Геополитическая ситуация на Кавказе и становление дипломатических связей России и Грузии в XV – XVII вв.

Автор: Михайлов В. В., Маньков С. А., Постников Н. А.
Журнал: Ученые записки. Электронный научный журнал Курского государственного университета 2020

После кровавых походов Тимура и падения в 1453 г. Константинополя Грузинское царство превратилось в изолированную христианскую страну, со всех сторон окружённую враждебным мусульманским миром. Правитель единого Грузинского государства царь Александр I Великий (1389-1443/6), вследствие внутриполитических конфликтов в 1442 г. уходит в монастырь под именем Афанасий, передав власть своим сыновьям – Вахтангу, Димитрию и Георгию. При них и их потомках страна пришла в упадок и во второй половине XV в. окончательно распалась на независимые территории: царства Картли, Имеретия и Кахетия (находившиеся под властью различных ветвей династии Багратионов), а также атабегское княжество Самцхе-Саатабаго, включавшее южную часть исторической Грузии. Осложняло обстановку то, что между грузинскими царями постоянно шли распри за земли. Кроме того, никогда не прекращались набеги на грузинские земли со стороны кавказских горцев [Иосселиани 1849: 7-8].

Однако наибольшие беды Грузии принесло противостояние в Закавказье шиитской шахской Персии и суннитской султанской Турции, которые находились в состоянии войны друг с другом на протяжении почти всего XVI и первой половины XVII в.: в 1514-1555, 1578-1590, 1602-1612, 1616-1618 и 1623-1639 гг. Грузинские земли стали разменной монетой в этом противостоянии. В 1555 г. две империи заключили договор, согласно которому Сефевидская Персия владела Восточной Грузией и восточной частью Самцхе, а Османская империя – Имеретией и западной Самцхе [Hitchin]. Попытки грузин отстоять свою независимость жестоко подавлялись. В 1556 г. персидский вассал, правитель Карабаха, напал на Картли и убил в битве царя Луарсаба I Великого. В 1569 г. персы захватили и отправили пленником в свою столицу сына Луарсаба, царя Симона I [Lang: 515-517]. Турция в 1578 г. нарушила Амасийский договор: со стороны Самцхе турки вошли в Картли и захватили Тбилиси. Тогда шах Мухаммад Худабенде задумал вернуть в Грузию Симона и совместно с ним вести войну с турками. Эта политика оказалась успешной, и прибывший в Картли Симон действительно начал организовывать борьбу с османами и их союзника – своего брата Давыда (Дауд-хана), принявшего мусульманство. Большинство сражений происходило на землях Грузии, причиняя народу гибель и разорение [Иоселиани 1849: 22-27].

В результате в 1590 г. Персия и Турция заключили мир, причем, шах Аббас I Великий уступил Турции все грузинские земли [Эфендиев 1981: 161-165]. Османы произвели перепись в Самцхе и переименовали его в Гурджистанский вилайет. Поначалу правители Самцхе из династии Джакели организовали сопротивление захватчикам, однако в 1625 г. окончательно покорились османам, перейдя в ислам и получив титул наследственных санджакбеев. Христианская вера подвергалась тяжелым преследованиям. Разрушались древние церкви и монастыри, вместо которых строились мусульманские мечети. На грузин были наложены разорительные налоги. Картли и Самцхе были полностью опустошены. Действия Османской империи в Закавказье в отношении христиан дошли даже до папского престола в Риме. От имени папы Климента VIII московскому царю Феодору Иоанновичу и картлийскому правителю Симону были направлены послания с предложением создать союз против османов. Оба правителя были согласны с предложением, но попытка создания антиосманской коалиции провалилась из-за противостояния Франции с Австрией и Испанией [ИВ АН, л. 17-17об].

Что касается России, то с ней начали дипломатические отношения правители другой части Грузии – Кахетии. Сведения о первом послании царя Кахетии Александра I русскому правителю датируются 1483 г. [Эсадзе: 31]. Московское княжество в это время освободилось от монгольской зависимости и делало первые самостоятельные шаги на международной арене. Вскоре Александр I отправил в Москву второе послание. Однако Москва была еще отделена от Грузии обширными татарскими землями и оказать действенной помощи единоверцам не могла. Не сохранилось также сведений и о начале посольской службы между московским и кахетинским дворами.

Кахетия с 1521 г. стала вассалом Персии, но ее царь Леван сумел добиться сохранения мира в стране, одновременно подчинив себе племена грузинских горцев. Также он наладил отношения с одним из влиятельных феодальных владетелей Дагестана, Тарковским шамхалом, женившись на его дочери. Леван понимал, что после разорения Картли и Самцхе Кахетию неизбежно ждет та же участь. Поэтому он стал искать союза с Москвой, сумевшей в правление царя Ивана Грозного стать мощной державой и покорившей огромные земли бывшего улуса Джучи. В 1554 г. Русское государство приняло в подчинение пятигорских черкесов и вскоре выстроило на Кавказе несколько крепостей с гарнизонами [ИВ АН, л. 10об]. Грузинский историк царевич Вахушти Багратиони описывает первые совместные военные действия Грозного царя и кахетинского правителя (в конце 1558 г.): «А когда русский царь Иоанн захватил Казань, Астрахань и Терек и посадил на Терек казаков и в Тарках солдат своих, он, Леван, отправил [послов] и попросил у него войско для защиты крепостей Кахети. Прислал он и поставил [Леван] русское войско в Крепостях Кахети. Однако, когда шах Тамаз усилился, отослал [Леван] русское войско в Россию и Михайлов В. В., Маньков С. А., Постников Н. А. Геополитическая ситуация на Кавказе и становление дипломатических связей России и Грузии в XV -XVII вв. сообщил об усилении шаха Тамаза – “чтоб не истребили ваших солдат в моей стране”» [Вахушти Багратиони]. Согласно Н.И. Карамзину, Леван (Леон) просил объединить его царство с Астраханью и принять в российское подданство [Карамзин 1818: 416]. В российских архивах не сохранились документы об этом событии. Внутренние проблемы в Московском государстве и военные неудачи царя Ивана IV Грозного в войнах с Крымом прервали дальнейшие дипломатические связи с Грузией. Тем не менее Русское царство, со времени покорения Казани и Астрахани, успешно укрепляло свои новые южные границы.

В 1574 г. после смерти Левана царем стал его сын Александр II, который продолжил осторожную политику отца. Но вскоре возникли проблемы с османским вассалом – дагестанским шамхалом. Борьба с горцами оказалась чрезвычайно сложной: иррегулярные вооруженные отряды нападали на пути сообщения, разоряли селения и быстро растворялись в горах. Царь снова обратился к России, православной державе, к тому же получившей собственное патриаршество. Внук царя Александра Теймураз I писал в 1639 г. царю Михаилу Федоровичу Романову: «…во время Царя Александра мы имели любовь и дружбу с Московским Государем и послы наши ходили туда и приходили назад, и Государь Московский давал нам помощь, и войско нам давал и крепость построил и прочее.» (цит. по: [Броссе 1861: 14]).

В 1586 г. состоялась поездка толмача Игнатия Русина из Казани в Грузию. Вернулся Русин в Москву с посланниками кахетинского царя Александра II, которые 9 октября 1586 г. удостоились аудиенции царя Феодора Иоанновича. Правители обменялись посольствами, Грузии были обещаны русские войска для отражения нападения войск шамхала, царь приказал направить с посольством в Грузию «учителей для преподавания наук, также и монахов, вместе с священниками и живописцами, которые умеют писать иконы» [Плоен 1861: II-III].

В 1589 г. московский государь Федор Иоаннович отослал кахетинскому царю Александру грамоту, в которой обязался предоставить защиту Кахетии, а «Кахетия обязывалась оказывать поддержку России в северокавказских военных операциях» [ИВ АН, л. 29]. По сообщению грузинского историка начала ХГХ в. Давида Багратиони, «царь кахетинский Александр II просил государя российского Феодора Ивановича о покровительстве 447 (1588). Прежде прислана была Грамота, в которой изъяснялась благодетельная готовность российского Двора к защите Кахетии и которая хранилась в нашем доме до нашествия Ага-Магомед-хана» [Багратиони 1973: 142]. В апреле того же года «послан был послом в Грузию князь Семен Звенигородский и при нем дьяк Тарх Антонов» [ИВ АН, л. 30]. Посол не ограничился общением с Александром, предложив принять под российскую руку и картлийского царя Симона (Симеона), однако ответа на предложение не последовало [Там же, л. 32об]. Тем не менее с 1586 г. в титул русских царей вошла формула «Государь Иверския земли и Грузинских царей» [Авалов 2011: 21].

В течение нескольких лет Кахетия и Московия поддерживали тесные дипломатические и культурные отношения. В 1590-1591 гг. в Москве находилось кахетинское посольство, доставившее грамоты Александра к царю, патриарху и Борису Годунову [ИВ АН, л. 35]. Россия в это время добивалась от Персии и Турции свободной торговли московских купцов в Грузии, требовала прекратить притеснения христианской церкви, однако на просьбу прислать в Грузию мастеров пушечного литья Александру было отказано [Там же, л. 35]. Это, а также нежелание Москвы посылать крупные военные силы на Кавказ для борьбы с подчиненными Турции горцами стало причиной охлаждения взаимоотношений, и русское посольство покинуло Грузию. Лишь в 1601 г. в Грузию были оправлены посланники Иван Нащокин и Иван Леонтьев. В 1602 г. Александр и его сын Давид подтвердили присягу верности России и ее государю.

Тем не менее в том же году Александр и картлийский царь Георгий участвовали в составе войск шаха Аббаса в нападении на Ереван [Вахушти Багратиони]. При Аббасе Персия значительно усилилась, особенностью внутренней политики шаха в первые годы его правления стало то, что некоторые грузины выдвинулись при дворе и были даже губернаторами провинций [Hitchin]. Эта политика позволила Аббасу начать новую войну с Турцией с целью вернуть утраченные грузинские земли. Многие грузинские правители, недовольные османизацией Грузии, стали его союзниками, другие – вынуждались угрозами и силой. Но, несмотря на вынужденное лавирование между Турцией и Ираном, Александр продолжал дипломатические отношения и с Россией, понимая нестабильность ситуации на Кавказе.

В марте 1604 г. посланник Александра монах Кирилл вел в Москве переговоры с Борисом Годуновым и боярами о возможности присоединения Кахетии к России. При этом инок Кирилл и другие члены посольства подробно описали русским вельможам географию земель, которые должно было покорить, чтобы успех плана стал возможен, а также военно-политическую ситуацию на Северном Кавказе и в Грузии [Плоен 1861: ХII-ХIV]. В апреле послом в Грузию был направлен думный дворянин и воевода Михаил Игнатьевич Татищев со свитой и стрельцами. Помимо военно-политических вопросов посольство должно было укрепить связи России и Грузии династическими браками. Царевич Феодор Борисович Годунов должен был сочетаться браком с царевной Еленой (Гульчар), дочерью картлийского царя Георгия X [Думин 1996: 41]. Кроме того, посол Татищев вел переговоры о свадьбе царевны Ксении Борисовны с представителем мухранской владетельной ветви царского дома Багратионов – князем Кайхосро (Хосроем) [Алфавитно-справочный перечень… 1870: 60].

Посольство прибыло в Кахетию в августе 1604 г., и московские стрельцы приняли участие в отражении нападения турок в октябре того же года, а горцы, решившие было поддержать турецкое нападение, рассеялись без боя [Плоен 1861: XIV-XV]. Но в том же 1604 г. русское войско потерпело серьезный урон от горцев, потеряв ряд видных военачальников [ИВ АН, л. 42-43об]. Эта неудача оттянула начало переговоров с грузинами.

Дипломатический диалог с сыном Александра II, царевичем Георгием, начался тайно в январе 1605 г., чтобы не подвергать опасности жизнь кахетинского царя, вызванного Аббасом к шахскому двору. Однако в разгар переговоров в марте 1605 г. в Кахетию вернулся Александр с еще одним сыном, Константином, воспитывавшимся в Персии с семи лет и принявшим там мусульманство. По приезду, 12 марта 1605 г., Константин обвинил отца и брата в предательстве и с помощью крупного вооруженного отряда, который сопровождал Александра и свиту по пути в Грузию, умертвил обоих [Багратиони 1971: 144]. Грузинские источники обвиняют Аббаса в подстрекательстве Константина к убийству. После того как Татищев сообщил Константину, что русский царь может признать на кахетинском троне только христианского правителя, российское посольство из Грузии было спешно выдворено в Картли. Переговоры с картлийским царем Георгием X не привели к заключению прочного союза. Посольство Татищева выехало из Грузии 11 мая и прибыло в Москву в ноябре 1605 г. с письмом от Георгия и его согласием на принятие российского покровительства и брак своей дочери Елены и царевича Федора, но продолжения обмена посольствами не последовало, поскольку на московском престоле к тому времени сидел Лжедмитрий Г [Плоен 1861: XX-XXII; ИВ АН, л. 64-64об].

В 1607 г. в Москве побывал племянник покойного кахетинского царя Александра ГГ, князь Панкрат (Баграт) Иессеевич, который до этого 20 лет находился Михайлов В. В., Маньков С. А., Постников Н. А. Геополитическая ситуация на Кавказе и становление дипломатических связей России и Грузии в XV -XVII вв. в персидском плену. После убийства Александра Константином Панкрат оказался в опале и в Грузии, и грузинское духовенство решило спрятать его в России. Однако и в Московию, раздираемую Смутой, злосчастный принц попал не вовремя. Первое время он жил, получая содержание, в Казанском дворце в Москве, однако, по неизвестной причине, вскоре был сослан в Троице-Сергиевскую лавру, а кончил свои дни в Троицком подворье [Плоен 1861: ХХII-ХХIII.]

Смута в Российском государстве, начавшаяся после смерти Годунова, а также раздоры среди грузинских правителей привели к пресечению связей Грузии и России. Архивы Кремля, в том числе дипломатическая переписка царей, были сожжены, в Грузии начался этап правления «вероотступников» – царей-мусульман. Все это препятствовало возобновлению дипломатических и культурных связей двух стран. Также Грузию постигла череда разорительных набегов, в ходе которых шах Аббас в 1613 и 1616-1617 гг. предпринял две экспедиции на Картли и Кахетию. 200 тысяч грузин были угнаны в Персию и расселены в северных ее областях, где до сих пор живут их потомки [Бахтадзе и соавт.]. Новый этап бедствий был связан с турецко-персидской войной 1618 г. Снова пострадала Грузия: царь Кахетии Теймураз I выступил на стороне Турции, но после заключения мира, шах выместил злобу на родных царя. Его старшие сыновья, царевичи Леван и Александр, были оскоплены, отчего один умер, а другой сошел с ума, а мать, царица Кетеван, была мученически казнена в 1624 г.

В 1619 г. в Москву от царя Теймураза в Москву прибыл монах Харитон. Теймураз просил русского царя принять его под свое покровительство и повлиять на персидских владык, чтобы они прекратили разорять грузинские земли и христианские церкви в Грузии [Полиевктов, с. 13-15]. Царь Михаил Федорович исполнил просьбу, но спасти жизнь царицы Кетеван это не помогло [РГАДА, ф. 77, оп. 2, д. 84].

Редкие в это время сообщения приходилось передавать с большим трудом, а обмен посольствами и новый, более не прерываемый этап прямых дипломатических отношений правителей Грузии и России датируется лишь 1636-1637 гг., когда в Россию от царя Теймураза прибыл греческий митрополит Никифор (Клоранцан), а в Грузию был направлен послом князь Федор Федорович Мерин Волконский [Плоен 1861: ХХVII-ХХХII]. Теймураз, сумев нанести в 1625 г. поражение войску, вернул себе Кахетию и Картли. Однако в 1633 г. новый шах Сефи I назначил правителем Картли моурави Исфагана, сына принявшего мусульманство царя Картли Давида ХI (Дауд-хана) – Ростом-хана, а Теймураз был вынужден бежать в Имеретию. Здесь Теймураз I снова обратился к заступничеству России.

Русское посольство князя Волконского было встречено лично Теймуразом с вооруженной охраной, русские посланники неоднократно имели беседы с царем и грузинской знатью. Посольство, имевшее в своем составе архидиакона Арсения (Суханова), активно контактировало и с церковными иерархами, а в Кахетии была освящена церковь по русскому чину. В грамоте царю Михаилу Федоровичу от 25 апреля 1639 г. Теймураз и его сын Давид подтвердили присягу о подданстве России [РГАДА, ф. 110, оп. 3, д. 5] и просили прислать войска для борьбы с неприятелями, внешними и внутренними [Плоен 1861: ХХХV-LX]. Вернулись в Москву послы 4 декабря 1640 г. [Броссе 1861: 34].

В 1640 г. Теймураз, желая открыть дорогу из Грузии в Россию, развязал войну с дидойцами и лезгинами, но потерпел поражение [Джанашвили 1897: 57-58]. В этом сражении был убит руставский епископ [Иосселиани 1849: 105]. После смерти Михаила Федоровича, Теймураз направил в Москву посла князя Чолокашвили (Шахлыкучева, как его называют российские источники) с подтверждением верности России и при новом царе Алексее Михайловиче [Броссе 1861: 64]. Также он просил московского царя прислать в Грузию митрополита или другого влиятельного церковного иерарха, обещал прислать на службу царю своего внука и просил отдать замуж за другого внука сестру русского царя [Плоен 1861: LХ]. Российский царь подтвердил прежнюю покровительственную грамоту [РГАДА, ф. 110, оп. 3, д. 6]. В Грузию были посланы послами стольник Афанасий Боборыкин и дьяк Яков Истомин, с богатыми дарами, но посольство не смогло добраться до Грузии, «погибнувши на море от бури, сокрушившей суда их» [Там же].

Как видно, отсутствие безопасных путей по территории, населенной воинственными горскими племенами, препятствовали России в ее сообщениях с православными грузинскими правителями. «…Перевальные дороги через Главный Кавказский хребет создавали большие трудности для русских и ответных посольств и вместе с тем неизбежно вводили в тесное соприкосновение с окрестным горским населением» [История народов Северного Кавказа. 1988: 253]. Посольства имели «специальные «фонды» для того, чтобы склонять горцев на свою сторону, а «статейные списки» и «расспросные речи» названных дипломатических миссий содержат не только ценные сведения по этнографии этих народов, но и данные о их взаимоотношениях с Россией и своими соседями» [Там же]. Так было положено начало изучению кавказской географии и этнографии, вызванному геополитическими интересами Российской империи.

Россия настойчиво укрепляла положение на своих новых южных границах. В Предкавказье были организованы военные казацкие поселения, были заложены крепости, отражавшие как набеги горцев, так и попытки Османской империи получить весь Кавказ. К середине XVII в. практически все дагестанские владетели имели контакты с Россией, а в 1645 г. царю Алексею Михайловичу присягнули кабардинские князья. Это способствовало началу регулярных сношений России с грузинскими территориями, которые в течение всего XVII в. страдали от персидско-турецкого противостояния на Кавказе.

В 1652 г. Теймураз отправил Алексею Михайловичу грамоту, в которой сообщал о скором прибытии в Москву своего внука царевича Ираклия (в России -Николай Давыдович) со своей матерью Еленой и свитой в сто человек [Броссе 1861: 67-69]. Ираклий покинул Грузию и, после трудного пути, 27 декабря 1653 г. прибыл в Москву [Джанашвили 1897: 58]. Царевичу были оказаны высокие почести, он сопровождал Алексея на дипломатических приемах, часто бывал на обедах у патриарха Никона. В 1654 г. еще одно московское посольство не смогло достигнуть Грузии, а послы Дмитрий Горихвастов и Глеб Патрикеев и возвращавшиеся из Москвы грузинские послы князь Кай-Хосрой Аврамов и архимандрит Герман погибли в пути.

Новая русская миссия Василия Жидовинова и Федора Порошина достигла все же Грузии в 1655 г., и после переговоров Теймураз передал русскому царю просьбу принять его, как изгнанника, в Москве: «… говорил мне шах: “или будь моим рабом, или ступай туда, куда ты отдал внука своего, к Московскому Царю, и будь его рабом”. Теперь уже восемь лет, что я изгнан из моего государства и нахожусь в великой бедности и притеснении» [Броссе 1861: 73]. После этого послы встретились с имеретинским царем Александром III, подтвердившим желание принять покровительство России [РГАДА, ф. 110, оп. 3, д. 12].

Теймураз прибыл в Астрахань, откуда через Саратов отправился на присланных ему подводах в столицу [Броссе 1861: 75-79]. 20 июня 1658 г. царь Теймураз прибыл в Москву, начав, таким образом, личное общение грузинских царей рода Багратионов и российских правителей. Русский царь встретил Теймураза торжественно, был издан указ: «В улицах, по которым идти грузинскому царю, прибрать начисто. Лавки, которые без затворов, вычистить, и мостовой лес все прибрать, чтоб везде все было стройно…» [Андроникашвили]. Прием проходил в Грановитой палате. По просьбе Теймураза царь написал послание шаху Аббасу II с требованием прекратить разорение Грузии и вернуть Теймуразу трон и имущество [Броссе 1861: 61-63].

Во время отсутствия Теймураза в Кахетии произошли перемены: сперва кахетинцы, вместе с хевсурами, тушинцами и пшавами, начали борьбу за возвращение на престол Теймураза и его рода, обратившись с письмом к московскому государю о желании «отдать жизни за Теймураза» и подчиниться вместе с ним России [Джанашвили 1897: 74-75]. Теймураз решил, что лучшим кандидатом на трон является его внук Ираклий, и стал просить Алексея отпустить его в Кахетию. Однако, когда царевич с матерью, выехавший из Москвы в июне 1660 г., добрался до Астрахани, пришло сообщение о смерти царя Имеретии Александра III, и в грузинской земле снова начались междоусобицы, грозившие потомкам Теймураза истреблением. Делегация осталась в Астрахани и стала ждать [Плоен 1861: LХV].

Тем временем царь Картли Вахтанг V в 1663 г. захватил Кахетию, возведя на престол своего сына Арчила II. Теймураз был захвачен Вахтангом и отправлен в Иран. «Царь отказался принять ислам, за что был заключен в Астрабадскую крепость. Царь Теймураз скончался в возрасте 74 лет в 1663 году» [Бахтадзе и соавт.]. Теймураз известен в Грузии как один из первых в Грузии после долгого перерыва царей-поэтов. Самым значимым в патриотическом смысле из его произведений является историческая поэма «Мученичество царицы Кетеван», в которой царь описывает нашествие на грузинские земли Аббаса Великого и мученическую смерть своей матери – царицы Кетеван [Там же]. В поэзии Теймураз следовал персидским образцам. «Он является также автором многих оригинальных поэтических произведений: “Беседа весны с осенью”, “Беседа с вином”, “Лик Тамар на Давид-Гареджи”, “Хвала алфавиту” и др. Теймураз перевел на грузинский язык некоторые произведения иранской поэзии» [Барамидзе и соавт. 1951: 32]. Однако процесс политического сближения Грузии и России, так активно продвигаемый Теймуразом, не прошел даром. Его ближайшие потомки начали путь самого близкого культурного сотрудничества и взаимодействия Грузии и России.

В 1666 г. внук Теймураза, Ираклий I, прибыл в Москву. «Вместе с Ираклием в 1666 г. в Москву приехали братья Хохона и Элизбар Давитишвили, потомки царя Кахетии Александра I, который еще в 1491 г. направил посольство к великому князю московскому Ивану III. Потомки Давитишвили стали в России князьями Давыдовыми [Густерин]. Отношения грузинского царевича с Алексеем Михайловичем оставались самыми теплыми [РГАДА, ф. 110, оп. 3, д. 13]: во время второго бракосочетания русского царя в 1670 г. с Натальей Нарышкиной Ираклий был главным распорядителем (тысяцким), а на крестинах новорожденного царевича Петра (1672 г.) также был почетным лицом [Андроникашвили]. Существует исторический анекдот, что именно статный и вспыльчивый Ираклий-Николай, а не вялый и полный Алексей Михайлович являлся отцом Петра. Османский чиновник Эвлия Челеби писал: «Происхождение этого короля Москвы. идет от потомков Дадиани из Грузии. Как только королевская ветвь прекращается без потомства, из банов страны Дадиани приводят царевича и делают его королем Москвы» [Эвлия Челеби 1979: 140]. Эту антиисторическую легенду поддерживали некоторые западные дипломаты, например Я.Р. Рейтенфельс, Х. Бреннер и Н.К. Витсен. Ираклий прожил в России 21 год, в 1675 г. был отправлен послом к персидскому шаху, проделав долгий путь от Шемахи в Казвин, где был встречен шахом [Броссе 1861: 89-91]. Николай-Ираклий имел намерения с помощью русского царя и шаха вернуть себе кахетинский престол, о чем сообщал царю Алексею [Там же]. Однако после смерти Алексея в 1676 г. его отношения с русским двором ухудшились, он и царица Елена были отправлены иранским шахом в Исфаган, где Ираклий, отказавшийся принимать мусульманство [Горгиджанидзе 1990: 91], жил до 1688 г., после чего все же принял новую веру и был посажен на кахетинский трон под именем Назарали-хана [Иосселиани 1849: 114].

В период царствования Федора Алексеевича связи России и Грузии не прекращались, несмотря на слабость русского монарха. В 1685 г. в Россию эмигрировал кахетинский царь Арчил II [РГАДА, ф. 110, оп. 3, д. 14]. Время царя Арчила II – начало тесных культурных связей грузинского и российского народов, которое продолжил в 1703-1712 гг. в Грузии, а с 1724 г. в России другой великий царь – поэт и просветитель Вахтанг VI и его ученые сыновья – царевичи Бакар и Вахушти. Их усилиями грузинский народ снова осознал свое единство после трех столетий политической раздробленности и военных разорений и раздоров, а культурно-политическая тяга христианских правителей России и Грузии привела к освобождению грузинских земель от гнета персидских и турецких завоевателей.


Библиографический список:

1. Авалов З. Присоединение Грузии к России. М.: Вече, 2011. 282 с.

2. Алфавитно-справочный перечень Государей Русских и замечательных особ их крови / сост. М.Д. Хмыровым. СПб.: Тип. А. Бенке, 1870. 88 с.

3. Андроникашвили Б.Б. Надежд питомцы золотых. М., 1992. [Электронный источник]. URL:http://rulib.exdep.com/docs/123/index-59398-1.html (дата обращения: 15.02.2020).

4. Багратиони Вахушти. История царства Грузинского. Тбилиси, 1976 [Электронный источник]. URL:http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/index.phtml?id=2070 (дата обращения: 15.02.2020).

5. Багратиони Д. История Грузии. Тбилиси: Мецниереба, 1971. 272 с.

6. Барамидзе А., Радиани Ш., Жгенти В. История грузинской литературы. Краткий очерк. Тбилиси. 1951. 598 с.

7. Бахтадзе М, Вачнадзе М, Гурули В. История Грузии (с древнейших времен до наших дней) [Электронный источник]. URL:https://www.gumer.info/bibliotek Buks/History/Vachn/ (дата обращения: 15.02.2020).

8. Броссе М. Переписка на иностранных языках грузинских царей с российскими государями. СПб.: Тип. Имп. Акад. наук, 1861. XCII, 233 с.

9. Горгиджанидзе П. История Грузии. Тбилиси. Мецниереба, 1990. 108 с.

10. Густерин П.В. Грузинская диаспора в Москве в XVII-XVIII веках [Электронный источник]. URL:http://www.kavkazoved.info/authors/pavel-gusterin.html. (дата обращения: 15.02.2020).

11. Джанашвили М. Известия грузинских летописей и историков о Северном Кавказе и России // Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа. Вып. 22. Тифлис: Тип. Главноначальствующего гражданской частью на Кавказе, 1897. С. 1-196.

12. Думин С.В. Первый Грузинский (Карталинский) царский дом // Дворянские роды Российской Империи. Т. 3. Князья / под ред. С.В. Думина. М., Ликоминвест, 1996. С. 39-41.

13. Институт Востоковедения Академии наук Российской Федерации (ИВ АН). Иранский отдел. Броневский С. Исторические выписки о сношениях России с Персиею, Грузиею и вообще с горскими народами, в Кавказе обитающими, со времен царя Ивана Васильевича доныне (рукопись).

14. Михайлов В. В., Маньков С. А., Постников Н. А. Геополитическая ситуация на Кавказе и становление дипломатических связей России и Грузии в XV -XVII вв.

15. Иосселиани П. Исторический взгляд на состояние Грузии под властью царей-магометан. Тифлис: Тип. Канцелярии наместника Кав., 1849. 133 с.

16. История народов Северного Кавказа с древнейших времен. М.: Наука, 1988. 554 с.

17. Карамзин Н.М. История государства Российского. Т. 3. СПб.: Тип. Н. Греча, 1818. 507 с.

18. Плоен Ф. Исторический обзор дипломатических сношений между российскими государями и грузинскими царями и владетелями (пер. с фр.) // Броссе М. Переписка на иностранных языках грузинских царей с российскими государями. СПб., 1861.

19. Полиевктов М.А. Материалы по истории русско-грузинских взаимоотношений 1615-1640 гг. Тбилиси, 1937. XXXIV, 483 с.

20. Российский архив древних актов (РГАДА). Ф. 77. Сношения России с Персией. Оп. 2. Грамоты. Д. 84. 1621-1623 гг.

21. РГАДА. Ф. 110. Сношения России с Грузией. Оп. 3. Трактаты (1587-1683). Д. 5. 25 апреля 1639 г.; Д. 6. Май 1641. Жалованная грамота Теймуразу; Д. 12. 1658 г.; Д. 13. 12 февраля 1674 г.; Д. 14. 20 апреля 1683 г.

22. Эвлия Челеби. Книга путешествий. Т. II. М.: Наука, 1979. 288 с.

23. Эсадзе В.С. Летопись Грузии: Юбилейный сборник к 300-летию царствования дома Романовых – державных покровителей грузинского народа. 1613-1913. Вып. 1. Б. м., б. г.

24. Эфендиев О.А. Азербайджанское государство Сефевидов в XVI веке. Баку: ЭЛМ, 1981. 335 с.

25. Hitchin K. History of Iranian-Georgian Relation [Электронный источник]. URL: http://www.cais-soas.com/CAIS/History/iranian georgian relation.htm (дата обращения: 15.02.2020).

26. Lang D.M. Iran, Armenia, and Georgia // Cambridge History of Iran. V. III/1. Р. 515517.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *