«Крымские полоняники» и их выкуп в 50-х гг. XVII в.: к истории колонизации южной окраины Московского государства

В.Д. Жуков

Одна из наиболее характерных черт истории допетровской Руси – длительная и не всегда удачная борьба за обеспечение безопасности границ и минимизацию потерь населения от внешних вторжений 1. Особенно тяжелой была эта борьба на южных степных рубежах. Постоянные людские потери, которые несло Московское государство на этом направлении, сделали необходимым возникновение целой системы выкупа пленных, в первую очередь из Крымского ханства.

Государственный выкуп пленных существовал на протяжении всей истории Московского государства. На эту сферу государственной политики тратились значительные средства, к ней прилагались большие дипломатические и административные усилия.

Особенности функционирования этой системы в разные периоды изучены неравномерно. Большинство работ посвящено начальным этапам ее становления2, вопросы же ее истории в первой половине XVII в. лишь затрагиваются в обобщающих обзорах 3. Исключением является лишь небольшая статья О.В. Скобелкина 4.

Между тем история государственного выкупа пленных в XVII в. представляет значительный самостоятельный интерес. С одной стороны, первая половина XVII в. была тяжелым временем для южных окраин Московского государства. М.Ю. Зенченко отмечает, что в конце 20-х – начале 30-х гг. XVII в. города перестают выполнять свою функцию по защите от татарских набегов – «в эти годы ряд пограничных уездов был буквально выжжен татарами, и правительству пришлось срочно строить новую укрепленную линию прямо в степи – Белгородскую засечную черту» 5.

А.А. Новосельский показал, что до 1613 г. были благоприятные условия для набегов татар, так как оборонительная система «не функционировала, а после 1613 г. лишь медленно начала восстанавливаться, но все еще была очень слабой… Будет, безусловно, сильно преуменьшенной цифра в 100 тыс. полона, захваченного татарами в десятилетие 1607-1617 гг. Присоединив сюда более 40 тыс. полона за 30-40-е гг. а также принимая ряд набегов за 20-е гг., мы можем считать, что в течение всей первой половины XVII в. могло быть взято в полон от 150 до 200 тыс. русских людей. Цифра эта будет минимальной» 6. С другой, именно в это время система выкупа достигла наивысшего развития. Соборное Уложение зафиксировало статус полоняничных денег как особой «общегосударственной милостыни»: «Полоняником на окуп збирати денги ежегод з городов всего Московского государства… в Посолской приказ. чтобы в том денежном зборе в и(ы)збылых не был, занеже таковое искупление общая милостыня нарицается, и благочестивому царю и всем православным християном за то великая мзда от Бога будет.» 7. Наличие постоянного значительного финансирования8 и внимание государства к этой проблеме позволило создать систему непрерывного поиска и вызволения попавших в плен соотечественников.

С середины XVII в. в пограничном противостоянии Москвы и Крыма обозначился перелом. Завершение строительства Белгородской черты во второй половине 40-х гг. в значительной степени обезопасило расположенные к северу от нее уезды и позволило русским войскам перейти к активным действиям 9. Кроме того, с 1648 г. Крымское ханство оказалось втянуто в конфликт на Украине, и, конечно, открывшиеся там возможности для практически безнаказанного грабежа и захвата полона делали небезопасные набеги на московскую «украину» малопривлекательными для работорговцев 10. Тем не менее еще и в 50-х гг. XVII в. в крымском плену оставалось множество захваченных в предшествующие годы людей, и правительство продолжало заботиться об их выкупе.

Сравнительно слабая изученность этой системы обусловлена ограниченностью имеющихся в распоряжении ученых источников. Между тем в фондах Посольского приказа (в РГАДА), в функции которого и входила организация выкупа, имеются материалы, позволяющие не только показать порядок выкупа и правительственную политику в этой области, но и проследить судьбы людей, ради которых и существовала вся система выкупа самих пленников.

Прежде всего скажем несколько слов об организации выкупа. Выкуп пленных производился на так называемой «валуйской размене», или «крымской посольской размене». Руководство выкупом полоняников было важным дипломатическим делом, которое обычно поручалось высокопоставленному дипломату, как правило, окольничему; его помощником выступал дьяк. С крымской стороны для наблюдения за выкупом посылали «розменного князя». Совершавшийся на Валуйках выкуп был завершением долгой и сложной подготовительной работы.

Как известно, Крымское ханство было одним из тех государств, дипломатические отношения с которыми еще начиная с XVI в. были наиболее регулярными 11. В первой половине XVII в. послы или посланники отправлялись в Бахчисарай практически ежегодно, исключая годы обострения дипломатических отношений. Среди задач русской дипломатической миссии в Крыму был поиск подлежащих выкупу людей и достижение договоренности о цене. Судя по всему, соглашение о цене выкупа заключалось посланником непосредственно с теми, кто торговал пленными.

Частью этой договоренности становились обязательства русской стороны перед посредниками, которые брались доставить пленных на «розмену». Среди последних преобладали татары, но встречались и представители других народов Крыма: караимы, греки, армяне, турки. Обязательства фиксировались в виде кабалы, которую посланник давал посреднику в том, что на Валуйках пленный будет непременно выкуплен за оговоренную сумму: «… У татар полоняников на розмене по их посланниковымъ кабалам окупали»12; «Окупу за него дано по уговору и по кабале посланников восмьдесят рублев» 13.

Со своей стороны посланник составлял «полоняничную роспись», в которой фиксировались имена пленных и договорная цена за каждого из них. По возвращении он передавал ее в Посольский приказ, откуда по указу царя ее вместе с необходимой на выкуп суммой денег (согласно росписи) посылали из Москвы на «валуйскую размену».

Самые ценные сведения содержатся в «книгах росходных… на окуп полонеником», в большом количестве сохранившиеся в делопроизводстве Посольского приказа за XVII в. Дело в том, что в них фиксировались не только имена и суммы выплаченных денег, но и сведения о выкупленных людях.

В 1651 г. выкуп осуществляли окольничий князь Ф.А. Хилков и дьяк И. Никитин по росписям посольства Г. Волкова и Д. Огаркова этого же года, в 1655 г. – окольничий князь И.И. Ромодановский и дьяк С. Звягин по росписям посольства С. Лодыженского и А. Агаркова того же года. Как Ф.А. Хилков, так и И.И. Ромодановский были сравнительно молодыми администраторами, однако пользовались устойчивым положением при дворе и уже имели значительный опыт командования на южной окраине.

Ф.А. Хилков, по прозвищу «Молодой», в 1645 г. был назначен на пост Белгородского воеводы, которому подчинялись все воеводы прочих украинных городов. В 1646 г. участвовал в походе против крымских татар, который на продолжительное время предотвратил их попытки вторжения. В 1652 г. был командирован в Путивль, где вел переговоры с Б. Хмельницким о присоединении Украины к России 14.

И.И. Ромодановский, по прозвищу «Меньшой», на протяжении службы занимал придворные и военные должности, в 1647 г. был пожалован из стольников в окольничие. В 1654 г. «мы встречаем князя Ромодановского воеводой в Яблонове, где ему были подчинены воеводы других украинных городов и поручено было следить за татарами, ногайцами, поляками и Богданом Хмельницким». В 1655 г. он также находился в Яблонове. За верную службу в 1657 г. был пожалован в бояре15. Крымским «разменным князем» в обоих случаях был Маметша Сулешев, неоднократно возглавлявший переговоры с Москвой в 50-х гг. XVII в. 16.

Оба документа находятся в составе книги 17, в которую вошло делопроизводство Посольского приказа по крымским делам за 1651-1657 гг. Каждый из документов представляет собой тетрадь, где собраны материалы, относящиеся к посольской деятельности какого-то определенного периода. Каждая тетрадь разделена на смысловые части, связанные с дипломатическими действиями, будь то уплата поминок или раздача жалованья татарам на приезде и на отпуске из Москвы.

Из всех этих частей в тетрадях нас интересовали так называемые «расходные книги», связанные с выкупом пленных. Рассмотрим каждую расходную книгу в отдельности.

Первая книга объемом 20 листов (с 91 по 111) описывает выкуп пленных на «валуйской размене» в сентябре 1651 г. В начальном протоколе книги написано заглавие, в котором говорится, кто посылается на «валуйскую размену» для совершения выкупа пленных.

Далее следует указ государя о выделении денег на выкуп пленных, подробно перечисляются источники денег и суммы, которые из них выделяются.

Основную часть расходной книги составляют записи о выкупе пленных, по 2-3 на странице. О каждом из них дается следующая информация:
    а) фамилия, имя, отчество полоняника;
    б) его территориальное происхождение;
    в) социальное происхождение или род службы;
    г) когда был взят в плен, где и при каких обстоятельствах;
    д) сколько лет провел в плену – это можно узнать, выяснив разницу между годом «размены» и годом взятия в плен;
    е) по какой цене, у какого посредника и на какие деньги выкуплен;
    ж) за пленного дали поручную запись в том, что по приезде в Москву он вернет уплаченные за него деньги, которые он должен был заплатить еще на «размене»;
    з) пленный не смог заплатить ту сумму, которая от него требовалась в счет окупа, поэтому окольничий заплатил за пленного из своего кошелька. Тем самым пленный является должником перед окольничим.

В конце книги подводится общий баланс потраченных и оставшихся денег.

Расходная книга 1655 г. объемом 22 листа построена несколько иначе. Ее открывает государева грамота о выделении денег из Посольского приказа. Список выкупленных пленных оформлен не «по статьям», а как расспросные речи. Помимо вышеназванных данных встречаются такие сведения:
     а) где, у кого и сколько лет жил в плену – здесь прямо говорится о количестве лет, проведенных в плену;
     б) в отдельную группу выделены пленные, на которых дали поручные записи в том, что они вернут заплаченные за них деньги.

Вместе с тем отсутствует информация о том, у кого был выкуплен полоняник. Кроме того, в 1655 г. несколько человек были не выкуплены, а обменяны на крымских пленных, – в этом случае указывается, на кого был обменян данный человек. Помимо этого, несколько выходцев из Крыма имели статус вольноотпущенников или тарханов, – их не выкупали, но посредникам компенсировали дорожные издержки.

В распоряжении кн. Ф.А. Хилкова было 6 тыс. руб. государственных денег и 1 тыс. руб. частных – пожертвование кн. Н.И. Одоевского 18. По какой-то причине их не хватило, и недостающая сумма была погашена за счет денег, в срочном порядке занятых у армянина Лачинка – 789 руб. 24 алтына 2 деньги: «Да полоняником же на окуп заняли нарозмене… в кабалу у арменина у Лачинка восемьсот рублев. И тех денег по приему дьяка Ивана Никитина семьсот восмьдесят девять рубев дватцать четыре алтына две денги. И тем денгам росход» 19.

Кроме занятых у армянина денег, из других источников было взято 1 тыс. 704 руб. 23 алтына 3 деньги. В результате было выкуплено 78 чел.

Кн. И.И. Ромодановскому было послано 11 322 руб. 32 алтына 1,5 деньги, но здесь, напротив, не все пленники были доставлены на «размену» вовремя – кн. Ромодановский выкупил 67 чел., израсходовав 6848 руб.

В общей сложности на двух «разменах», сентябрь 1651 г. и 12 марта 1655 г. было выкуплено 145 полоняников.

Перейдем к анализу сведений о выкупленных людях. Начнем с их социальной принадлежности (табл. 1).

Социальная категорияВсего% от общего числа
Всего107 100
Служилые по отечеству27 25,2
Служилые по прибору56 52,3
Посадские люди2 1,9
Священники4 3,7
Крестьяне14 13
Вольные казаки4 3,7
Больше всего среди полоняников служилых по прибору, что вполне объяснимо, поскольку они составляли значительную часть населения пограничных уездов и, неся военную службу на засеках, больше других рисковали попасть в плен 20.

На втором месте стоят служилые по отечеству. Обладая более высоким статусом, чем приборные люди, они, видимо, реже и попадали в плен. Кроме того, не исключено, что их выкуп был обставлен большими формальностями. В отличие от выкупа других категорий населения, выкуп людей по отечеству требовал предварительного запроса служилого города в Разряд и согласования с Посольским приказом цены выкупа с учетом служебного статуса и поместного оклада 21.

Посадские люди редко попадали в плен, так как жили в городах, находящихся «в черте», которую к 50-м гг. XVII в. татары уже не могли проломить, да и там посады были немногочисленны. Те посадские люди, которые фигурируют в нашем случае, видимо, попали в плен случайно. Столь же немногочисленны и священники.

Крестьяне, наиболее многочисленная группа населения России, тем не менее, не являлась преобладающей в крымском полоне. Объяснением этому может послужить опять-таки тот факт, что крымцы в изучаемый нами период уже не имели возможности разорять уезды «в черте», в пограничных же районах их было немного, основную массу населения здесь составляли служилые люди по отечеству и по прибору.

Донские и яицкие казаки, не приносившие присяги московскому государю, выкупались редко.

Теперь рассмотрим вопрос о цене выкупа (табл. 2).

О ценах выкупа следует сказать, что они были зафиксированы еще в Уложении 1649 г.: «2. А на окуп давати полонеником за дворян и детей боярских… с их окладов, которые взяты на боех с поместных окладов, со ста четвертей по дватцати рублев. 3. А которые будут взяты… не на бою, и не в посылках, и тем давати на окуп со ста четвертей по дватцати рублев. 4. За московских стрелцов по сороку рублев. 5. О украинных городов, за стрелцов и за казаков по двадцати по пяти рублев. 6. За посадских людей по дватцати рублев за человека. 7. За пашенных крестьян и за боярских людей по пятинатцати рублев за человека» 22.

Социальная категорияСредняя цена выкупа (в руб.)Среднее квадратическое отклонение
Служилые по отечеству120,6 61
Служилые по прибору106 37
Посадские люди115 7
Священники104 5
Крестьяне109 62
Вольные казаки96,25 38
Однако на практике цены оказываются намного выше заявленных в законодательстве. Посредники, зная указную цену, стремились поднять ее, и московское правительство вынужденно было с этим мириться.

Вполне ожидаемо, что самой высокой была цена выкупа служилых по отечеству. Здесь же мы видим и самый большой разброс цен: они сильно зависели от служебного статуса и поместного оклада выкупаемого 23. Впрочем, стоит сказать, что, в отличие от центра страны служилое землевладение в южных уездах было нестабильным 24, и поместный оклад служилого человека здесь мог соответствовать его реальным боевым заслугам. Остальные социальные категории выкупаются за меньшие (хотя и существенно превосходящие указные) суммы, и разброс цен по ним не так велик.

Откуда происходили полоняники (табл. 3)?

УездыВсегоПроцент от общего числаВзяты до 1648 г. Взяты после 1648 г.
Всего123100
Замосковные уезды + Северо-Запад118,913
Южная окраина (к югу от Оки)6351,2258
Северская земля3931,8190
Поволжские уезды108,123

 

Распределение пленных по уездам их происхождения показывает, что наибольшее их количество связано с южной окраиной и Северской землей, непосредственно подверженных вторжениям.

Выходцев из Замосковья и других районов государства немного, это в основном служилые по отечеству, бывшие на службе в южных уездах. Теперь посмотрим на место пленения (табл. 4).

Где взяты в пленВсего% от общего числаВзяты до 1648 г.Взяты после 1648 г.
Всего52100
За чертой3159,6184
На черте815,422
В черте917,360
В Поволжье47,701

 

Здесь на себя сразу обращает внимание, что «в черте» взято пленных больше, чем «на черте». Это объясняется тем, что массовый захват пленных был возможен лишь при проникновении крымских войск вглубь территории Московского государства, в плотно заселенные районы. В 30-х и даже 40-х гг. это еще периодически случалось.

Этот вывод подтверждается и встречающимися в источнике указаниями на обстоятельства пленения (табл. 5).

ОбстоятельстваВсего% от общего числа
Всего71100
Приход крымского царя22,8
Нурадынов приход3042,2
В бою1825,3
В станице57
В посылке34,2
В походе11,4
В дороге22,8
В провожатых34,1
На стороже11,4
На рыбалке11,4
В Смоленскую войну22,8
На строительстве города22,8
Московское разорение11,4

 

Как мы видим, наибольшее количество людей забиралось в плен во время крупных военных компаний. Очевидно, за глухими формулами «в приход крымского царя», «в нурадынов приход» чаще всего скрывается
именно захват неподготовленных и невооруженных людей рассыпавшимися по южным уездам загонными отрядами. Несмотря на то, что крупные татарские передвижения, как правило, оперативно отслеживались, такие вторжения уносили из Московского государства наибольшее количество полона. Следующей по численности группой являются взятые в плен в боя или при исполнении боевых поручений («на стороже», «в посылке»). Это говорит о том, что южная московская окраина к середине XVII в. перестала быть легкой добычей для рейдов работорговцев.

Теперь посмотрим, сколько захваченные люди проводили в плену, ожидая выкупа (табл. 6).

Сколько летВсегоПроцент от общего числа
Всего55100
От 1 до 41425,5
От 5 до 102545,5
От 11 до 241120
От 25 до 4059

Прежде всего следует отметить, что наши материалы не подтверждают мнения о том, что выкуп, как правило, осуществлялся весьма оперативно. Лишь четверть полоняников провели в Крыму менее 5 лет. Вероятно, это характерно именно для государственной системы выкупа; родственники, конечно, стремились вызволить своих близких как можно скорее 25. С другой стороны, большинство пленных находились в плену не больше 10 лет и лишь изредка встречаются люди, проведшие вдали от родины по нескольку десятилетий.

Следует также сказать, что срок пребывания в плену неодинаков для различных социальных категорий. В табл. 7 представлены сведения о времени пребывания в Крыму отдельно по служилым по отечеству, служилым по прибору и крестьянам.

Из табл. 7 следует, что служилые по прибору выкупались наиболее оперативно: почти половина выкупленных провела в плену менее 5 лет. Напротив, дети боярские, как правило, выкупались в интервале от 5 до 10 лет с момента плена. Вероятно, это связано с тем, что их выкуп был обставлен большими формальностями 26. Совсем нет среди выкупленных недавно плененных крестьян; возможно, это связано с тем, что с завершением строительства Белгородской черты их стало среди пленных немного, и среди выкупленных людей этой категории преобладают захваченные еще в 30-х гг.

Сколько летСлужилые по отечеству%Служилые по прибору%Крестьяне%
Всего10100201008100
От 1 до 411094500
От 5 до 10660735450
От 11 до 24220315225
От 25 до 4011015225

Выше речь шла исключительно о пленных мужского пола. Но в числе пленных, фигурирующих в нашем источнике, были и женщины. Сравнительно с мужчинами, их немного: 5 крестьянок, 2 дворянки, 4 жены служилых по прибору, социальное происхождение еще 13 не указано. Особняком стоит княжна Лукерья Туренина. Всего за 1651 и 1655 гг. было выкуплено 22 женщины, еще три вдовы были отпущены без выкупа, им оплатили только проезд и пошлины.

Все пленницы, кроме княжны, происходят из южных уездов – из городов Белгородского разряда или из Северской земли, и все они провели в плену не меньше 10 лет. Очевидно, подавляющая часть захваченных женщин попадала на рабские рынки Средиземноморья и уже не могла вернуться на родину.

Таким образом, данные о русских полоняниках в Крымском ханстве середины XVII в. позволяют говорить, что к этому времени угроза татарских набегов для центральных районов страны отошла в прошлое. Судя по составу выкупаемых пленных, подавляющая их часть происходила из южных уездов государства, причем и здесь заметны перемены: если большинство людей, захваченных в 30-х – первой половине 40-х гг. XVII в., попали в руки работорговцев во внутренних уездах, при прорыве крымскими силами русских линий обороны, то среди полоняников конца 40-х – начала 50-х гг. преобладают взятые «на черте» или «в бою». Таким образом, имеются основания говорить о заметном улучшении обороны границ в это время.

Столкнувшись с постоянными вторжениями крымцев и до определенного момента не имея возможности их предотвратить, Российское государство вынуждено было озаботиться вызволением оказавшихся в плену соотечественников. В 50-х гг. XVII в. существовала вполне зрелая государственная система выкупа из плена. Проанализированный материал говорит о том, что в ее основе лежало сложное и, в целом, достаточно эффективное взаимодействие различных ведомств. Члены русского посольства в Крыму разыскивали пленных, договаривались с посредниками о цене выкупа и о доставке людей «на размену» в город Валуйки. Посольский приказ выделял необходимую сумму на выкуп, и назначенный представитель русского правительства выкупал полоняников у крымских посредников. Все действия по выкупу пленных от начала до конца строго документировались.

В то же время выкуп пленных сталкивался со значительными сложностями, прежде всего объективного характера. Его организация требовала большой подготовительной работы, и дело чаще всего затягивалось на несколько лет; в наибольшей степени это относилось к служилым людям по отечеству, выкуп которых, видимо, был сопряжен с большими формальностями. Кроме того, российским представителям в Крыму приходилось действовать в условиях, когда у продавца «живого товара» имелась возможность продать своих пленников на рабских рынках Средиземноморья, предъявлявших практически неограниченный спрос на людей. В силу этого им не удавалось удержать цены в пределах, предусмотренных Соборным Уложением. Наконец, система выкупа в первую очередь была ориентирована на освобождение пленных-мужчин; женщины выкупались редко, очевидно, потому, что пленницы в большинстве быстро попадали из Крыма на территорию Османской империи и уже не могли вернуться на родину.

В целом государственный выкуп пленных был важной составной частью политики Московского государства по освоению и защите южных окраин страны. Не всегда имея возможность защитить от рейдов работорговцев своих подданных, обитающих или несущих службу в уездах к югу от Оки, правительство стремилось обеспечить тем из них, кто попадал в плен, шанс вернуться на родину. Можно утверждать, что организация выкупа считалась одним из важнейших государственных дел и пользовалась широкой поддержкой в русском обществе XVII в.


ПРИМЕЧАНИЯ

1 Милов Л.В. Великорусский пахарь и особенности российского исторического процесса. – 2-е изд. – М., 2006. – С. 533.

2 Шмидт С.О. Русские полоняники в Крыму и система их выкупа в середине XVI в. // Вопросы социально-экономической истории и источниковедения периода феодализма в России. – М., 1961; Хорошкевич А.Л. Русь и Крым: От союза к противостоянию (конец XV-XVI в.). – М., 2001. – С. 208-224; Тарасов А.Е. «Всех пленных окупати…». История законодательного закрепления выкупа пленных в России // Русь, Россия: Средневековье, Новое время. Чтения памяти академика Л.В. Милова. Москва, 19-20 сентября 2009 г. Материалы к конференции. – М., 2009. – С. 43-45; о более ранних этапах торговли пленными в Причерноморье см.: Карпов С.П. Работорговля в Южном Причерноморье в первой половине XV в. (преимущественно по данным массарий Каффы) // Византийский временник. – 1986. – Т. 46.

3 Бережков Н.М. Русские пленники и невольники в Крыму // Труды VI Археологического съезда в Одессе (1884 г.). – Одесса, 1888; Ящуржинский Х. Южно-русские пленники в Крыму // Известия Таврической ученой архивной комиссии. – Симферополь, 1912. – № 47; Лавров А.С. Военный плен и рабство на границах Османской империи и Российского государства в XVII – начале XVIII века // ГИИМ: Доклады по истории 18 века – DHI Moskau: Vortrage zum 18. Jahrhundert. – 2010; Витценрат К.В. Рабство, выкуп и Московское государство (1551-1725 гг.) – доклад был прочитан в ГИИМ в Москве 5 мая 2011 г.

4 Скобелкин О.В. Воронеж и выходцы из татарского плена (конец 20-х гг. XVII в.) // Проблемы изучения истории Центрального Черноземья. – Воронеж, 2000.

5 Зенченко М.Ю. Южное российское порубежье в конце XVI – начале XVII в. – М., 2008 – С. 14.

6 Новосельский А.А. Борьба Московского государства с татарами в первой половине XVII в. – М.; Л., 1948. – С. 436.

7 Тихомиров М.Н., Епифанов П.П. Соборное Уложение 1649 года. – М., 1961. – С. 89.

8 По оценке Новосельского, несколько млн рублей см.: Новосельский А.А. Борьба… -С. 436.

9 Новосельский А.А. Борьба… – С. 363; Загоровский В.П. Белгородская черта. – Воронеж, 1968. – С. 114-120.

10 Загоровский В.П. Белгородская черта… – С. 138-139, 150.

11 Хорошкевич А.Л. Русь и Крым…; Виноградов А.В. Русско-крымские отношения. 50-е – вторая половина 70-х гг. XVI в. – М., 2007.

12 РГАДА. – Ф. 123. – Оп. 1. – Кн. 32. – Л. 209 об.

13 Там же. – Л. 210.

14 Хилков, князь Федор Андреевич // Русский биографический словарь. Фабер -Цявловский. – СПб., 1901. – С. 327.

15 Ромодановский, князь Иван Иванович // Русский биографический словарь. Романова-Рясовский. – Пг., 1918. – С. 117-119.

16 Новосельский А.А. Исследования по истории эпохи феодализма. – М., 1994. – С. 16 и далее.

17 РГАДА. – Ф. 123. Сношения России с Крымом. – Оп. 1. – Кн. 32: Расходные книги деньгам и рухляди в бытность в Крыму российских посланников и при посольской размене окольничими держанным на выкуп пленных, на раздачу жалованья и проч.

18 Н.И. Одоевский немалую часть жизни, с периодическими назначениями в Москву, провел воеводой на юге: в 1640 г. был назначен в Астрахань, в 1646 г. – в Ливны, где руководил защитой южных границ от нападений крымцев, 1651 г. был назначен в Казань, где находился до 1653 г. Трагическим пятном в его судьбе была скоропостижная смерть внезапно заболевшего сына в 1652 г., после которой царь Алексей Михайлович написал Одоевскому известное утешительное письмо. Крупной вехой в его государственной карьере было назначение главой комиссии по составлению Соборного Уложения. Подробнее об Н.И. Одоевском см.: Одоевский, князь Никита Иванович // Русский биографический словарь. Обезьянинов-Очкин. -СПб., 1905. – С. 160-167.

19 РГАДА. – Ф. 123. – Оп. 1. – Кн. 32. – Л. 93.

20 Важинский В.М. Землевладение и складывание общины однодворцев в XVII в. (По материалам южных уездов России). – Воронеж, 1974. – С. 78, 117.

21 РГАДА. – Ф. 123. – Оп. 1. – 1640 г. – Стб. 7. – Л. 8-14.

22 ТихомировМ.Н., Епифанов П.П. Соборное Уложение… – С. 89-90.

23 Уместно вспомнить, что попавший в плен в 1574 г. Василий Грязной просил Ивана Грозного о выкупе за 30 тыс. руб. и в итоге был выкуплен за 3 тыс. За В.Б. Шереметева, попавшего в плен в 1658 г., царь Алексей Михайлович сначала готов был отдать 50 тыс. руб., но затем опустил цену до 25 тыс. В результате Шереметев был выкуплен за 60 тыс. ефимков в 1681 г.

24 Черненко Д.А. К характеристике сельских поселений центральных районов России первой трети XVII в. (по материалам писцовых книг) // Вестник МГУ. Серия 8. -История. – 2003. – № 4; Хитров Д.А. К вопросу об эволюции феодального владения в Центральном Нечерноземье в XVII-XVIII вв. // Вестник МГУ. Серия 8. История. – 2004. – № 1.

25 Шмидт С.О. Русские полоняники… – С. 32.

26 См. комментарий к табл. 1.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *