Князья Щенятевы — воеводы Московского государства XVI в.

Автор: Белов Никита Васильевич
Журнал: Историческое обозрение. 2020

Историческая память избирательна. Княжескому семейству Щенятевых в этом отношении явно не повезло: на страницах исторических исследований и научно-популярной литературы представители этого рода появлялись от случая к случаю, их имена упоминались лишь вскользь, как бы ненароком. Несмотря на живой интерес, который историческая наука в последние десятилетия проявляет к истории аристократических родов и воеводскому корпусу XVI в., сколь-нибудь значительной работы о князьях Щенятевых так и не появилось. За прошедшие полтора столетия уровень изученности этой княжеской фамилии не поднялся выше сухих словарных статей1. Попыткой хотя бы отчасти исправить подобную несправедливость должно стать монографическое исследование, в настоящее время подготавливаемое автором данных строк. Тем не менее, вопрос о воеводском умении Щенятевых, их вкладе в военную историю Московской Руси XVI в. требует отдельного рассмотрения в рамках настоящей статьи.

Княжеский род Щенятевых продержался на исторической арене крайне недолго — в течение жизни двух поколений. Из его рядов вышли лишь трое государственных и военных деятелей: основатель рода Михаил Данилович Щенятев и его сыновья Василий и Петр Михайловичи. Несмотря на это, Щенятевы, несомненно, сослужили большую службу московским государям — Василию III и Ивану IV Грозному, оставив заметный след в истории России XVI столетия. Прежде всего — в военной сфере.

Семейство Щенятевых происходило от выехавшего на Русь в 1408 г. и перешедшего на службу Москве потомка литовского правителя Гедимина — князя Патрикия Наримонтовича. Правнук Патрикия, князь Даниил Васильевич Щеня, был одним из наиболее выдающихся государственных и военных деятелей времени правления Ивана III и Василия III. На его счету числилось немало славных побед: взятие Вятки (1489), Вязьмы (зима 1492/93), Смоленска (1514), походы «на свейские немцы» (1496 и 1501), разгром литовского войска в крупном полевом сражении на Ведроше (1500)2. Тактический талант князя Даниила не вызывал у современников ни малейшего сомнения.

Сын Даниила — Михаил Щенятев — не был начисто лишен военного дарования, но и выдающимися полководческими способностями, по-видимому, не обладал. Начиная с 1510 г. Михаил Данилович Щенятев привлекается великим князем Василием III к выполнению важнейших государственных дел и поручений (БАН. Арханг. собр. Д. 193. Л. 442 об., 444; Масленникова, 1955: 193; Иоасафовская летопись, 1957: 159)3. Впервые на поле боя он появляется в мае 1512 г.: при отражении набега крымских «царевичей» на Белевские и Одоевские места Щенятев получает место первого воеводы Большого полка, фактически — главнокомандующего пятиполковой русской армией.

Для первого зафиксированного в источниках боевого выхода это очень почетное назначение! До открытого боестолкновения в тот раз дело не дошло, при приближении государевых воевод татары отступили в степь. По всей видимости, посланное против крымцев войско было невелико — каждый из пяти полков возглавлялся лишь одним воеводой (Разрядная книга, 1966: 45; Разрядная книга, 1977а: 115-116; ПСРЛ, 1853: 252; ПСРЛ, 1904: 15; РГАДА. Ф. 181. Д. 11. Т. 3. Л. 208 об. — 209; РГАДА. Ф. 181. Оп. 1. Д. 365. Л. 50). В этой ситуации оказавшийся во главе Большого полка и всего русского войска и не имевший в «товарищах» более опытных военачальников Михаил Щенятев становился не только формальным, но и реальным руководителем ответственной боевой операции4. Значит ли это, что у него был какой-то боевой опыт, не нашедший отражения в летописях и разрядных книгах? На этот вопрос ответить наверняка невозможно.

Так или иначе, руководство военного ведомства и лично Василий III доверяли князю Михаилу и не сомневались в его полководческих способностях. С началом очередной русско-литовской войны Михаил Данилович возглавил полк Правой руки в армии своего отца Даниила Щени. В этом качестве он дважды — летом 1513 г. и летом 1514 г. — ходил в поход на Смоленск, участвовал в триумфальном «Смоленском взятии», после которого сразу же получил новое воеводское назначение, взяв под команду Передовой полк. Усиленный смолянами полк Щенятева совершил успешный рейд вглубь литовской территории, в ходе которого власть Москвы безропотно признали города Мстиславль, Кричев и Дубровна (Разрядная книга, 1966: 51-53; Разрядная книга, 1977а: 129-131, 135, 137, 142-144; Иоасафовская летопись, 1957: 164). И если во время похода 1513 г. Щенятеву в «товарищи» был придан опытный воевода князь П.С. Лобан-Ряполовский5, то уже в 1514 г. вторым и третьим воеводами в полку Михаила Даниловича значатся совсем неопытные князья Н.В. Хромой-Оболенский и И.Ф. Бородатый-Ушатый6. Не исключено, что внезапное появление Михаила Щенятева на ключевых военных должностях в 1512-1514 гг., а также пожалование ему боярского чина в мае 1514 г. (Корзинин, Штыков, 2017: 332, 336) было напрямую связано со старением его отца Даниила Щени. Василий III словно бы готовил Щене замену, постепенно вводя Михаила в среду высшего генералитета и в Боярскую думу. Со смертью Даниила Щени в 1515 г. Михаил из года в год получает ответственные назначения, однако, насколько известно, в открытых столкновениях с противником более не участвует. Михаила предпочитали держать в качестве городового воеводы или воеводы на Берегу — южном рубеже Московского государства. В 1516 г. князь воеводствует в Вязьме (Разрядная книга, 1966: 59). Осенью 1517 г. во время наступления литовских войск на псковские пригороды он был послан в Серпухов к удельному князю Андрею Старицкому, заменив на боевом посту воеводу князя Д.В. Ростовского (Там же: 61). На следующий год возглавляет пятиполковый заслон на «Берегу», в Серпухове — на случай, если союзный Литве крымский хан вздумает ударить по русским землям с юга (Разрядная книга, 1977а: 158; Разрядная книга, 1989: 143). Весной 1520 г. Щенятев назначается первым воеводой русских ратей в предстоящем походе на Литву. Полки князя уже были собраны в Дорогобуже, когда из Москвы прибыла весть об отмене экспедиции (Сборник, 1887: 213; Сборник, 1882: 564). В 1520-1521 гг. продолжает прикрывать южные рубежи, стоя во главе полков в Тарусе, а после опустошительного крымского набега 1521 г. — в Серпухове (Разрядная книга, 1966: 66-67; Разрядная книга, 1977а: 173, 177, 180). В мае 1522 г., накануне ожидаемого нападения татар, Михаил Данилович с сотней «лучших» дворян сопровождал Василия III в коломенский военный лагерь, где сам получил назначение вторым воеводой Большого полка, уступив место главнокомандующего молодому князю Д.Ф. Бельскому (учитывая отсутствие у Бельского всякого боевого опыта7 реальное командование армией в случае отражения крымского набега находилось бы в руках Щенятева) (Разрядная книга, 1966: 68-69; Разрядная книга, 1977а: 182-184). Длительная опала князя в связи с «делом» обосновавшейся в Москве со времен Софьи Палеолог оппозиционной Василию III «греческой партии» похоронила военную карьеру князя. Его неоднократно отправляли в ссылку — на воеводство в захолустные города, серьезных же боевых назначений он более не получал (Белов, 2019б: 8-10). В 1533/34 г. Михаил Данилович скончался, будучи воеводой в Великом Устюге, приняв перед смертью постриг с именем Мисаил (Послужной список, 1791: 26; Вкладная, 2006: 84).

С кончиной Михаила род Щенятевых на протяжении нескольких лет не был представлен ни в среде высшего военного командования, ни в Боярской думе — вероятно, из-за малолетства сыновей Михаила: Василия и Петра. Своим возвышением братья были обязаны всесильному временщику князю И.Ф. Бельскому, в 1541 г. занявшему первенствующее положение в правительстве при малолетнем Иване IV8.

Василий Михайлович на военном поприще успел сделать совсем немного. Во время обороны окских рубежей от войск крымского хана Сахиб-Гирея в июле 1541 г. князь возглавлял «запасной» отряд дворян из числа членов Государева двора, стоявший на р. Пахре и должный в случае необходимости оказать поддержку основным силам русского войска на том или ином участке обороны. К счастью, устрашенный численностью противостоявшей ему армии и в особенности — московской артиллерией Сахиб-Гирей «побеже» прочь (Разрядная книга, 1977б: 296; ПСРЛ, 1859: 297; ПСРЛ, 1904: 139; Книга глаголемая, 1850: 41). Непосредственно в боевых операциях Василий не участвовал: в 1546 г. он возглавлял Передовой полк в Коломне (в «товарищах» — довольно-таки опытные князь Ю.И. Темкин-Ростовский, позднее — Ф.С. Воронцов9), а затем воеводствовал в Смоленске (Разрядная книга, 1966: 109, 112; Разрядная книга, 1977б: 318, 322). В октябре 1547 г. он, будучи отставленным от службы из-за тяжкой хвори, скончался (Назаров, 1975: 45, 52; Послужной список, 1791: 34; Вкладная, 2006: 83).

Младший брат Василия Петр Михайлович Щенятев в военном деле достиг куда больших высот. Достаточно лишь вкратце перечислить его боевые заслуги. Будучи воеводой в Муроме, в марте 1549 г. он успешно отбил набег казанцев, вторгшихся на «Муромские места»: отряд в 140 татарских конников принял бой у р. Кудьма и был «разбит наголову» (Шмидт, 1951: 296). В декабре 1550 г. совместно с князем Д.И. Микулинским разгромил пришедшее в Мещеру 8-тысячное войско ногайских татар (ПСРЛ, 1904: 161; Разрядная книга, 1966: 130; Разрядная книга, 1977б: 396-397; Посольские книги, 2006: 54; РГБ. Ф. 228. Собр. Пискарева. № 183. Л. 182 об.; РГБ. Ф. 205. Собр. ОИДР. № 183. Л. 116). В июне 1552 г. вместе с князьями И.И. Пронским, М.И. Воротынским, Д.И. Немым-Оболенским стремительным марш-броском отогнал от Тулы большое войско крымского хана Девлет-Гирея (Разрядная книга, 1966: 136; Разрядная книга, 1978: 414-415; ПСРЛ, 1965: 83-84; Насонов, 1962: 15-16; Курбский, 2015: 30, 32). Летом-осенью 1552 г. во главе полка Правой руки Щенятев участвовал в походе на Казань и в грандиозном «Казанском взятии», в ходе которого лично принял участие в сече, стремительной кавалерийской атакой предотвратив прорыв части татарского гарнизона у Елбугиных ворот (Курбский, 2015: 48, 52-60; ПСРЛ, 1853: 313; Разрядная книга, 1978: 438; ПСРЛ, 1965: 107; ПСРЛ, 1904: 215, 218). Во время русско-шведской войны 1554-1557 гг. зимой 1555/56 г. князь Петр возглавил поход пятиполковой русской армии в шведскую Финляндию. Благодаря успешным действиям передовых отрядов авангард шведов удалось сходу «втоптать» в Выборг, сам Выборг был осажден, шедшие на выручку обороняющимся подкрепления из Стокгольма наголову разбиты, окрестности города — страшно опустошены (Разрядная книга, 1966: 154; РНБ. Q.IV.89. Л. 174; ПСРЛ, 1965: 243; ПСРЛ, 1904: 264; Ниенштедт, 1883: 7; Новицкий, 1956: 5859). Успех похода обеспечил столь необходимый царю Ивану мир: уже летом того же года устрашенный русским нашествием король Густав I инициировал мирные переговоры, а 21 марта 1557 г. между Москвой и Стокгольмом был заключен договор о 40-летнем перемирии (Сборник, 1910: 23-55; РГАДА. Ф. 96. Оп. 3. Д. 4. Л. 1-2 об.). Щенятев справился с боевой задачей сполна. И ему было чем гордиться: в 1495 г. знаменитый дед Петра Щенятева воевода Даниил Щеня также ходил под Выборг, но, потеряв немалое число ратников, вынужден был отступить (Алексеев, 2009: 340-344). Петр Михайлович смог некоторым образом «реабилитировать» тактическую оплошку своего предка. На рубеже 1550-1560 гг. П.М. Щенятев несет службу на Оке, воеводствует в Свияжске (Разрядная книга, 1966: 160, 162, 167, 177; Разрядная книга, 1982а: 4, 60, 85; Разрядная книга, 1975: 81). В Полоцком походе 1562/63 г. он командует Сторожевым полком — в непосредственном подчинении Петра Михайловича находились 720 всадников поместной конницы из Боровска и Твери (Филюшкин, Кузьмин, 2017: 149-150; Петров, 2004: 43). Непосредственно в боях за Полоцк полк Щенятева не участвовал — во время осады он стоял против города, за рекой Двиной, «противу Богоявленьского взвозу», очевидно, прикрывая царскую армию от возможного удара с тыла и ведя артиллерийский обстрел городских стен (ПСРЛ, 1906: 354).

Вскоре после взятия Полоцка Щенятев вновь оказывается на южной украйне Руси — во главе трехполковой рати охраняет от крымских татар подступы к Туле (Разрядная книга, 1966: 202-203; Разрядная книга, 1975: 123). В 1564 г. князь служит воеводой в новоприсоединенном Полоцке, успешно обороняет его от литовской армии Н.Ю. Радзивилла, за что удостаивается царской награды — «золотого карабленого» (Разрядная книга, 1966: 205, 211; Буганов, 1969: 220; ПСРЛ, 1906: 390; ПСРЛ, 1965: 340; Кготка, 1846: 414; Разрядная книга, 1975: 135, 137-138; Разрядная книга, 1982б: 163-164). В весенне-летние месяцы 1565 г. князь Петр служит «в приставах» у татарского «царя» Симеона, расположившегося со своим отрядом в пограничном с Литвой Ржеве, затем — возглавляет трехполковую «легкую» рать, собравшуюся в Торопце «по озерецким вестям» (Разрядная книга, 1966: 220; Разрядная книга, 1975: 149; Разрядная книга, 1982б: 191-193; Разрядная книга, 1974: 37). Всего же на литовском «фронте» Петр Михайлович пробыл более трех лет. Это был пик его военной карьеры: престижное полоцкое воеводство, командование самостоятельными воинскими подразделениями и полное одобрение со стороны царя — несомненный успех. Последней боевой экспедицией князя Петра стала Болховская посылка октября 1565 г., в ходе которой русскому войску удалось отогнать войско крымского хана Девлет-Гирея, внезапно обрушившееся на южные границы Московского государства и подступившее к крепости Волхов. В этой экспедиции П.М. Щенятев возглавлял Передовой полк и в числе прочих воевод получил от довольного исходом дела Ивана IV наградной золотой (ПСРЛ, 1965: 348; Разрядная книга, 1966: 223-224). Жизнь Петра Щенятева завершилась трагично. Удачливый воевода, один из руководителей Земской Боярской думы выступил против опричных расправ царя Ивана, зимой 1565/66 г. самовольно приняв постриг в ростовском Борисоглебском монастыре с именем Пимен. Монашеский клобук не спас Щенятева: в ходе расследования «дела» И.П. Федорова-Челяднина Грозный вспомнил об иноке Пимене, приказал его схватить и подвергнуть страшным пыткам. 5 августа 1568 г. П.М. Щенятев испустил дух (Курбский, 2015: 142, 144; Послание, 1922: 41; Послужной список, 1791: 49; Книги расходные, 1910: 96; РНБ. Собр. Титова. № 4520. Л. 29)10. Петр Михайлович, как и его старший брат Василий, был бездетен, а потому с его смертью род Щенятевых пресекся.

Как же можно оценить результативность службы трех князей Щенятевых: Михаила, Василия и Петра? И каков их вклад в военные победы России XVI столетия? Михаил Данилович имел большой воеводский «стаж», однако из всех его многочисленных назначений собственно боевыми выходами можно считать лишь три: участие в двух Смоленских походах 1513 и 1514 гг. и в вооруженном рейде по литовским землям, состоявшемся сразу после взятия Смоленска в 1514 г. Только последняя из перечисленных экспедиций князя Михаила может считаться его самостоятельной боевой операцией, впрочем, осуществленной им весьма и весьма успешно. Василий Щенятев хотя и получил ряд ответственных назначений, но в боевых действиях, как уже говорилось выше, участия не принимал. А вот его брат Петр Михайлович был, по-видимому, прирожденным полководцем. В его послужном списке числятся победа над казанскими татарами на р. Кудьма (1549), отражение ногайского набега (1550), разгром передовых крымских частей под Тулой (1552), деятельное участие в Казанском взятии (1552), успешный Выборгский поход, приведший к заключению мирного договора со Швецией (1555/56), оборона Полоцка (1564), участие в победоносном марш-броске к Болхову (1565). И это не считая многочисленных воеводских назначений на южную, восточную и западную границы страны. Князь Петр не входил в число первейших стратилатов Московского царства. Но его боевые качества, несомненно, были чрезвычайно высоки. Царь Иван доверял ему ответственнейшие боевые посты и — ни разу не прогадал. Серьезных боевых проступков за Щенятевым не числилось. Он являлся воеводой второго порядка, но — одним из лучших! Стяжавший на полях сражений боевую славу князь Петр Михайлович, безусловно, заслужил светлую память потомков. Как заслужил ее и весь небольшой род князей Щенятевых, верой и правдой служивших на благо России в течение более чем 55-ти лет.


ПРИМЕЧАНИЯ

1 Лишь Н.С. Борисов посвятил военной деятельности князей Щенятевых отдельный краткий очерк в научно-популярной книге о русских полководцах XIII-XVI вв., правда, опираясь при этом практически исключительно на данные Русского биографического словаря 1912 г. (Борисов, 1991: 19-20; Борисов, 1993: 150-153).

2 Краткий обзор боевых выходов Щени см.: (Зимин, 1988: 32-33).

3 В ряде частных разрядных книг конца XVI — первой половины XVII вв. М.Д. Щенятев упоминается под 1492 г. как первый воевода полка Правой руки в походе на Вязьму (Разрядная книга, 1977а: 37; СПбИИ РАН. Колл. 115. № 93. Л. 20 об. — 21; РГБ. Ф. 178. Музейное собр. № 4464. Л. 13 об.; РНБ. F.IV.174. Л. 67; РНБ. Q.IV.86. Л. 160). В действительности, эта запись является дублетом позднейшей воеводской росписи, относящейся к марту 1513 г. (Разрядная книга, 1977а: 129-130). В специальном исследовании А.А. Зимина, посвященном вопросам текстологии «Пространной» редакции разрядных книг, этот дублет не указан (Зимин, 1992: 153-167). Ошибка составителей разрядных книг неоднократно воспроизводилась в исследовательской литературе; не выявил ее на раннем этапе исследования и автор данных строк (Володихин, 2011: 92; Темушев, 2013: 76; Белов, 2019б: 7).

4 В состав Большого полка вошли также удельные полки князей В.И. Шемячича и В.С. Стародубского — в то время служилые князья регулярно выступали в поле во главе собственных полков. Однако никакого реального участия в управлении всей русской армией они принимать никак не могли — эта задача целиком и полностью ложилась на плечи М.Д. Щенятева. Запись Собакинской разрядной книги однозначно свидетельствует о раздельных действиях удельных князей и государевых воевод в весеннюю кампанию 1512 г.: «и те воеводы до татарсково приходу на одоевские места в Северу ко князем прити не успели» (РГАДА. Ф. 181. Оп. 2. Д. 110. Л. 27-28 об.).

5 Участник похода на Северу, войн с Ливонским орденом и Великим княжеством Литовским (Разрядная книга, 1966: 22, 33, 35, 37, 39, 43, 46, 49).

6 Для обоих этот поход стал, судя по всему, первым боевым назначением — ранее их имена в разрядах не встречаются.

7 Ранее в 1519/20 г. он лишь воеводствовал в Кашире (Разрядная книга, 1966: 67).

8 И.Ф. Вельский был женат на сестре братьев Щенятевых Ксении. Петр Щенятев стал наиболее близким «первосоветником» Вельского, Василий получил ряд почетных воеводских постов (Вкладная, 2006: 5354; ПСРЛ, 1965: 42; Разрядная книга, 1977б: 296; ПСРЛ, 1859: 297).

9 О них см.: (Разрядная книга, 1966: 68, 72, 74, 76, 79, 80, 83, 84, 88, 89, 93, 95, 100-102, 107).

10 Подробнее об обстоятельствах и времени казни Щенятева см.: (Белов, 2019а: 185-188).


АРХИВНЫЕ МАТЕРИАЛЫ

БАН. Архангельское собр. Д. 193 (Сборник М.Я. Медоварцева, 1520-1530-е гг.). РГАДА. Ф. 96. Оп. 3. Д. 4 (Русско-шведский мирный договор 25 марта 1557 г.). РГАДА. Ф. 181. Д. 11. Т. 3 (Летописный свод 1560 г.). РГАДА. Ф. 181. Оп. 1. Д. 365 (Троицкий летописец 1530 г.). РГАДА. Ф. 181. Оп. 2. Д. 110 (Собакинская разрядная книга).

РГБ. Ф. 178. Музейное собр. № 4464 (Разрядная книга 1478-1603 гг., Колюбакинский список).

РГБ. Ф. 205. Собр. ОИДР. № 183 (Разрядная книга Болтиных).

РГБ. Ф. 228. Собр. Пискарева. № 183 (Разрядная книга 1487-1577 гг.).

РНБ. F.IV.174 (Разрядная книга 1478-1603 гг., Сокращенная редакция).

РНБ. Q.IV.86 (Разрядно-родословный сборник, посл. четв. XVII в.).

РНБ. Q.IV.89 (Разрядная книга 1478-1603 гг., Основная редакция).

РНБ. Собр. Титова. № 4520 (Вкладная книга Ростовского Борисоглебского монастыря 1586/87 г.).

СПбИИ РАН. Колл. 115. № 93 (Башмаковская разрядная книга).


БИБЛИОГРАФИЯ

Алексеев Ю.Г. Походы русских войск при Иване III. 2-е изд. СПб., 2009.

Белов Н.В. Антиопричное выступление князя Петра Михайловича Щенятева // Novogardia. 2019. № 1.

Белов Н.В. Михаил Медоварцев и князья Патрикеевы (К вопросу об источниках некоторых статей сборника БАН. Арханг. Д. 193) // Вестник «Альянс-Архео». Вып. 28. М.; СПб., 2019.

Борисов Н.С. Государевы большие воеводы: малоизвестные русские полководцы // Подвиг: героико-патриотический литературно-художественный альманах. Вып. 38. М., 1991.

Борисов Н.С. Русские полководцы XIII-XVI веков. М., 1993.

Буганов В.И. «Взятье полоцкое Литовские земли» — описание похода 1563 г. в разрядной книге Музейного собрания // Записки отдела рукописей. Вып. 31. М., 1969. Вкладная и кормовая книга Московского Симонова монастыря / Подг. к печ. А.И. Алексеев // Вестник церковной истории. 2006. № 3.

Володихин Д.М. Социальный состав русского воеводского корпуса при Иване IV. СПб., 2011.

Зимин А.А. Княжеская знать и формирование состава Боярской думы во второй половине XV — первой трети XVI в. // Исторические записки. Т. 103. М., 1979.

Зимин А.А. Формирование боярской аристократии в России во второй половине XV — первой трети XVI в. М., 1988.

Зимин А.А. Текстология Пространной редакции Разрядных книг (за 1475-1537 гг.) //

Архив русской истории. Вып. 2. М., 1992.

Иоасафовская летопись / Под ред. А.А. Зимина. М.; Л., 1957.

Книга глаголемая Летописец Федора Кирилловича Нормантского // Временник Общества истории и древностей Российских. Кн. 5. М., 1850.

Книги расходные казначея Пимена, ноябрь 1567 г. — декабрь 1568 г. // Никольский Н.К. Кирилло-Белозерский монастырь и его устройство до второй четверти XVII века. Т. 1. Вып. 2. СПб., 1910.

Корзинин А.Л., Штыков Н.В. Состав Боярской думы и дворцовых чинов в княжение Василия III // Былые годы. 2017. Vol. 44. Is. 2.

Курбский А. История о делах великого князя московского / Изд. подг. К.Ю. Ерусалим-ский, пер. А.А. Алексеев. М., 2015.

Масленникова Н.Н. Присоединение Пскова к Русскому централизованному государству. Л., 1955.

Назаров В.Д. О структуре «Государева двора» в середине XVI в. // Общество и государство феодальной России. Сб. статей, посвященный 70-летию академика Л.В. Черепнина. М., 1975.

Насонов А.Н. Новые источники по истории Казанского «взятия» // Археографический ежегодник за 1960 год. М., 1962.

Ниенштедт Ф. Ливонская хроника // Сборник материалов и статей, относящихся к истории Прибалтийского края. Т. 4. Рига, 1883.

Новицкий Г.А. Русско-шведские отношения в середине XVI века и война 1554-1557 годов // Вестник Московского университета. Историко-филологическая серия. 1956. № 2.

Петров К.В. Книга Полоцкого похода 1563 г. (исследование и текст). СПб., 2004.

Послание Иоганна Таубе и Элерта Крузе // Русский исторический журнал. Кн. 8. Пг., 1922.

Послужной список старинных бояр и дворецких… // Древняя российская вивлиофика. Ч. 20. М., 1791.

Посольские книги по связям России с Ногайской Ордой. 1551-1561 гг. Публикация текста / Сост. Д.А. Мустафина, В.В. Трепавлов. Казань, 2006.

Псковские летописи. Вып. 2. М., 1955. ПСРЛ. Т. 6. Софийские летописи. СПб., 1853.

ПСРЛ. Т. 8. Продолжение летописи по Воскресенскому списку. СПб., 1859. ПСРЛ. Т. 13. Летописный сборник, именуемый Патриаршей или Никоновской летописью. Ч. 1. СПб., 1904.

ПСРЛ. Т. 13. Дополнения к Никоновской летописи. Так называемая Царственная книга. Ч. 2. СПб., 1906.

ПСРЛ. Т. 29. Летописец начала царства. Александро-Невская летопись. Лебедевская летопись. М., 1965.

Разрядная книга 1475-1598 гг. М., 1966. Разрядная книга 1475-1605 гг. Т. 1. Ч. 1. М., 1977. Разрядная книга 1475-1605 гг. Т. 1. Ч. 2. М., 1977. Разрядная книга 1475-1605 гг. Т. 1. Ч. 3. М., 1978. Разрядная книга 1475-1605 гг. Т. 2. Ч. 1. М., 1982. Разрядная книга 1475-1605 гг. Т. 2. Ч. 2. М., 1982. Разрядная книга 1475-1605 гг. Т. 3. Ч. 3. М., 1989. Разрядная книга 1550-1636 гг. Т. 1. М., 1975. Разрядная книга 1559-1605 гг. М., 1974.

Сборник РИО. Т. 35: Памятники дипломатических сношений Московского государства с Польско-Литовским. Т. 1. СПб., 1882.

Сборник РИО. Т. 53: Памятники дипломатических сношений Московского государства с Немецким орденом в Пруссии, 1516-1520 г. СПб., 1887.

Сборник РИО. Т. 129: Памятники дипломатических сношений России со Швецией. СПб., 1910.

Темушев В.Н. Первая Московско-литовская пограничная война: 1486-1494. М., 2013.

Филюшкин А.И., Кузьмин А.В. Когда Полоцк был российским. Полоцкая кампания Ивана Грозного 1563-1579 гг. М., 2017.

Шмидт С.О. Продолжение хронографа редакции 1512 года // Исторический архив. Т. 7. М.; Л., 1951.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *