Гарнизон г. Чигирина осенью 1676 весной 1677 г. По материалам делопроизводства Малороссийского приказа

Elemis SHEIN Many GEOs

Автор: Безьев Д.А.
Журнал: Преподаватель ХХI век 2013

После присоединения Левобережной Украины к Московскому государству в 1654 г. управлением этой территорией и проживавшим на ней населением ведал Посольский приказ, в котором специально для этих целей была выделена особая канцелярия («стол» или «повытье»). В дальнейшем в данной статье мы будем считать термины «Украина» и «Малороссия» тождественными. Через несколько лет, в связи с крайней неустойчивостью политической ситуации на Украине, российское правительство решило организовать самостоятельный Малороссийский приказ. В самом конце 1662 г. это учреждение центрального государственного управления было создано путем выделения соответствующего повытья из состава Посольского приказа. Первоначально Малороссийский приказ являлся самостоятельным учреждением, независимым от Посольского приказа, так как имел собственных руководителей – судей (с 31 декабря 1662 г. – боярина Петра Михайловича Салтыкова, а 26 января 1663 г. в помощь ему был назначен второй судья – дьяк Иван Михайлов) [1, с. 96]. В 1667-1668 гг. Малороссийский приказ был соединен с Посольским, затем вновь стал самостоятельным. 22 февраля 1671 г. был присоединен к Посольскому приказу уже окончательно. Последними судьями Малороссийского приказа были: думный дворянин Артемон Сергеевич Матвеев, дьяк Григорий Богданов, дьяк Яков Поздышев [там же, с. 97].

Среди прочего, Малороссийский приказ ведал снабжением, финансовым обеспечением, комплектованием, перемещением россииских войск, вопросами военной юстиции и организацией фортификационных работ на территории Украины. «Малороссийский приказ занимался делами, связанными с комплектованием воинских … и стрелецких частей, посылавшихся на Украину вместе с воеводами, переводом их из одного города в другой и отзывом в Россию» [2, с. 49]. Как часто случалось в практике отечественного центрального государственного управления той эпохи, по крайней мере в вопросах комплектования воинских частей и соединений, выдачи им государева жалования, деятельность Малороссийского приказа дублировала функции Разрядного, Стрелецкого, Рейтарского. Иноземского, Пушкарского приказов. В действительности, эти центральные органы управления действовали весьма слаженно, постоянно ссылаясь между собой при помощи «памятей» – особого типа корреспонденции, принятой для деловой переписки между равнозначными государственными учреждениями. Так что большей, чем обычно, неразберихи при обработке документации не возникало. Вообще, «Приказное делопроизводство во многом строилось на прецедентном решении большинства вопросов, что порождало впечатляющее количество запросных памятей и выписок по ним из различной столбцовой, тетрадной и книжной документации приказов. Тиражируемая дублетность документов способствовала сохранению информации» [3, с. 61].

Обратимся к вопросу ротации пехотных полков российской армии на Украине в 7185 г. от Сотворения Мира (1676-1677 гг. от Рождества Христова), в период, непосредственно предшествующий началу войны с Турцией и Крымским ханством. Поэтому вначале кратко упомянем о типах и структуре пехотных воинских частей Московского государство в 70-е гг. XVII в.

«Пехотное войско в России до преобразований, сделанных Петром Великим, составляли стрельцы, солдаты, пешие Городовые казаки, пешие даточные люди, и вольные охочие люди» [4, с. 45]. В данном случае нас интересует структура, принцип комплектования и штатное расписание стрелецких полков, а также особого типа Солдатских полков иноземного строя – Московских выборных полков.

Итак, «солдаты в Русском войске получили первоначальное устройство от иноземных наемников, и с начала состояли кажется из одних иноземцев» [там же, с. 57]. Впоследствии Солдатские полки делились на Немецкие и Русские. «Набор в солдаты … производился, кроме иноземцов, из боярских детей, Новокрещенов и Татар, из братьев и племянников стрелецких и казачьих и всяких вольных охочих людей, которые не в службе, не имеют ни поместьев, ни вотчин, не в тягле и не в холопстве» [там же, с. 59]. Каждый солдатский полк состоял из мушкетерских и пикинерских рот. Мушкетеры имели на вооружении фитильные мушкеты с подсошником или бердышом, шпаги или сабли. Пикинеры были вооружены длинными пиками и шпагами, в качестве защитного снаряжения имели латы и железные шлемы «европейского образца». Пикинеры считались элитой пехоты и получали большее жалование [там же, с. 59-61]. Солдатские полки обучались в соответствии с «артикулами» европейских армий, а в 1647 г. в России была издана книга «Учение и хитрость ратного строения пехотных людей», являвшаяся первым отечественным «Уставом строевой службы». Ведались эти полки в Иноземском и Рейтарском приказах, хотя в снабжении и комплектовании их личным составом принимали участие Стрелецкий и Разрядный, ряд территориальных, финансовых и дворцовых приказов [3, с. 24].

В 1656-1657 гг. были сформированы Первый и Второй московские выборные полки [там же]. Первый выборный полк до 1671 г. ведался приказом Устюжской четверти, затем был передан в ведение Стрелецкого приказа [там же, с. 25]. Второй выборный полк до передачи в ведение Стрелецкого приказа в 1671 г., находился в двойном подчинении: приказов дворцового Конюшенного и Тайных дел [3, с. 28]. В 1680 г. оба полка были переподчинены Иноземскому приказу, в ведении которого они находились вплоть до 1700 г., когда этот приказ был упразднен. Выборные полки отличались от обычных Солдатских полков иноземного строя тем, что первоначально были укомплектованы «по выбору» из других Солдатских полков личным составом русского происхождения, включая почти весь командный. В дальнейшем они доукомплектовывались пополнением, присылаемым «по выбору» от определенных регионов страны из лично свободных людей. Например, большая часть нижних чинов Первого выборного полка происходила с территории подведомственной Устюжской четверти, южных «украинных» уездов и из городов, подчиненных Казанскому дворцу [3, с. 200]. Служили в этом полку и выходцы из Речи Посполитой, с территорий ее, отошедших к России, так называемые «желдаки» [там же, с. 213]. В случае начала войны штаты выборных полков значительно увеличивались за счет «выборных» людей, из числа лично свободных. Способ комплектования этих полков был близок рекрутской повинности, введенной Петром I в 1703-1705 гг. Вообще, «солдат … можно было разделить на постоянно бывших в службе и нанимавшихся только во время войны, и по окончании оной возвращающихся в то звание, из котораго кто поступил» [4, с. 62]. В 1666 г. списочная численность Первого выборного полка была примерно 3000 человек, Второго – около 2000 человек [3, с. 188]. Реальная численность воинской части бывает, как правило, несколько меньше списочной, – некоторое количество военнослужащих находится в отпуске, на лечении, в командировках, «в бегах» и так далее. Первый московский выборный полк со времени его формирования в 1656 г. до 1689 г. возглавлял (полковник, генерал-майор, генерал, думный генерал) А.А. Шепелев [там же, с. 111]. В Москве полк не имел своей отдельной слободы, его личный состав размещался на постое по частным домам. Только в 1692-1693 гг. стараниями нового командира генерала Ф.Я. Лефорта полк получает свою «Солдатскую слободу» в районе современной Солдатской улицы в Лефортово [5, с. 56]. Второй московский выборный полк в 1661-1682 гг. возглавлял датчанин (полковник, генерал) М.О. Кровков [там же, с. 118]. В Москве этот полк был расквартирован в Бутырской слободе, отсюда еще одно его наименование – Бутырский полк.

Численно наибольшую часть российской пехоты в XVII в. составляли стрельцы. Стрелецкие приказы (полки) были созданы еще по военной реформе Ивана Грозного в 1555-1556 гг. Стрелецким войском ведал, соответственно, Стрелецкий приказ (не путать приказ – орган государственного управления с приказом – воинским подразделением). К началу 1630-х гг. численность московского стрелецкого гарнизона насчитывала 12 полков по 500 человек в каждом [6, с. 41]. В начале 1660-х гг. была проведена реформа стрелецких частей: полки стали иметь численность 1000 или 700 человек. В московском гарнизоне в 1672 г. насчитывалось 11 «тысяшных» и 8 «семисотных» стрелецких полков [там же, с. 53-54]. С середины XVII в. стрельцы были вооружены фитильными мушкетами западноевропейского производства; бердышами, используемыми, в том числе, как упор для мушкета; саблями или импортными шпагами (последние встречались редко) [там же, с.47-48]. Защитное снаряжение стрелецких частей было представлено только металлическим шлемами западноевропейского производства, но они поступали на вооружение в весьма малом количестве. Каждый стрелецкий полк имел свой «полковой наряд» – полковую артиллерию из 6-8 пушек. Расчеты этих орудий придавались стрелецким полкам из числа московских или городовых пушкарей [там же, с. 49]. Велика была роль стрельцов в поддержании общественного порядка в городах. Фактически они выполняли функции полиции. В Москве, кроме несения патрульно-постовой службы на улицах, они осуществляли охрану Кремля, городских ворот и наиболее важных объектов. Каждый стрелецкий полк имел свою слободу, где компактно проживал личный состав. Можно сказать, что Москва была «усеяна» стрелецкими слободами.

17 октября 1676 г. (здесь и далее даты даны по Новому стилю) между Речью Посполитой и Турцией был подписан Журавинский мирный договор, по которому к последней отошла почти вся Правобережная Украина и Каменец. Ранее гетман Правобережной Украины П.Д. Дорошенко перешел на сторону Турции, что дополнительно ослабляло военно-стратегические позиции Речи Посполитой. В сложившейся обстановке Московское правительство попыталось присоединить Правобережье Днепра. Объединенные силы российской армии и Левобережных украинский казаков под командованием боярина князя Г.Г. Ромодановского и гетмана И. Самойловича осадили столицу Правобережья -г. Чигирин. 18 августа 1676 г. гетман П.Д. Дорошенко вынужден был сдаться и присягнуть на верность царю Федору Алексеевичу. Сразу после взятия российскими войсками г. Чигирина его комендантом был назначен подполковник Первого выборного полка И. Захаров, командовавший тысячей этого элитного подразделения. Еще одна шквадрона этого полка (подразделение, состоящее из 3-5 рот, предшественница современного батальона) при трех пушках в это время несла службу в г. Царицине [3, с. 558]. Следовательно, Первый московский выборный полк участвовал в «чигиринском деле» в неполном составе. В конце октября 1676 г. гарнизон г. Чигирина возглавил командир Второго московского выборного полка полковник М.О. Кровков, который незамедлительно начал ремонтировать укрепления вверенного ему города. Эти работы продолжались до февраля 1677 г. [7, с. 72]. «Для пополнения чигиринского гарнизона, который значительно уменьшился от болезней и побегов солдат, были посланы три стрелецких приказа полковников Г. Титова, Н.Борисова и Ф. Мещеринова. М.О. Кровкова в должности начальника гарнизона сменил генерал-майор А. Трауэрнихт» [там же, с. 73]. Замена полковника М.О. Кровкова генерал-майором А. Трауэрнихтом произошла не ранее апреля 1677 г. [3, с. 563]. К времени, когда гарнизон г. Чигирина возглавлял М.О. Кровков, относится хранящаяся в 229 фонде «Малороссийский приказ» РГАДА «Выпись о вооружении и снаряжении находящихся в г. Чигирине полков М. Кровкова и А. Шепелева, и о предполагаемой замене чигиринского гарнизона» [8].

30 ноября 1676 г. М.О. Кровков отписывает в Москву великому государю о результатах проведенной им ревизии вооружения, боеприпасов и снаряжения, находящегося в г. Чигирине. «В верхнем городе по городу и по сараям и в погребе пушек медных и железных 21, пищалей да пушка медная верховая 4», 40 пушек медных с неисправными запалами (видимо, эти пушки были «заклепаны», то есть в запальные отверстия были вбиты заклепки, и, таким образом, орудия были выведены из строя гетманским гарнизоном при сдаче г. Чигирина), 6 пушек медных разорванных [8, л. 1]. «По нижнему городу и по башням 6 пушек медных, одна на рынке железная. К пищалям и к пушкам ядер нет» [там же, л. 1-2]. Последняя приведенная фраза говорит нам о том, что казацкий гарнизон г. Чигирина сдался царским войскам только после того, как расстрелял весь наличный артиллерийский боезапас.

SHEIN Many GEOs Читай-город

В переписных книгах М.О. Кровкова сказано также, что он обнаружил в «казенном погребе» г. Чигирина «60 ядер гранатных больших порозжих, 55 ядер гранат ручных порозжих», 11 бочек зелья (пороха) длиною аршин 5 вершков, шириною в % аршина без полувершка (высотой 94,5 см, диаметром 52 см); 6 бочек зелья длиною в аршин, шириною в поларшина (высотой 72 см, диаметром 36 см); 4 бочки селитры длиною 2 аршина с половиной вершка, шириной в % аршина (высотой 146 см, диаметром 54 см); 10 бочек серы длиною в аршин с четвертью, шириной в 10 вершков (высотой 90 см, диаметром 45 см) [там же, л. 3-4]. В том же казенном погребе, согласно описи М.О. Кровкова, обнаружилось: 30 «лат солдацких ломаных без ременья»; 150 «шишаков солдатских ломаных и целых»; 4 «снасти железных денежных» для изготовления «чехов» – польских монет, достоинством в 1, 5 гроша [там же, л. 6]. Судя по наличию в г. Чигирине вышеупомянутых «снастей денежных», предназначенных для производства «чехов» (этот же номинал именовался «полтораком»), гетман Правобережной Украины П.Д. Дорошенко самостоятельно наладил чеканку этой мелкой монеты Речи Посполитой.

В этом же письме М.О. Кровков докладывал о принятых мерах по пополнению боезапаса во вверенной ему крепости: из полка Г.Г. Ромодановского получено 100 ядер, а из полка А. Шепелева – 40 ядер. 13 января 1677 г. из Киева боярин и воевода князь А.А. Голицин по запросу полковника М.О. Кровкова послал в Чигирин 200 ядер и 30 пудов свинца. К весне в Чигирине создали запас из 600 ядер. 27 марта 1677 г. от царя последовало указание окольничему А.П. Головину, находящемуся в г. Киеве, довести боекомплект орудий Чигиринской крепостной артиллерии до 40 ядер на пушку, и «гранатных ядер по разсмотренью» [там же, л. 2-3].

После получения в Москве, в Малороссийском приказе, вышеуказанной описи военного имущества, обнаруженного в г. Чигирине, была составлена ответная грамота, в которой содержалось предписание стольнику и полковнику и воеводе Матвею Кровкову, «чтоб он в Чигирине зелье и селитру велел перевесить в пуды и сколько по весу зелья и селитры пуд будет писал . о том великому государю наскоро» [там же, л. 6].

26 марта 1677 г. издается царский указ о замене Московских выборных полков Чигиринского гарнизона, свежими полками московских стрельцов: «Велено быть на его Великого государя службе в Чигирине головам московских стрельцов Григорью Титову да Миките Борисову да полуголове Илье Дурову с приказом. А стольника и полковника Матвея Кровкова и ево и Агеева полков Шепелева начальных людей и салдат ис Чигирина в то время отпустить, как те головы с приказы в Чигирин придут» [там же, л. 12]. В приказе Григория Титова числилось 700 человек личного состава; в приказе Микиты Борисова – 755 человек; в приказе Ильи Дурова – 716 человек. Полковая артиллерия каждого из вышеперечисленных приказов состояла из 7 орудий. Каждый стрелец должен был получить пороху и свинца на 50 выстрелов, фитиля 10 саженей (21,6 м); каждый полк должен был получить по 700 ручных гранат и боекомплект для артиллерии из расчета по 100 выстрелов ядрами на пушку. При этом:

«Миките Борисову велено взять пушки в Курску а полковые запасы Миките ж и Илье Дурову в Севску. Потому что полковые запасы и пушки оставлены в тех городех из их приказов в прошлом во 184 г. (1675-1676 гг. – Д.Б.). А Григорью Титову и Илье Дурову пушки да Григорью же полковые запасы против тех же приказов дать на Москве» [там же, л. 12-13].

Domino's Pizza

Уходя из г. Чигирина, Первый московский выборный полк А. Шепелева оставил там на хранение полковой казны: 10 знамен красных тафтяных; 22 барабана; 100 пудов пороха артиллерийского и ружейного; 50 пудов свинца и пуль; 100 пудов фитиля; 90 снаряженных ручных гранат; 40 ядер пушечных «середней и малые статей» [там же, л. 8]. В полку А. Шепелева оставалось «на солдатах ружья»: 488 мушкетов, 150 длинных пик. «От беглых и умерших солдат» осталось 189 мушкетов [там же, л. 10].

В полку М.О. Кровкова к этому же времени оставалось «на солдатах ружья»: 61 пищаль винтованная; 875 мушкетов [там же, л. 8]. На пути из пределов Малороссии, полк оставил в г. Курске полковой казны: 3 пушки на окрашенных станках с окованными колесами; 98 ядер пушечных, весом по 2 гривенки (819,2 г), так как в описи, видимо, имеется в виду «большая» гривенка, равная 409,6 г; 76 пудов «зелья в бочках»; 44 кирки; 75 топоров; 200 «пик железных целых и ломанных»; 12 «пушечных шлей пристяжных»; 12 «узд новых разных»; 5 «седел худых» [там же, л. 5]. То, что оба Московских выборных солдатских полка были заменены тремя стрелецкими приказами весной 1677 г., подтверждает факт участия этих солдатских полков в конце августа того же года в операции по деблокированию г. Чигирина, осажденного турецкой армией с 30 июля 1677 г. [3, с. 564-565; 7, с. 73].

Подведем итог. Во-первых, обращает на себя внимание несоответствие фамилии командира одного из стрелецких приказов, посланных в г. Чигирин для замены Московских выборных полков. В материалах «Выписи о вооружении и снаряжении находящихся в г. Чигирине полков М. Кровкова и А. Шепелева, и о предполагаемой замене чигиринского гарнизона» – это полуголова И. Дуров, а в приведенной цитате из монографии О.В. Новохатко «Разряд в 185 г.» – Ф. Мещеринов. Этому факту может быть несколько объяснений: первое, командиром приказа мог быть Ф. Мещеринов, но в поход это воинская часть отправилась под командованием полуголовы И. Дурова; второе, вместо первоначально планируемой посылки в г. Чигирин приказа Ф. Мещеринова, реально был отправлен приказ И. Дурова или наоборот. Во-вторых, обращает на себя внимание тщательность и детальность, с которой были составлены опись военного имущества, находящегося в г. Чигирине, описи оставляемого Московскими выборными полками имущества на базах хранения в г. Чигирине и г. Курске. В-третьих, из приведенных выше документов видно, насколько серьезно была поставлена штабная работа в российской армии того времени по размещению войск, их снабжению боеприпасами, организации баз хранения имущества выводимых на отдых частей. Эту масштабную работу проводили и служащие Малороссийского приказа. Особенно нужно отметить, что такая степень организации штабной и интендантской работы имела место быть в эпоху, предшествовавшую Военной реформе Петра I, которая в массовом сознании связывается с введением порядка и четкой организации, будто бы не существовавших в вооруженных силах российского государства в конце XVII в.


СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

1. Богоявленский С.К. Московский приказной аппарат и делопроизводство XVI-XVII веков. – М.: Языки славянской культуры, 2006. – 608 с.

2. Софроненко К.А. Малороссийский приказ русского государства второй половины XVII и начала XVII века. – М.: Изд-во Московского университета, 1960. – 179 с.

3. Малов А.В. Московские выборные полки солдатского строя в начальный период своей истории 1656-1671 гг. – М.: Древлехранилище, 2006. – 624 с.

4. Беляев И.Д. История военного дела от воцарения Романовых до Петра Великого. Изд. 2-е. – М.: Книжный дом «ЛИБРО- 245 КОМ», 2011. – 122 с.

5. Яйленко В.П. Очерки по истории и архитектуре Лефортово XVII-XVIII веков. -М.: ООО «Галерия», 2004. – 328 с.: ил.

6. Романов М.Ю. Стрельцы московские. -М.: Типография ГПИБ России, 2004. -352 с.

7. Новохатко О.В. Разряд в 185 г. – М.: Памятники исторической мысли, 2007. -640 с.

8. Российский государственный архив древних актов (РГАДА). – Ф. 229. – Оп. 5. -Д. 139

Читай-город

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *