало все население города.

Ярким примером организации крупного строительства является возведение Успенского собора в Московском Кремле. Старый Успенский собор, сооруженный еще во времена Ивана Калиты, стал тесен для Москвы, обветшал и грозил обрушением. Поэтому Иван III и митрополит Филарет задумали разобрать старый храм и выстроить на его месте новый собор. Были объявлены торги, на которых выиграть мог подрядчик, назначивший более низкую цену. Победителями торгов оказались Иван Кривцов и Мышкин.

В 1472 г. в Московском Кремле начали строительство обширного храма по образцу владимирского Успенского собора, построенного еще в XII в. Два года московские
мастера сооружали собор, оставалось только замкнуть своды постройки, но 20 мая 1474 г. недостроенный Успенский собор рухнул. Вызванные в Москву псковские мастера, осмотрев руины, решили, что главной причиной катастрофы послужила известь, которая оказалась слабой, невязкой.

Пришлось искать мастеров за рубежом. Лучшими в Европе считались итальянские зодчие. Иван III направил в великую Венецию Семена Толбузина с миссией отыскать и привезти хороших строителей. Послу удалось уговорить Аристотеля (Родольфо) Фиораванти, находившегося в зените своей славы, ехать с ним в Москву. Свидетельством заключения договора с Аристотелем является известие, дошедшее до нас в составе Софийской II летописи, о том, что Семен Толбузин «рядися с ним по десяти рублев на месяц давати ему» [1, 219].

Фиораванти работал в своем родном городе Болонье, в Риме, Ченто, Венеции, Флоренции, Милане, Парме, Неаполе. В 1475 г., отвергнув приглашение турецкого султана, он отправился на Русь. Готовясь к сооружению главного храма, Аристотель посетил Владимир и другие древнерусские города, совершил путешествие на Север, вплоть до Соловецких островов. В дальнейшем Иван III использовал также и его искусство военного инженера. Разносторонняя деятельность Аристотеля Фиораванти стала важным фактором в развитии русской архитектуры и организации строительного дела на рубеже XV-XVI вв.

При постройке Успенского собора Фиораванти впервые в Москве применил глубокое заложение фундамента (свыше 4 метров). Аристотель научил москвичей обжигать кирпич, который был «нашего русского кирпича уже, продолговатее и тверже». Приготовил по своему рецепту известь, такую твердую, что к утру и ножом невозможно было раскрошить. Впервые в Москве была применена механизация строительных работ: кирпич и камень поднимали не вручную, а специальной подъемной машиной.

Сооружения Московского Кремля синтезируют различные художественные традиции – итальянские и древнерусские, при этом относящиеся к различным художественным центрам. Как справедливо отмечает Т.А. Матасова, в подрядных договорах той поры непременно оговаривались конкретные пожелания заказчика со ссылкой на образец [2, 304]. Иван III, поручая Фиораванти сооружение главного русского храма, четко представлял себе, каким он должен быть, поскольку этот храм призван отражать конкретную политическую программу. Образцом для мастера должен был стать Успенский собор во Владимире, что отражено в русских летописях [3, 324].

Это было время, когда русские посольства, одно за другим, приглашали из северной Италии новых строителей и зодчих (1484,1488,1493, 1499, 1504, 1527 гг.). Антонио Солари и Марко Руффо построили Грановитую палату по образцу Palazzo Bevilacqua в Болонье, они же соорудили стены Московского Кремля с нижними этажами их башен по образцу Castello Sforzesco в Милане. Миланец Алевиз Новый построил Архангельский собор и нижний этаж теремов.

Возможно, уже в XV в., в период грандиозных работ в Московском Кремле началось использование чертежей в государственном строительстве. Так, в самом начале работ по возведению Успенского собора, из Москвы во Владимир были посланы мастера для осмотра и «снятия меры». Этот процесс не мог не сопровождаться обмерами и их фиксацией в виде условной схемы и основных размерений. Даже безмасштабная схема будущей постройки позволяла определять объем работ и количество рабочей силы, а также облегчала составление «сметной росписи». По сведениям А. А. Тица, первые документальные данные об архитектурно-строительных чертежах относятся к XVI в. [4, 7].

На Руси долгое время использовалась преимущественно описательная форма проекта. Чертежи не были доведены до деталей постройки и требовали разъяснения. В тексте проекта последовательно и довольно подробно описывалось здание в целом, а иногда, опять же подробно, перечислялись применяемые материалы и установленный порядок работ. Этот документ — «сметная роспись», являясь основным проектным документом, содержал указания по применению строительных материалов и основные размеры частей здания, а также требование заимствовать формы отдельных деталей, например окон, наличников, крылец, от существовавших построек по выбору заказчика.

Общий культурный подъем первой половины XVI в. отмечен в сфере строительства и архитектуры созданием таких шедевров, как церковь в селе Дьяково под Москвой, храм Василия Блаженного и храм Вознесения в селе Коломенском. Вопрос о происхождении каменных шатровых храмов – вершины русского зодчества XVI в. -окончательно не решен. М.И. Ильин, исходя из того, что при Иване Грозном все они были возведены как мемориальные сооружения, посвященные важнейшим событиям государственного значения, высказал следующее предположение: «Обращение к шатру как определенной архитектурной форме остается загадочным, если не считать, что известным прототипом ему могла служить крепостная башня, крытая шатром, как символ горделивой силы государства, уверенно шедшего к закреплению своих достижений в невиданных до того масштабах» [5, 300].

Новые явления в русской культуре вступали в острый конфликт со старинными традициями. Формализм старинного русского благочестия XV-XVI вв. был его коренной чертой. Виднейшими представителями русской образованности и русского благочестия XVI в. были игумен Волоколамского монастыря Иосиф Санин и митрополиты Даниил и Макарий. Сохранение старины и усердная преданность форме, обряду, архитектурной традиции – характерные черты их мировоззрения. В результате, когда к середине XVI в. сформировались элементы самобытной новизны в русской архитектуре, то по отношению к традиционному стилю они казались непростительным новшеством, которого не могла допустить ортодоксальная часть русской церкви. Стоглавый собор решительно осуждает и запрещает впредь строительство шатровых храмов. Эта тенденция сохранилась и в более поздний период.

Экономический рост городов, развитие торговли и ремесла открыли широкие возможности для строительства по всей России. Создаются кирпичные здания, не имеющие исключительно культового назначения. Монастырские кирпичные трапезные, возможно, восходят к княжеским трапезным-гридницам эпохи Киевской Руси. Изменяется организация строительства каменных зданий, сооружение которых стало выгодным и доходным.

В связи с необходимостью обороны страны активно развивается крепостное зодчество. В 1514-1521 гг. построен тульский «город», в 1525-1531 гг. возведены стены и башни Коломны, тогда же – Зарайский Кремль, в 1551 г. – Свияжск, в 1556 г. получил каменные стены Серпухов, в 1566 г. заложен Орел. Происходит дальнейшее развитие московских укреплений. В 1535-1538 гг. обносится каменными стенами и башнями Китай-город, а в 1586-1593 гг. выдающийся мастер Федор Конь возвел стены Белого (Царева) города. В 1591 г. Москва опоясалась еще одним оборонительным кольцом -Скородомом. Техническое и архитектурное совершенство отличает стены и башни Смоленского Кремля, созданного в 1596-1600 гг. Федором Конем. Для того, чтобы аккумулировать ресурсы, необходимые для организации строительства смоленских укреплений, на время их возведения в стране были запрещены все каменные постройки. Координацией государственной политики в области строительного дела ведал особый орган – Приказ каменных дел. Его учреждение в начале 80-х гг. XVI в. свидетельствует о роли строительного производства в государственной и культурной жизни.

Основными материалами, вошедшими в практику каменного строительства, были кирпич, бут, камень, черепица, железо. Развитию каменного строительства способствовали возможности добычи и производства строительного материала.

Наибольшее распространение в строительных работах получил белый камень — известняк, обладающий рядом ценных свойств. Залежи его были широко распространены на Русской равнине и поэтому во многих случаях строители обходились без трудоемкой транспортировки. При разработке известняка получали не только сам камень, но и известь, которую использовали для приготовления связующего раствора каменной кладки.

В 1475 г. в селе Калитникове начал работать первый московский кирпичный завод. Производительность завода была большой: только на один стеновой зубец требовалось 600 штук кирпича, а таких зубцов было больше тысячи. Для башен изготавливали крепкий полупудовый, так называемый «двуручный», кирпич.

Постепенно развивалась техника кирпичного строительства, что потребовало изменений в организации производства строительных материалов. Приказ каменных дел попытался ввести единые меры элементов зданий, строительных конструкций и материалов. Так, был введен единый размер кирпича, который позднее стал государственным стандартом, обязательным для всех казенных заводов в XVI в. и получившим название «государева кирпича» — размером 312x134x89 мм. Наряду с этим широко применялись различные виды профильного кирпича, терракоты, многоцветная обливная керамика — от простых облицовочных изразцов до целых законченных деталей.

Таким образом, в течение XV – XVI вв. в русской архитектурно-строительной практике появляются новые важные черты. После долгого перерыва (впервые со времен Киевской Руси) в русские земли приглашаются иностранные мастера – военные инженеры и зодчие. Происходит творческое взаимодействие, осуществляются совместные проекты. В процессе организации строительства появляются документальные свидетельства существования текстов подрядных договоров заказчика с мастером. Новым явлением становится отражение в постройке конкретной политической программы. Внешнее сходство Московского Успенского собора XV в. с Владимирским Успенским собором XII в. должно было подчеркнуть преемственность властной традиции московских великих князей и, позже, царей с домонгольским Владимиро-Суздальским княжеством. Аналогичным образом, государство, выступая заказчиком каменных шатровых храмов как мемориальных сооружений, стремилось в новом силуэте подчеркнуть и закрепить мощь и масштаб государственной власти в новых исторических условиях. Запреты на строительство таких храмов, введенные Стоглавым собором, и позже, неоднократно подтвержденные, стали отражением острых дискуссий о возможности и допустимости самобытной «новизны» в русской культуре. В процессе организации строительства храмов заказчикам прямо указывали рекомендуемые канонические образцы. Строгие ограничения, вводимые в столице, привели к формированию своеобразного феномена северного русского зодчества (Ярославль, Ростов, Углич). Строительство в богатых городах верхнего Поволжья было менее детерминировано московскими ортодоксальными ограничениями.

В рассматриваемый период появляются постройки, которым заказчики изначально предопределили многофункциональное использование (Грановитая палата, Золотая Царицына палата, монастырские кирпичные трапезные). Новым явлением становится создание в 1583-1584 гг. Приказа каменных дел. Этот орган не только руководил кадрами строителей и зодчих, но и предпринимал попытки регламентации производства строительных материалов и работ.


1 Полное собрание русских летописей. Т.6. вып.2. М., 2001.

2 Матасова Т.А. Контракт, заключенный Аристотелем Фиораванти // Гуманитарные проблемы современности: социальная динамика строительной сферы. М., МГСУ, 2010.

3 Полное собрание русских летописей. Т.25. М., 2004.

4 Тиц A.A. Загадки древнерусского чертежа. М., 1978.

5 Очерки по истории русской культуры XVI в. Т.2. М., 1977.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *