Город Тара – русская крепость на юге Cибири XVI-XVII вв.

Автор: Пузанов В.Д.
Журнал: Исторический формат. 2015

Город Тара был основан правительством для борьбы с Кучумом за бассейн р. Иртыша, но и после разгрома Кучума долго был военным центром, главная задача которого состояла в борьбе с кочевниками за южные территории Сибири. В 1594 г. из Москвы была отправлена военная экспедиция князя Андрея Елецкого на юг Сибирского царства, чтобы создать форпост русской власти в Среднем Прииртышье. В этот край после строительства Тюмени и Тобольска отступил Кучум, собирая дань с местного населения. Андрей Елецкий должен был изгнать Кучума и ногаев из южных татарских волостей и привести их под власть царя. Андрей Елецкий в 1594 г. основал город Тару на юге русских владений Сибири (Миллер 1937: 354).

Почему главой военной экспедиции, посланной для основания Тары, был назначен князь Андрей Елецкий? Андрей Васильев сын Елецкий происходил из рода князей Елецких, которые на протяжении поколений несли сторожевую службу на юге Владимирской Руси. Елец являлся одной из южных крепостей Рязанской земли, которая по своему южному положению часто видела набеги кочевников. Елецкие вели свой род от князя Ивана Козельского, принадлежали к потомкам князей Чернигова. Первые воеводы Тары А.В. Елецкий и Ф.Б. Елецкий родились в младшей ветви Елецких, которая происходила от Семена Юрьевича Елецкого (История родов русского дворянства 1991: 52).

Князья Елецкие были Рюриковичи по происхождению, однако, будучи боярами рязанских князей, они после объединения Руси не вошли в боярскую элиту московской знати. Елецкие входили в Государев двор, иногда выполняли важные поручения царей, были воеводами, стряпчими, стольниками. В 1582 г. князь И.М. Селезнев Елецкий был назначен царем воеводой большого полка войска, посланного в Казанский край. Воевода передового полка А.Я. Измайлов оспорил это назначение, заявив, что «ему Андрею меньше князя Ивановича Елецкого быть не в местно потому что преж всего Елецкие князья служили рязанским князьям великим и бывали с прадедом его и з дедом и с иными рязанскими бояры». Однако царь не отменил этих назначений, но разрешил записать челобитье А.Я. Измайлова в разряде и после службы дать ему суд.

А.В. Елецкий начал свою службу в Твери при дворе царя Симеона Бекбулатовича. По данным боярских списков конца XVI – начала XVII вв., князь А.В. Елецкий входил в нижнюю группу Государева двора и в элиту служилых землевладельцев Боровского уезда. Князь А.В. Елецкий служил среди выборных дворян по Боровску, имея довольно крупный оклад в 500 четей (Боярские списки 1979: 56). По данным разрядов, начало боевой деятельности князя А.В. Елецкого было положено в Ливонскую войну. В ноябре 1577 г. в Корелу царем был назначен новый воевода М.А. Безнин, а с ним стольники и дворяне с письменным головой князя И.А. Солнцевым – Засекиным удела царя Симеона Бербулатовича. В том числе были головы из удела царя Симеона Бекбулатовича: из Твери князь Григорий Солнцев – Засекин и князь А.В. Елецкий (Разрядная книга 1984: 640).

В 1588 г. князь А.В. Елецкий был послан в Новгород. Он стал известен в качестве полководца после Ливонской войны. Конец этого конфликта не стал завершением борьбы Русского государства и Литвы. На рубеже государств шли частые набеги, стычки. В 1592 г. князь А.В. Елецкий служил одним из четырех воевод Чернигова (в списке А.В. Елецкий упомянут вторым воеводой после Григория Никитина Борисова Бороздина).

В 1592 г. по приказу царя А.В. Елецкий возглавил поход русских войск из Чернигова в район Киева. В это время литовские люди поставили острог на спорной территории между Русью и Литвой. Войско из трех полков, которым командовал воевода большого полка А.В. Елецкий, разбило литовцев и разрушило поставленные ими укрепления. В результате, территория осталась за Русским государством (Разрядная книга 1989: 41). В 1593 г. А.В. Елецкий и Ф.Б. Елецкий служили на государевой службе на юге, защищая южные укрепления от набегов кочевников. Победа над литовцами была замечена в Москве, и в 1593 г. А.В. Елецкий был назначен воеводой крупной военной экспедиции на р. Иртыш.

 

Позднее А.В. Елецкий был направлен воеводой в южные крепости Русского государства для борьбы с набегами кочевников. После службы в Сибири князь А.В. Елецкий служил три года воеводой в Ливнах, где упоминается под 1597 г. В 1597-1599 гг. А.В. Елецкий упомянут в списке воевод украинных городов. В 1599 г. А.В. Елецкий служил воеводой вместе с И.А. Басмановым; позднее он служил в Москве. В 1600 г. А.В. Елецкий был назначен приставом к польскому послу Сапеге, в 1601 г. встретил посла Швеции. Служба князя Андрея Васильевича Елецкого способствовала усилению значения рода Елецких. По данным боярского списка 1606 г., к этому году князь Федор Андреевич Елецкий и князь Семен Андреевич Елецкий служили государю стольниками и были посланы на службу под Калугу.

Вторым воеводой Тары стал князь Федор Борисов сын Елецкий, который служил в конце XVI – начале XVII в. с князем А.В. Елецким в выборе по Боровску. Федор Борисов сын Елецкий был троюродным братом А.В. Елецкого (Редкие источники по истории Руси 1977: 167). К 1588 г. ему был назначен оклад 350 четей. В 1588 г. он с А.В. Елецким был послан в Новгород. Возможно, он также с А.В. Елецким был послан и на Тару в 1594 г., а затем после основания города сменил здесь князя А.В. Елецкого, который прибыл на Русь. В 1595 г. князь Ф.Б. Елецкий упомянут в качестве воеводы Тары, и был он им до 1597 г. В феврале 1597 г. царь Федор Иоаннович послал в Сибирь новых воевод. Позднее князь Ф.Б. Елецкий получал назначения в украинные города, в 1598 г. был засечным воеводой у Белевской и Бобриковской засеке; в 1599 г. он служил воеводой Воронежа.

В экспедицию князя Андрея Елецкого были посланы значительные силы из Москвы, Поволжья и Сибири. По данным Книги Записной, в походе 1594 г. участвовали служилые люди городов Сибири, а также Казани, Перми и Вятки. В наказе Андрею Елецкому предписывалось взять в экспедицию 147 московских стрельцов, 554 конных человек из Казанского края, в том числе 300 башкир и 100 казанских и свияжских татар, 100 человек литвы, черкас и казаков конных и 100 служилых татар Тобольска, 40 человек литвы, черкас и казаков конных и 50 конных татар Тюмени, а также несколько сотен ясачных татар волостей юга Сибири. Всего отряд Андрея Елецкого насчитывал 1541 человек ратных людей.

Андрей Елецкий, после основания города и утверждения русской власти в бассейне реки Иртыша, должен был отпустить обратно большинство служилых людей и сформировать первый гарнизон Тары: «в новом городе оставить людей по росписи, смотря по делу». В Москве планировали, что в Таре останутся на зиму 100 московских стрельцов, 40 тюменской литвы, черкас и конных казаков, 100 тобольской литвы, черкас, конных казаков и 50 тобольских татар. В наказе князю Андрею Елецкому предлагалось при необходимости брать дополнительные военные силы из городов Тобольска и Тюмени. В Таре тюменские служилые люди находились около года. Позднее тюменский воевода князь Григорий Долгорукий жаловался царю, что их удерживают в Таре еще к 30 мая 1595 г., что вызвало определенные проблемы в самой Тюмени: «а на Тюмени людей мало, посылать в проезжие станицы и в отъезжие караулы неково». Позднее посылки служилых людей в Тару из других городов Сибири продолжились.

 

После основания Тары русские военные отряды оттуда подчинили русской власти южные ясачные волости Сибирского царства, а в 1598 г. нанесли решающее поражение Кучуму, разбив его войско. По данным «Нового летописца», поход на Кучума из Тары состоялся по повелению Бориса Годунова. Русские служилые люди Тары взяли в плен 8 цариц и 3 царевича и большую часть двора Кучума, который бежал с малым отрядом. После этого поражения Кучум уже не был серьезным соперником Русского государства в Азии.

Назначением города Тары был контроль над ясачным населением южной части Сибирского царства по среднему течению реки Иртыша. Тарский уезд был одним из крупнейших в Западной Сибири по числу ясачного населения. В 1594 г. в уезде было 955 плательщиков ясака. Таким образом, все ясачное население насчитывало более 4-х тысяч человек. Однако по ряду причин, прежде всего окраинного положения Тарского уезда, число плательщиков ясака часто менялось. К 1624 г. в Тарском уезде имелось 650 плательщиков ясака, на которых был положен оклад на 1 802 рубля (РГАДА, Ф. 214, Кн. 11, Л. 304).

В 1624 г. по дозору в ясак было положено дополнительно 182 человека, и общее число ясачных людей, таким образом, увеличилось до 831 человека. Однако этот дополнительный набор был проведен с большим напряжением. Наложенную сверх старых платежей сумму 470 рублей никогда не удавалось собрать полностью. В 1620 гг. южные тарские волости были заняты ойратами. В 1628 г. часть ясачного населения Тарского уезда восстала и ушла к ойратам и Кучумовичам. В 1634 г. число плательщиков ясака снизилось до 657 человек. Позднее ясачное население Тарского уезда росло медленно. Только к началу XVIII в. число плательщиков ясака было восстановлено до уровня 1594 г., составив в 1707 г. 910 человек.

На рубеже XVI-XVII веков на территории Тарского уезда начинается борьба между русскими и группами ойратов за власть над южными тюркскими группами, которые ранее входили в Сибирское царство. После военного разгрома русскими Кучума в 1598 г., контролировавшего часть этих территорий, русским пришлось столкнуться здесь с ойратами. В сентябре 1606 г. ойраты тайши Урлюка заняли часть ясачных волостей Тарского уезда, захватывая промысловые места, беря в плен ясачных людей.

В 1610 г. отряд из 200 ойратов совершил набег под Тару, разграбив по пути ряд ясачных волостей. В 1615 г. ясачные татары верхних волостей Тарского уезда сообщили, что они не могут платить ясак полностью: «а как на них приходят наши изменники непослушники ойратские люди и воюют их и детей в полон емлют». К этому времени ойраты захватили часть южных промыслов и зверовий. Служилые люди Тары писали в 1615 г., что к городу «прилегли многие орды и царевичи, собрався с ойратскими людьми и с ногаи» в 7-8-ми днях от города и нападают на город и волости. В 1618 г. на ясачные волости Тарского уезда совершил нападение царевич Ишим с ойратами, а осенью тайша Зенгул, что вызвало отправление 2-х военных экспедиций из Тары. В 1634 г. на город Тару было совершено два набега ойратов 12 сентября и 13 октября. События 1634 г. стали эпохой наиболее острой борьбы русских и ойратов за территорию Тарского уезда, после которой отношения приняли более спокойный характер.

 

Однако и позднее Кучумовичи и ойраты часто совершали набеги на уезд, из них наиболее крупным стал набег 1659 г. В 1658 г. в Москву была послана с Тары челобитная ясачных людей всех волостей, просивших у царя отправить служилых людей на Кучумовичей и ойратов за то, что они грабят, побивают и берут в плен их на зверовьях и промыслах, нападают на уезд и слободы. Однако ответа из Москвы на эту челобитную не поступило, после чего ясачные люди просили у воеводы присылки к ним служилых людей. Воевода отправил весной 1659 г. отряд служилых людей, который стоял на юге до осени, после чего ясачные люди просили не посылать к ним больше служилых людей, считая, что в это время кочевники не пойдут в набег. Кучумовичи и ойраты, собрав 1 000 воинов, воспользовались уходом русского отряда и в ноябре 1659 г. разорили 5 верхних волостей Тарского уезда, побив и захватив в плен около 700 ясачных людей и имущество. Затем кочевники отошли на верховья Иртыша, где располагались их кочевья, обещая скоро организовать новый набег на Тарский уезд и разорить его до конца. По данным ясачных людей, смелость кочевникам придавало знание того факта, что без царского указа местным воеводам запрещалось посылать служилых людей на кочевья Кучумовичей и ойратов.

Воевода Тары князь М.Н. Шаховской сообщал, что без организации поиска волостям Тарского уезда и других дальних сибирских городов слободам и волостям не устоять. При новом большом набеге нет сил, чтобы уберечь даже подгородные волости: «люди будут большие и мне… вашего царева города волостей уберечь некем, на Таре ваших государевых служилых людей конных и пеших мало, а город украинный».

Воевода отмечал, что в Таре имеются многочисленные родственники казаков и стрельцов, «дети, братья и племянники», которые составляли резерв военных сил гарнизона, но без государева указа с назначением жалования он не смеет их верстать. Воевода Тары просил у царя разрешения на зимний поход, обещая разгромить кочевников и отбить захваченных ясачных людей.

2 декабря 1659 г. воевода М.Н. Шаховской отправил крупный отряд из детей боярских, литвы, черкас, литовского списка и конных казаков и служилых татар найти кочевников и разгромить их. 16 декабря 1659 г. русский отряд, найдя и разгромив только группу в 50 ойратов, участвовавших в набеге, вернулся в Тару. В феврале 1660 г. царь Алексей Михайлович потребовал организации крупного поиска в поле силами 3-х городов: кроме гарнизона Тары, в нем должны были принять участие служилые люди – русские и татары Тюмени и Тобольска, прибывшие «на сход». Воевода Тары должен был отправить силы 3-х городов последней зимней дорогой по пластам промышлять над Кучумовичами и ойратами, а затем отправить к ним посланников, которым надо было узнать, в чем причина набега. Если кочевники не признают себя виновными, то царь предполагал организовать новый, еще более грандиозный поход на улусы, в котором участвовали бы служилые люди всего востока Русского государства – городов Сибири, Казани, Астрахани, а также казаки Яика и Дона. В июне 1660 г. из 3-х русских украинных городов – Тары, Тюмени и Тобольска – были направлены крупные отряды для наказания ойратов. Позднее на Тарский уезд часто нападали отряды ойратов. В 1667 г. под Тару приходили из района Урала Кучумовичи и башкиры.

Тара обладала серьезными укреплениями и вооружением. По данным списка Тары 1696 г., отряд князя Андрея Елецкого в 1594 г. поставил город рубленый в 1 версте от р. Иртыш, над притоком этой реки. Позднее одна стена города над рекой обвалилась, и в 1607 г. воевода князь Сила Гагарин поставил эту стену силами служилых людей. Городовой список 1627 г. отмечал наличие на Таре 11 укрепленных башен, 6 в городских стенах, из них 2 на воротах и 5 в остроге. На башнях стояли 7 пищалей. Кроме того, в городе имелся рубленый круглый раскат о восьми углах, где стояла пищаль. Г.Ф. Миллер справедливо полагал, что город Тара чаще других сибирских городов подвергался нападениям, и потому «об его укреплениях больше всего заботились» (Миллер 1941: 77).

В 1673 г. воевода князь Федор Мещерский построил новую стену города с тремя башнями от реки. В 1683-1685 г. воевода Гаврила Елагин поставил три остальные стены города. В 1638 г. воевода князь Федор Барятинский поставил на Таре новый острог, но его стены к 1656 г. обвалились. В 1656 г. воевода Иван Чаадаев поставил новый острог. В 1673 г. воевода Федор Мещерский поставил на Таре острог без башен для скорости строительства. Однако и этот острог быстро развалился. В 1680 г. острог был перестроен служилыми людьми. В 1686 г. на Таре был построен новый острог без башен. По данным списка 1696 г., с одного конца город и острог Тары были прикрыты рекой, с поля был прорыт ров на 700 метров и поставлены двойные надолбы. Однако к 1696 г. эти надолбы обвалились, а новые служилые люди не ставили «за скудостью». В целом, укрепления Тары были значительны. В 1688 г. рубленый город с башнями лежал на расстоянии 345 метров, а острог на 1 300 метров. К 1688 г. на Таре имелось 5 церквей, 690 дворов русских людей, бухарцев, служилых татар и захребетных татар (РГАДА, Ф. 214, Кн. 925, Л. 141).

Экспедиция Андрея Елецкого получила для нового города 23 пищали. В Москве были даны пищаль в 4 гривенки ядро, к ней 200 ядер железных, пищаль девятипядные в 2 гривенки ядро, к ней 200 ядер железных, 10 пищалей затинных, к ним 2 000 ядер, 10 пищалей долгих, к ним 2 000 ядер. Также Андрей Елецкий должен был взять пищаль девятипядную и 200 ядер в городе Пелыме, у воеводы Петра Горчакова.

В 1626 г. в городе имелось 18 пищалей, пищаль полуторная, к ней 280 ядер железных, 2 пищали девятипядные, к ним 270 ядер железных, пищаль скорострельная железная, 10 затинных пищалей. К 1647 г. в городской казне города состояло 16 пищалей, из них 1 скорострельная железная и 10 затинных, а также 107 самопалов и пищалей ручных. К 1677 г. число пищалей возросло до 19 (5 медных, 3 железных, 1 скорострельная железная, 10 затинных), в то же время отмечалось, что ядер к затинным пищалям больше нет. К 1701 г. в городе было 17 пищалей, 5 пищалей медных, 2 пищали железных, 10 пищалей затинных.

По данным списка 1624 г., в городе находился храм во имя Успения Пресвятой Богородицы, колокольня, государева съезжая изба, казенный амбар для пушнины, казенный амбар для запасов, две государевы житницы для хлеба и двадцать житниц жалованных людей, воеводский двор и дворы стрельца, пушкаря и воротника. В остроге стояли церковь во имя святых Бориса и Глеба и церковь святого Николая, поставленные мирской силой. У церкви святого Николая находился женский монастырь из 9 келий. Кроме того, в остроге имелся гостиный двор с лавками для приезжих торговцев и 223 дворов жителей Тары.

Большинство этих дворов принадлежало жалованным людям, 1 воеводский двор, 1 двор головы, 2 двора детей боярских, 2 двора чиновников, 2 двора атаманов, 42 двора конных казака литовского списка, 53 двора конных казаков, 51 двор пеших казаков, 43 двора стрельцов, 4 двора пушкарей, 5 дворов отставных стрельцов, 4 двора причта, 1 двор толмача, 1 двор кузнеца, 2 двора посадских людей, 2 двора крестьян, 1 двор гулящего человека. Кроме того, 73 служилых человека жили на подворьях. За острогом Тары на посаде имелось 46 дворов, из которых 38 дворов принадлежало служилым людям, 3 двора отставным служилым людям, 5 дворов крестьянам. Всего к 1624 г. в Тарском уезде имелось 10 крестьян ссыльных людей, которые работали 43 десятины государевой пашни. В списке отмечается, что своей пашни крестьяне не имели. Главную роль в организации пашни в Тарском уезде играли служилые люди.

Гарнизон Тары до 1635 г. по своей величине находился на втором месте среди городов Тобольского разряда после столицы Сибири Тобольска, а позднее, после усиления гарнизона Тюмени, отступил на третье место. Тара представлял собой военную крепость, город, где служилые люди составляли не просто большую часть населения, но долгое время были вообще единственной категорией русского населения в городе и уезде. Списки первой половины XVII в. специально отмечали, что в Таре нет посадских людей. (РГАДА, Ф. 214, Кн. 209, Л. 42).

Традиционно служилые люди Тары делились на две большие группы, в составе которых имелось по несколько корпораций. Как постоянно указывалось в наказах воеводам Тары, представители корпораций литвы, черкас и немцев и конных казаков служили основой русских сил в дальних походах, в мирное время из них воеводы составляли конные станицы, которые посылались по территории уезда узнавать вести о Кучумовичах, ногаях и ойратах – соперниках русской власти на юге Сибири. В городе и остроге, на караулах и на сторожах стояли пешие казаки и стрельцы. Таким образом, конные служилые люди представляли русскую власть на территории всего уезда и получали самые большие оклады жалованья из всего служилого мира Тары. В частности, к 1626 г. конные казаки литовского списка получали от 7 до 9 рублей на год, а пешие казаки и стрельцы от 4 до 5 рублей.

Помимо этого, первую четверть века воеводы посылали конных служилых людей Тары и на другие службы по территории уезда, на лыжную и струговую службу, а также в экспедиции на озеро Ямыш. В феврале 1621 г. конные служилые люди Тары обратились с челобитьем к царю Михаилу Федоровичу с просьбой снять с них часть служб. Служилые люди Тары писали, что «конная служба добре тяжела», в результате прихода в южную часть Тарского уезда ойратов, которые «прикочевали к Тарскому городу близко, и зверовья и добычи у наших ясачных татар отняли». В частности, они просили назначать на всякие посылки лыжные и речные, к озеру Ямыш пеших казаков и стрельцов. В марте 1621 г. от царя пришла грамота, приказывавшая воеводам устроить перебор служилых людей на Таре, конным казакам, желающим перейти в пешие, перейти в эту корпорацию, а на их место поверстать пеших казаков.

 

По материалам разрядных книг, к 1627 г. в Таре имелось 144 человека конной службы (72 литвы и литовского списка конных казаков и 72 человека конных казаков) и 200 человек пешей службы (100 стрельцов и 100 пеших казаков). В реальности, к 1629 г. на Таре служили под началом головы конных казаков 122 конных служилых людей, 59 человек литвы и немец, 63 конных казаков, 218 служилых людей, атаман и 108 пеших казаков, 99 стрельцов, 10 пушкарей. Кроме того, в районе города имелось мирное население, жили 25 крестьян и под городом 24 бухарца. В 1633 г. количество служилых людей составило 152 человека конницы (80 человек литвы, черкас, немцев и казаков литовского списка и 72 человек конных казаков) и 192 человека пеших казаков и стрельцов.

Большие изменения произошли в Тарском гарнизоне в 30-е гг. XVII в. В 1627 г. на Таре имелось всего 424 человека из русских служилых людей и служилых татар. К 1629 г. в гарнизоне осталось всего 342 человека, в результате ойратского натиска на юг Тарского уезда и вызванного этим тюркского движения. К 1633 г. гарнизон смог восстановить свою численность, количество служилых людей составило 429 человек.

По данным Черепановской летописи, 300 человек с женами и детьми были присланы в Тару из Вологды и Нижнего Новгорода для пополнения Тарского гарнизона. В 1635 г. царь приказал перевести в Сибирь «в Тобольск к прежним тобольским служилым людям в прибавку для оберегания от воинских людей и для всяких государевых сибирских прибылых служеб» Холмогор 500 стрельцов, Вологды 200 стрельцов, Устюга Великого 50 стрельцов, Каргополя 20 стрельцов, Нижнего Новгорода 140 иноземцев. Первоначально предполагалось, что в Тобольск отправится 110 служилых людей: 50 стрельцов Устюга Великого, 20 стрельцов Каргополя, 40 иноземцев Нижнего Новгорода; на Тару: 200 стрельцов Вологды, 100 иноземцев Нижнего Новгорода; в Тюмень: приказ стрельцов в 500 человек с головою и сотниками. В Тару служилые люди отправились через Тобольск, где воевода Тобольского разряда провел смотр. На нем выяснилось, что фактическое количество служилых людей меньше, чем указано в царской грамоте. Так, иноземцев из Нижнего Новгорода было 2/3 от необходимой численности – 95 из 140 человек. Выяснилось, что воевода Нижнего Новгорода В. Шереметев отправил в Сибирь только 97 иноземцев, 1 из которых умер, а один черкас сбежал в Туринске. 37 иноземцев воевода оставил в городе, заявив, что они не указаны в росписи, присланной из Москвы, а 5 человек умерли в Нижнем Новгороде. В Тобольске хотели увеличить роту иноземцев, как это было принято в Сибири, поверстав их родственников, на что они сообщили, что подобного резерва у них нет, в Тобольск пришли «все головами своими сами».

Затем иноземцы обратились с челобитьем, заявив, что обнищали в результате срочного перехода зимой, и без выплаты жалования им не дойти от Тобольска до Тары. Воевода довел численность отряда до 100 человек верстанием родственников, выдал иноземцам по 2 с полтиной рубля, чети ржи, чети овса и в июне 1635 г. отправил всех на Тару. Жалование служилым людям было предписано давать по примеру тобольских иноземцев и стрельцов, первое время до постройки собственных домов воевода должен был разместить их в дворах служилых и жилецких людей Тобольска. Помимо жалования, в указе содержалось требование наделить служилых людей землей по 2 десятины на человека, которая до особого распоряжения была освобождена от оброка. Служилые люди посылались в Сибирь в сопровождении семей на подводах «в Тобольск с великим поспешением».

В результате пополнения на 300 служилых людей, в 1635 г. в Таре имелось 19 начальных людей и 713 рядовых. В результате к 1638 г. Тарский гарнизон составил уже 734 человека. По списку 1647 г. в Таре было 728 служилых людей, в 1660 г. – 698, в 1672 г. – 760, в 1678 г. – 729, в 1685 г. – 730. В 1696 г. на Таре служили 786 служилых людей. К 1703 г. на Таре служили 2 головы, 50 детей боярских, 6 сотников, 329 конных казаков, 327 пеших казаков, 17 пушкарей, 64 служилых татар – всего 795 человек.

К 1632 г. в Таре имелось 442 человека жалованных людей, которые получали по окладам 2 440 рублей. В 1702 г. на Таре имелись 815 жалованных людей, служилых людей, оброчников и ружников, которые получали годовое жалование 4 871 рубль.

В 1704 г. на Таре имелось 10 ружников с окладом 34 рубля, 18 чет ржи, 11 чет овса, 19 пудов соли. Служилыми людьми командовали ротмистр литовский и голова тюркский, который имел оклад 12 рублей, 3 пуда соли. За хлебное жалование голова тюркский служил с пашни. 51 детей боярских с окладом 437 рублей, 109 чет ржи, 106 чет овса, 138 пудов соли. Из них 28 детей боярских служили за хлебное жалование 121 чет ржи, 113 чет овса с пашни. Начальные люди гарнизона, трое сотников и трое атаманов, имели оклад 56 рублей, 17 чет ржи, 14 чет овса, 18 пудов соли. Из них 3 служили с пашни за 16 чет ржи, 16 чет овса. 1 городничий и 6 чиновников служили с окладом 56 рублей, 35 чет ржи, 35 чет овса, 23 пуда соли.

328 литвы, черкас и конных казаков служили с окладом 2 407 рублей, 328 чет ржи, 222 чет овса, 654 пудов соли. Из них 241 человек служили за хлебное жалование 858 чет ржи, 587 чет овса с пашни; 327 пеших казаков служили с окладом 1 404 рублей, 535 чет ржи, 410 чет овса, 652 пуда соли. Из них 158 человек служили за хлебное жалование 472 чет ржи, 361 чет овса с пашни. 64 служилых татар с окладом 339 рублей, 75 пудов соли. 1 вож, 3 толмача служили с окладом 28 рублей, 6 чет ржи, 6 чет овса, 9 пудов соли. 2 толмача служат с пашни за 7 чет ржи, 5 чет овса. 10 пушкарей, 2 воротников, 4 сторожа, заплечный мастер с окладом 81 рубль, 44 чет ржи, 30 чет овса, 35 пудов соли. 4 пушкаря служили с пашни за 15 чет ржи, 10 чет овса. 12 человек получали 6 чет ржи, 24 пуда соли. Всего на Таре получали жалование 815 человек с окладом 4 865 рублей, 1 105 чет ржи, 842 чет овса, 1 672 пудов соли. Из них 438 человек служили за хлебное жалование 1 106 чет ржи, 1 106 чет овса с пашни.

В списке Тары 1696 г. в конце списка служилых людей отмечаются 609 человек, их родственников детей, братьев и племянников, не зачисленных в службу. Эти люди составляли военный резерв администрации Тары. После 1635 г. гарнизон увеличился за счет служилых иноземцев и стрельцов – двух наиболее профессиональных групп военных людей. Список 1638 г. отмечает наличие 324 людей конной службы (182 чел. литвы, черкас, немец и казаков литовского списка, 142 чел. конных казака) и 333 человек пешей службы (100 пеших казаков и 233 стрельцов). К 1649 г. стрельцы насчитывали 225 человек, а пешие казаки 98 человек. Такие колебания объяснялись обычно командировками на Восток. Список 1677 г. отметил, что 30 человек пеших казаков и 22 стрельца были посланы из Тары в 1655 г. в Даурию.

Несмотря на увеличение гарнизона Тары, его сил было недостаточно для защиты уезда и даже самого города при нападении крупных сил кочевников. В 1660 г., когда резко обострились отношения с ойратами, воевода Тары князь Михаил Шаховской писал в Тобольск, что в случае крупного набега ойратов «большими людьми» в 3-4 тысячи человек «мне города и волости уберечь некем, на Таре служилых людей мало, разосланы служилые люди многие по государевым службам в острожки на бережение конные и пешие, и в осаде мне от воинских людей сидеть будет не с кем».

Большие изменения происходят в служилом мире Тары в 60-е гг. XVII в., в период строительства полкового «нового строя». В Таре на новую службу было прибрано 170 человек, 110 человек из родственников людей конной службы зачислили в рейтары, 60 человек детей пеших казаков и стрельцов в солдаты. Один из детей боярских города Тары стал поручиком в полку рейтар. После расформирования полков часть солдат вернулась на Тару – всего 44, а отряд рейтар служил в городе до 1676 г. В списке 1696 г. отмечалось, что отставным рейтарам Тары было велено служить государеву конную службу.

В 60-е гг. XVII в. в два раза увеличилась группа детей боярских, с 18 чел. по списку 1660 г. до 38 чел. по списку 1672 года. В 1668-1670 гг. из Москвы на Тару на житье прислали несколько партий шляхты поляков и литовцев, Петр Соколовский, Михаил Вишневский, Дмитрий Вишневский и другие, которых зачислили в дети боярские города. Всего на Тару было послано 18 человек, но семь из них остались на службе в Казани, а один сын боярский Василий Ромашевский бежал с Тары. Новым служилым людям назначили оклады от 7 до 12 рублей денег и хлебного жалования. В 1696 г. на Таре служили 49 детей боярских.

Таким образом, после серьезного укрепления гарнизона, которое правительство проводило на протяжении XVII в. гарнизон Тары увеличился в 2 раза. После 1635 г. количество служилых людей на Таре изменялось незначительно. Наиболее крупным изменением во второй половине XVII в. стали события, связанные с формированием полков «нового строя» и их роспуском, в котором приняли участие тарские служилые люди и их родственники.


ЛИТЕРАТУРА

  1. Боярские списки 1979 – Боярские списки последней четверти XVI – начала XVII в. и роспись русского войска 1604 г. М., 1979.
  2. История родов русского дворянства 1991 – История родов русского дворянства. М., 1991. Миллер 1937 – Миллер Г.Ф. История Сибири. М.; Л., 1937. Т. 1.
  3. Миллер 1941 – Миллер Г.Ф. История Сибири. М.; Л., 1941. Т. 2.
  4. Разрядная книга 1948 – Разрядная книга 1465-1605 гг. М., 1984. Т. 3. Ч. 1.
  5. Разрядная книга 1989 – Разрядная книга 1465-1605 гг. М., 1989. Т. 3. Ч. 3.
  6. Редкие источники по истории Руси 1977 – Редкие источники по истории Руси. М., 1977.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *