Морской флот Соловецкого монастыря в XVI в

Автор: Богомазова Анастасия Александровна
Журнал: Вестник Московского университета. Серия 8. История 2014

Основанный на островах Белого моря в первой половине XV в., Соловецкий монастырь оказался единственным действительно морским монастырем в России, в жизни которого море играло решающую роль. Поэтому ведение монастырского хозяйства было невозможно без использования многочисленных морских судов различного размера и назначения. Это хозяйство включало также средства обеспечения их эксплуатации, береговую инфраструктуру и ряд промыслов, полностью или частично связанных с морем. Поэтому мы можем говорить не просто о совокупности судов, а именно о флоте Соловецкого монастыря эпохи его расцвета в середине XVI — середине XVII в. Монастырь приобретал, хранил, ремонтировал морские суда, использовал их в транспортных и торговых целях. По данным отводных книг в 30-х — начале 40-х гг. XVII в., у монастыря было 76 судов, из которых 23 — лодьи, самые крупные, грузовые суда1. Специальная карбасная служба, по данным на конец XVII в., занималась хранением и обеспечением деятельности монастырских морских судов2. Обитель имела целый ряд оборудованных причалов, как на островах, так и на материке. Складывание соловецкого флота происходит в конце XV — XVI в., а своего расцвета он достигнет в первой половине XVII в.

До сих пор нет специальных исследований, посвященных начальному периоду развития морского флота Соловецкого монастыря во второй половине XV и особенно в XVI в., с которого, по сути, и можно говорить о существовании рассматриваемого явления. Данная проблематика затрагивалась в работах, посвященных либо истории обители, в том числе ее хозяйства3, либо монастырскому флоту более поздней эпохи (XVIII—XIX вв.)4, а также северным речным судам5, либо освоению Северного Ледовитого океана и открытию пути в Сибирь6.

В указанных работах рассматриваются отдельные вопросы истории морского хозяйства Соловецкого монастыря конца XV — XVI в.: рост промысловой вотчины обители, количество морских судов, упомянутых в описях монастырского имущества, приводятся отдельные факты покупки морских судов, а также говорится о гибели в 1561 г. 15 соловецких лодий, везших известь для монастырских построек. А.А. Савич подробно описал перевозку соли в лодьях до Холмогор и далее в речных судах (насадах и дощаниках) на вологодский рынок по сухоно-двинскому пути, рассмотрел размеры дощаников, оплату носников и кормщиков. Однако эти вопросы были освещены им в основном на более богатом материале XVII в.

Беломорским судам исследуемого периода посвящена статья С.В. Морозова7. На основе комплексного анализа различных видов источников С.В. Морозов сделал предположения о размерах различных типов северных морских судов и отметил основные особенности их конструкции. Исследователь также проанализировал изображения морских судов на иконах. Говоря о роли Соловецкого монастыря в беломорском судостроении конца XV — начала XVI в., он отметил, что «само существование и рост обители на Соловках не только создавали потребность в строительстве и приобретении собственного монастырского промыслового и транспортного флота, но и формировало спрос на транспортное и промысловое обслуживание “морской вотчины” у жителей Беломорья»8.

Таким образом, к настоящему времени в литературе приведены отрывочные сведения о состоянии морского флота Соловецкого монастыря в начальный период его создания. Затронуты, но не раскрыты полностью вопросы о том, как проходил рост монастырского морского флота в XVI в., кто ходил на монастырских судах, каковы были основные направления движения судов. Во многом это связано со скудостью источниковой базы, однако далеко не все имеющиеся данные были выявлены и проанализированы.

Цель нашей статьи — подвести некоторые итоги изучению морского флота Соловецкого монастыря во второй половине XV — XVI в., т.е. за период от создания монастыря до постройки Соловецкой крепости (1578 г. в дереве, 1582—1596 гг. в камне). Вопрос о речных судах требует особого рассмотрения, в данном очерке мы не будем его поднимать.

При написании статьи были использованы описи Соловецкого монастыря XVI в., опубликованные акты9, Соловецкий летописец10, изданный в 1790 г., житие преп. Зосимы и Савватия Соловецких11, а также вкладная книга XVI в.12 и приходно-расходные книги Соловецкого монастыря за 1571—1575 гг., 1577—1578 гг., сентябрь 1581 — январь 1582 гг., 1584—1585 гг., 1588—1589 гг., 1589—1591 гг., т.е. книги с промежутком в два — три года13.

Прежде всего следует рассмотреть, как происходило складывание монастырского флота на протяжении второй половины XV— XVI вв. Единственным источником по истории соловецкой морской практики раннего времени является житие преп. Зосимы и Савватия. Оно так описывает путь старца Савватия с острова на материк за последним причастием: «уставися море, и бысть тишина велиа в мори. Старец же Саватии, в лодиицу (здесь и далее курсив наш. — А.Б.) малу вшед, и добре вмале преплыи морскую пучину точию двемя дними до Выга наволока»14. На «лодии», согласно житию, добирались на Соловки и преп. Зосима с Германом15. Однако терминология морских судов в XVI—XVII вв., тем более в XV в. не была устоявшейся, поэтому нельзя сказать точно, что представляла собой «малая лодиица» или «лодия». Из жития преп. старцев известно также о практике хождения по морю весной, когда море еще не очистилось ото льда16.

Согласно описи монастырского имущества 1514 г., составленной отводе его от бывшего игумена Евфимия священнику Геласию и соборным старцам, у монастыря было четыре лодьи со снастями, в том числе одна лодья — двинская, и одна — онежская17. В описи упомянуты также карбасные18 паруса (правда, о наличии карбасов опись ничего не говорит), да еще один якорь лодейной появился в монастыре после описания19.

Жители побережий Белого моря могли, беря в долг у монастыря зерно, соль или деньги, отдавать в залог среди прочего имущества небольшие морские суда и судовые снасти. В октябре 1515 г. Федор Кузьмин взял у монастыря в долг 100 пузов20 соли и дал в залог половину тони на реке Золотица, а также невод и карбас21. Неизвестно, поступил ли этот залог в монастырь.

В феврале 1541 г. игумену Соловецкого монастыря Алексею Юреневу была дана грамота, среди прочего освобождавшая от пошлин монастырские суда: «коли игумен и старцы где поедут на манастырское дело, или слуг, или крестьян пошлют продати что или купити на манастырь запасу.. лете в трех лодьях и в малых судех» (количество последних не указано). Про речные суда там же сказано следующее: «А коли поедут старцы Соловетцкого манастыря, с Колмогор к Устегу и к Тотьме, и к Волге в насаде или в трех насадех, а вести им в насадех шесть тысяч пуд соли…; а пойдут с Вологды назад в тех насадех, ино им вести хлеб и всякой запас мана-стырской против тех шти тысяч пуд соли.»22. Но до Холмогор соль должны были везти в лодьях. Следовательно, в три лодьи умещалось как минимум 6 тыс. пудов соли. Из этого С.В. Морозов сделал вывод, что грузоподъемность беломорской лодьи XVI в. была равна примерно 35—40 т23. В документе также есть отсылка к сгоревшей во время пожара грамоте великого князя Василия Ивановича, по которой от пошлин освобождались две монастырские лодьи и малые суда.

По отводной книге монастырского имущества 1549 г.24 у обители «четыре лодьи со всем запасом, с якори и с парусы, да карбасов болших и малых пятнадцать»25.

При игумене Филиппе (1546—1566 гг.) бурно развивается монастырское хозяйство, в том числе и морское. В 1547 г. игумену дана Иваном IV жалованная грамота на провоз от монастыря до Холмогор 10 тыс. пудов соли «в лодьях во шти или в семи», а по Двине к Устюгу, к Тотьме и к Вологде те же 10 тыс. пудов соли в двух или в трех насадах. Если же насады, идущие по Двине, застанет засуха, соль позволялось «розкладчи в дощаники и в малые сутки» везти безпошлинно»26. Но если игумен или старцы поедут «на монастырское дело. или продати, или купити что», идти разрешалось беспошлинно в 3 лодьях и в «малых судех». В 1551 г. грамота была подтверждена, но в 1555 г. беспошлинный провоз монастырской соли был отменен. Взамен монастырю пожаловали угодья на Выгу и на Суме реке27.

В 1559 г. Иван IV дал монастырю грамоту, позволяющую беспошлинно закупать хлебные запасы. В ней сказано, что старцы и слуги монастырские ходят с Соловков «с солью по те запасы в лодьях в болших и в малых и в мелких судкех, .а кладут ту соль на Колмогорах и на Турчасове в два насады», и далее — к рынкам сбыта соли, причем упоминается возможное перекладывание соли «из своих судов в наемные суды и на возы». Учитывалась также и возможность гибели лодий на море: «а случитца грех на море, над их лодьями разбитие, и учнут они на суды свои полнити, покупая соль на Колмогорах, и вы б им пуд давали на подворье же.»28.

Соловецкий летописец сообщает, что при игумене Филиппе развивалась система навигационных знаков: игумен «у губы у ворот по сторонам кучи великия высокия, и широкия делал, да на них кресты великие и высокие ставил»29. Исследователи полагают, что хотя сведения о заслугах игумена Филиппа помещены в Соловецкий летописец, скорее всего, в середине XVIII в., установка крестов как навигационных знаков во второй половине XV в. вполне возможна30. При нем же устроена удобная гавань на Большом Заяцком острове.

А в дополнительных мерах безопасности развивающийся монастырский флот явно нуждался. Соловецкий летописец сообщает, что в июне 1561 г. в море разбились 15 монастырских лодий, идущих с Двины с известью. На Соловках в то время строили каменный Спасо-Преображенский собор. Погибли многие монастырские служители, среди которых, согласно преданию, соловецкие монахи Вассион и Иона, бельцы Иоанн и Логин Яренские, позже прославленные в лике святых31. Пятнадцать лодий — это очень много, если считать лодьями крупные суда. Но терминология средневековых источников, повторим еще раз, не была устойчивой, да и лодьи, как и карбасы, были большие и малые. Какие лодьи имелись в виду в данном случае, сказать сложно.

В 1570 г. игумену Варламу отведено уже семь лодий «со всем судовым запасом» и пятнадцать больших и малых карбасов32.

Поморы и иноки могли давать морские суда, якоря, шеимы в качестве вклада в монастырь. В 7079 (1570—1571) г. старец Варсоноф корелянин Большая Борода дал в монастырь по родителях своих карбас за девять алтын33. В 1573 г. Меньшей Андреев сын завещал отдать в монастырь среди прочего имущества «якорь большой лодейной»34. А в следующем 1574 г. керетчанин Сидор Иванов завещал обители, помимо всего прочего, три карбаса и сойму35. В том же году черный священник Вастьян дал в монастырь сорок харов (харвы, гарвы — сети для лова семги) и карбас поедной36. В 1576 г. кемлянин Иван Клементьев сын Калачник завещал чудотворцам судно большое да два карбаса37.

Во вкладной книге Соловецкого монастыря XVI в. не раз отмечены такие вклады. Например, «Кирилова манастыря з Белаозера старец Нифонт Золотичанин дал денег и платья и цренов, и лодеи на 124 рубли»; «Из Каргополя Федор Малышкин дал 3 рубли по иноке по Силуяне. Да Федор же дал вкладу.. лодью со всею снастью за сорок рублев. Да дети его Микула да Филип дали вкладом в 107-м году (1598—1599 г. — А.Б.) лодью с парусом и с тремя якори, и шеимы, и завозы и со всею снастью за сорок рублев»38 и многие другие. Вкладывали различные типы судов: лодьи, лодьи-корелки, карбасы и даже один раз отмечен вклад дощаника39.

Монастырские суда активно покупались и продавались. В 7080 г. (1571—1572 гг.) был куплен карбас «у сверян у Федора у Пирога да у Ортемья у Никифорова сына»40. В 7081 (1572—1573) г. был куплен карбас у старца Кирила41. В 7082 (1573—1574) г. старец Андроник продал карбас42. В том же году в Кеми у Федора Шоги было куплено «судно болшое новое» за шестьдесят алтын43. В 7083 (1574—1575) г. было куплено четыре карбаса и одна новая лодья44. В 7086 (1577— 1578) г. пияльский приказчик старец Исак покупал лодьи на Онеге. В том же году у старца у Еустратья Орла был куплен карбас и «парусишко», у сухонаволочанина Гневаша Олексеева сына Турова — карбас, у онежанина Прокопья Иванова сына из Заостровья — лодья, у Ивана Васильева сына Селжанина — карбас, у Сидора Козмина сына Росолова — новый карбас со всею снастью и новый парус45.

В 80-е гг. количество монастырских судов продолжало расти. В 1581 г. у Неждана из Шунги был куплен карбас и парус46. В августе 1582 г. Тимофей Терентьев сын Куим продал нилмогубскому приказчику Соловецкого монастыря старцу Мордарию «треть свою лодейной снасти — и в парусе треть, да и в шейме треть, да и в якорех в двух треть, да и в завозех треть, а вместе та снасть с Онисимом Шалою, да с Васильем…»47. В 1585 г. «дано Родиону да Максиму з братьею Степановым детем с Онеги и с Корельского за лодьи, что старец Мисаило купил, недоплату 6 рублев»48. В том же году старец Исидор отдал в монастырскую казну деньги, «что карбасы и неводы продавал»49. В 7097 (1588—1589) г. у Стефана выгозерца был куплен карбас50. В 7098 (1589—1590) г. монастырь продал три карбаса и монастырское судно. В том же году обитель приобрела две лодьи и два карбаса51. В 7099 (1590—1591) г. было куплено две новых лодьи онежского дела52. В 1597 г. игумену Исидору отведено «8 лодей, и с парусы, и с якори, и с шеймами, и со всем лодейным запасом, да 20 карбасов больших и малых»53.

Таким образом, почти каждый год монастырь продавал и покупал морские суда. Лодьи покупались реже, чем карбасы. За один раз монастырь мог купить или продать несколько судов. Судя по описям, в 1597 г. у монастыря только на одну лодью больше, чем в 1570 г. Но по приходно-расходным книгам за этот период лодьи покупались не один раз. Возможно, вопрос в данном случае заключается в терминологии: какие суда подразумевали под лодьями в приходно-расходных книгах. Возможно также, что часть купленных лодий оставались в усольях и в монастырских описях не учитывались. Суда могли гибнуть на море. Дальнейшее изучение приходно-расходных книг, возможно, прольет свет на данные вопросы.

В приходно-расходных книгах содержится богатый материал для изучения направления движения монастырских лодей. Чаще всего монастырские суда ходили в Холмогоры, на Онегу (или, точнее, Турчасово), а также в усолья, например, в Летнюю реку, в Чупу, в Нилмогубу. В основном везли на продажу соль, ходили «за море» и на рыбные промыслы. В 7082 (1573—1574) г. старец Фегнаст «поехал за море за писцом», в следующем 7083 (1574—1575) г. он вернулся и отдал в монастырскую казну остаток денег, причем уточняется, что «даны ему те денги на дорогу в Варзугу, ездил к писцом»54. На лодьях отвозили из монастыря в усолья продуктовые запасы, одежду, цренное железо (црен — огромный железный ящик, или сковорода, в котором вываривали соль). На Вологде не только продавали соль, но и покупали необходимые запасы для монастыря, которые по морю также в лодьях перевозили в обитель. В 7081 (1572—1573) г. «старец Мисаило ездил на Двину с солью, издержал четыре рубли на мелкой росход на семь лодей», в том же году на Двину ездил с солью старец Андроник55. В 1585 г. старец Рафаил был послан в Сороку на лодье «по уголье. уголье в лодью провадити да судовой лес пороги спущати и в лодью провадити»56.

Случалось, что монастырские суда терпели кораблекрушение. В 1585 г. старец Архип и старец Игнатий были посланы в Варзугу на рыбную ловлю. Позже его лодью с варзужской рыбой разбило. Доверили чинить судно кормщику Юрью Плешку57. В 1589 г. «потонул с лодьи» священноинок Пимен58.

В грамоте царя Федора Ивановича, данной игумену Иакову в сентябре 1584 г., сказано, как и прежде, о трех лодьях и малых судах, на которых игумен, старцы или слуги беспошлинно ходили по монастырским делам59.

Монастырь не мог обходиться только своими судами, в приходно-расходных книгах отмечены случаи, когда старцы шли на «наемных лодьях». Нанимали также кормщика и «лодейных казаков». Так, в 7081 (1572—1573) г. старцу Игнатию Черному дано было два рубля и четыре гривны «на казаки на лодеиные наиму»60. В конце 80-х гг. XVI в. в Чюпском усолье у приказного старца Дементияна служил кормщиком Василий Химряк61.

Таким образом, на протяжении XVI в. увеличивается количество морских судов, принадлежащих монастырю, даже несмотря на то что суда периодически гибли во время бури. Если по описи 1514 г. значится 4 лодьи, то в 1597 г. у монастыря как минимум 8 лодий и 20 карбасов больших и малых. Самый значительный рост монастырского флота произошел при игумене Филиппе: в 1549 г. — 4 лодьи, в 1570 г. — уже 7, т.е. количество крупных судов увеличилось почти вдвое. Можно сказать, что к 1597 г. Соловецкий монастырь имеет свой небольшой флот, состоящий из лодий и карбасов. Суда, а также судовые снасти монастырь покупал, получал по закладным или в качестве вкладов, по духовным грамотам от жителей прибрежных селений. Лодьи служили прежде всего транспортным средством для перевозки грузов. Также на них могли перевозить хлеб и другие продуктовые припасы, соловецкие старцы отправлялись на лодьях в монастырские усолья и службы.


 

Примечания

1 СПбИИ РАН. Кол. 2 (Актовые книги Археографической экспедиции). Ед. хр. 137. Л. 186; РГАДА. Ф. 1201 (Соловецкий монастырь). Оп. 1. Ед. хр. 40. Л. 197.

2 РГАДА. Ф. 1201. Оп. 1. Ед. хр. 401.

3 Досифей (Немчинов). Географическое, историческое и статистическое описание ставропигиального первоклассного Соловецкого монастыря. М., 1836. Ч. 1—11; Ключевский В.О. Хозяйственная деятельность Соловецкого монастыря в Беломорском крае. М., 1867; Савич А.А. Соловецкая вотчина XV—XVII вв. (Опыт изучения хозяйства и социальных отношений на крайнем русском севере в древней Руси). Пермь, 1927; Борисов А.М. Хозяйство Соловецкого монастыря и борьба крестьян с северными монастырями. Петрозаводск, 1966.

4 Пальмин В.А. Монастырское судостроение на Соловках // Архангельская область: социально-экономическое развитие, история, культура, образование. Архангельск, 1999. С. 147—148; Филин П.А. Судостроение Соловецкого монастыря: лодья «Преподобный Зосима». М., 2004.

5 Французова Е.Б. Из истории северного судостроения в конце XVII — начале

XVIII в. // Отечественная история. 1994. № 4/5. С. 236—242.

6 Белов М.И. Арктическое мореплавание с древнейших времен до середины XIX в. М., 1956.

7 Морозов С.В. Беломорские суда XIII—XVI вв. // Соловецкое море: историко-литературный альманах. Вып. 1. Архангельск, 2002. С. 7—15.

8 Там же. С. 14.

9 Досифей (Немчинов). Указ. соч. Ч. III; Акты социально-экономической истории Северной России конца XV — XVI вв.: Акты Соловецкого монастыря 1479— 1571 гг. Л., 1988; Акты социально-экономической истории Северной России конца XV — XVI вв.: Акты Соловецкого монастыря 1571—1584 гг. Л., 1990.

10 Соловецкий летописец. М., 1790.

11 Минеева С.В. Рукописная традиция жития преп. Зосимы и Савватия Соловецких (XVI—XVIII вв.). Т. 2. Тексты. М., 2001.

12 СПбИИ РАН. Кол. 2. Ед. хр. 125.

13 Приходо-расходные книги Соловецкого монастыря. 1571—1600 гг. / Сост. Е.Б. Французова. М.; СПБ., 2013 (далее — ПРК).

14 Житие и чудеса преп. Зосимы и Савватия Соловецких чудотворцев. Первоначальная редакция // Минеева С.В. Указ. соч. С. 14.

15 Там же. С. 19.

16 Первоначальная редакция «чудес Вассиана» по Софийскому списку. О чудесах преподобного и богоносного отца нашего Зосимы // Там же. С. 52—53. Подробнее см.: Белов М.И. Севернорусские жития святых как источник по истории древнего поморского мореплавания // ТОДРЛ. Т. 14. М.; Л., 1958. С. 234—240.

17 Опись Соловецкого монастыря 1514 г. // Описи Соловецкого монастыря… С. 36.

18 Карбас — небольшое промысловое судно. Подробнее см.: Морозов С.В. Указ. соч.

19 Опись Соловецкого монастыря 1514 г. С. 35, 38.

20 Пуз вмещал 3 пуда соли, а пуд был равен 16,38 кг.

21 Акты социально-экономической истории Северной России конца XV — XVI в.: Акты Соловецкого монастыря 1479—1571 гг. С. 20. № 26.

22 Там же. № 85. С. 55.

23 Морозов С.В. Указ. соч. С. 13.

24 Начало отводной книги не сохранилось, а потому есть две точки зрения на ее датировку (1549 г. и 1566 г.). Подробнее см.: Крушельницкая Е.В. Содержание и структура текстов соловецких описей XVI в. // Описи Соловецкого монастыря. С. 249—259.

25 Опись Соловецкого монастыря 1549 г. // Описи Соловецкого монастыря. С. 51.

26 Акты Соловецкого монастыря. 1479—1571. № 130. С. 80.

27 Там же. С. 83.

28 Там же. № 241. С. 148—149.

29 Соловецкий летописец. М., 1790. С. 26—27.

30 Лаушкин А.В. О соловецких навигационных крестах XV в. // Север и история: Материалы международной историко-краеведческой конференции «Четвертые Феодоритовские чтения». Мурманск; СПб., 2012. С. 254—256.

31 Соловецкий летописец. М., 1790. С. 23.

32 Опись Соловецкого монастыря 1570 г. // Описи Соловецкого монастыря… С. 85.

33 ПРК. С. 42.

34 Акты социально-экономической истории Северной России конца XV — XVI в.: Акты Соловецкого монастыря 1571—1584 гг. № 506. С. 39.

35 Там же. № 543. С. 55—56.

36 Там же. № 542. С. 55.

37 Акты социально-экономической истории Северной России XV—XVI вв.: Акты Соловецкого монастыря 1572—1584. № 608. С. 87.

38 СПбИИ РАН. Кол. 2. Ед. хр. 125. Л. 29 об., 206 об.

39 Там же. Л. 172.

40 ПРК. С. 85.

41 Там же.

42 Там же. С. 68.

43 Там же. С. 91.

44 Там же. С. 112—115.

45 Там же. С. 120, 139, 141—143, 146.

46 Там же. С. 232.

47 Акты социально-экономической истории Северной России XV—XVI вв.: Акты Соловецкого монастыря 1572—1584. № 809. С. 182.

48 ПРК. С. 278.

49 Там же. С. 280.

50 Там же. С. 317.

51 Там же. С. 321, 329, 330, 341, 344, 346.

52 Там же. С. 356.

53 Опись Соловецкого монастыря 1597 г. // Описи Соловецкого монастыря… С. 167.

54 ПРК. С. 92, 99.

55 Там же. С. 93.

56 Там же. С. 279.

57 Там же. С. 274—275.

58 Там же. С. 314, 318.

59 Досифей (Немчинов). Указ. соч. Ч. III. С. 38.

60 ПРК. С. 89.

61 Там же. С. 278, 279.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *