Правотворческая функция земских соборов в Московском государстве ХVII в. (на примере разработки и принятия Соборного уложения 1649 г.)

Автор: Красницкая А. В.
Журнал: Общество и право. 2011

В Московском государстве XVII в. земские соборы осуществляли различные функции, в том числе и правотворческую. При этом следует заметить, что данная функция не являлась постоянной и не имела системного характера (как и в целом деятельность земских соборов). Однако это не умаляет значения тех актов, которые принимались на земских соборах. Наиболее характерным в этом контексте является разработка и принятие в середине ХVII в.Уложения – крупнейшего свода законов в истории российского права.

Проведению Земского собора, где было принято Соборное уложение, предшествовали усиление социальной напряженности в российском обществе, что, собственно, стало поводом для принятия нового закона и ускорило этот процесс. Дело в том, что в начале века устои крепостного государства были потрясены крестьянской войной под руководительством Болотникова. В дальнейшем протестные движения, к которым присоединялись “меньшие” посадские люди, поддерживаемые рядовыми стрельцами и другими низшими разрядами “служилых” людей, уменьшились, но не прекращались. Перепись 1646 г., по которой крестьяне становились “крепки и без урочных лет” и введение налогов на соль в феврале того же года вызвали большое недовольство, которое в литературе часто обозначается как “соляной бунт”[1]. А летом 1648 г. правительство, искавшее выходы из финансового тупика, но не желавшее ущемить интересы господствующего класса, попыталось сократить жалование мелкого служилого люда, в результате “всколыбалася чернь на бояр” и произошло крупное восстание, подогретое еще и недовольством действий чиновников, в частности, восставшие требовали выдачи Плещеева, ведавшего Земским приказом, чтобы наказать его за злоупотребления[2].

Нельзя не отметить и недовольство представителей различных сословий состоянием регулирования отношений собственности. Так, “служилые люди” требовали возвращения в казну и раздачи им некоторых категорий церковного имущества. Вместе с представителями посада дворяне в одной из челобитных требовали уничтожения частных боярских и церковных слобод и пашен вокруг Москвы [3]. Дворяне жаловались и на произвол, царивший в приказах, путаницу в законодательстве, которая косвенно задевала и их интересы. Это нашло свое проявление, например, в Челобитных 1637 и 1641 гг., в которых дворяне жаловались на причиняемые им в приказах “обиды” и “насильства” и настаивали, чтобы царь “велел их во всякие дела судить по судебнику”.

При таких условиях требовалось принятие кардинальных мер, направленных на упорядочивание общественных отношений. И нужно отдать должное царю Алексею Михайловичу, который не пошел по пути репрессий, а по совету приближенных принял решение отложить взыскание недоимок и созвать Земской собор для подготовки нового Уложения. Такое решение отражало также объективную необходимость в развитии российского права, учитывая, что после Судебника 1550 г. было принято множество отдельных актов по запросам того или другого московского приказа, вызывавшимся судебно-административной практикой, и которые нередко противоречили друг другу.

В грамотах, разосланных по областям летом 1648 г., было объявлено, что велено написать Уложенную книгу по указу государя и патриарха, по приговору бояр и по челобитью стольников и стряпчих и всяких чинов людей [4]. Составить проект Уложения было поручено особый кодификационной комиссии, состоящей из бояр кн. Одоевского и Прозоровского, окольничего князя Волконского и двух дьяков, Леонтьева и Грибоедова. Тогда же решили собрать для рассмотрения принятия проекта к 1 сентября земской собор.

Следует отметить, что Земской собор 16481649 гг. был крупнейшим из всех, какие созывались в период существования в России сословно-представительной монархии [5]. По совету патриарха и боярскому “приговору” царь дал указание для рассмотрения и утверждения Соборного уложения избрать на Земской собор от стольников, стряпчих, дворян московских и жильцов – по 2 человека, со всех городов от дворян и детей боярских, кроме Новгорода, по 2 человека, а из новгородцев с пятины – по 1 человеку, от гостей – по 3 человека, из гостиной и суконной сотен – по 2 человека, и из “черных” сотен и слобод и городов с посадов по 1 человеку, которые должны были наряду с церковными иерархами и Боярской думой обсуждать и принимать новый свод законов России. И уже с 3 октября царь с духовенством и думными людьми слушали составленный комиссией проект Уложения, который обсуждали в 2 палатах: в “верхней”, где были царь, Боярская дума и Освященный собор, и в “ответной”, где были выборные люди различных чинов под председательством князя Ю.А. Долгорукова. Ряд статей Уложения пересказывают содержание некоторых челобитных, что указывает на реальное участие выборных людей в составлении Уложения [6]. Затем государь указал высшему духовенству, думным и выборным людям закрепить список Уложения своими подписями (“руками”), после чего оно с подписями членов Собора в 1649 г. было напечатано и разослано во все московские приказы и по городам в воеводские канцелярии для того, чтобы “всякие дела делать по тому Уложению”.

В статьях Соборного Уложения отражены требования, выдвинутые в челобитных, поданные до 1 сентября – об отмене урочных лет, например – и положения (например, о посадских людях). Многие статьи составлены с учетом этих требований.

М.Ф. Владимирский-Буданов отмечает удивительную быстроту принятия столь масштабного правового акат. Все обсуждение и принятие Уложения почти в 1000 статей заняло всего чуть больше полугода. А ведь следует учитывать, что на комиссию была возложена огромная задача: во-первых, собрать, разобрать и переработать в цельный свод действующие законы, разновременные, несоглашенные, разбросанные по ведомствам, также следовало нормировать случаи, не предусмотренные этими законами. Кроме того, необходимо было знать общественные нужды и отношения, изучить практику судебных и административных учреждений. Такая работа требовала долгих лет. Но Соборное Уложение решили составить ускоренным ходом, по упрощенной программе [7]. Уложение разделено на 25 глав, содержащих в себе 967 статей. Уже к октябрю 1648 г., то есть за 2,5 месяца, было изготовлено к докладу 12 первых глав, почти половина всего свода.

Остальные 13 глав были сотавлены, выслушаны и утверждены в думе к концу января 1649 г., когда закончилась деятельность комиссии и всего собора и Уложение было закончено в рукописи. Быстроту, с которой было составлено Уложение, можно объяснить тревожными вестями о мятежах, вспыхивавших вслед за июньским бунтом, поэтому власть торопила с составлением Уложения, чтобы соборные выборные разнесли по городам рассказы о новом курсе правительства и об Уложении, обещавшим всем “ровную” и справедливую расправу.

Помимо Судебника 1550 г. основным источником Уложения были Указные книги, которые велись в каждом приказе и в которую вписывались все вновь выходившие законы и постановления, относившиеся к его компетенции. К книгам были записаны готовые уложения с подробным указанием на отмененные и измененные законы, а также доклады приказов, не внесенные еще на рассмотрение Боярской думой, но включавшие случаи, не предусмотренные законом и поэтому необходимые для написания новой статьи. Целый ряд глав свода составлен по этим книгам с дословными или измененными выдержками: например, 2 главы о поместьях и вотчинах составлены по книге Поместного приказа, глава “О холопьем суде” – по книге приказа Холопьего суда, источниками главы 18 являются указные записи Печатного приказа и т.д. Своеобразное употребление сделала комиссия из Литовского статута 1588 г. В сохранившемся подлинном свитке Уложения встречаем неоднократные ссылки на этот источник. Составители Уложения, пол ьзуясь этим код ексом , следовали ему, особенно при составлении первых глав, в расположении предметов, даже в порядке статей, в постановке правовых вопросов, но все перерабатывали на “свой московский лад” [8]. Таким образом, Статут послужил не только юридическим источником Уложения, сколько кодификационным пособием для его составителей.

Соборное уложение 1649 г. явилось новым этапом в развитии юридической техники, оно стало в нашей стране первым печатным памятником права. До него публикация законов ограничивалась оглашением их на торговых площадях и в храмах, о чем обычно указывалось в самих документах. Появление печатного закона в значительной мере исключало возможность совершать злоупотребления воеводами и приказными чинами, ведавшими судопроизводством.

Соборное Уложение не имело прецедентов в истории русского законодательства. Уложение заключает в себе материал, относящийся не к одной, а ко многим отраслям права того времени, что дает основание считать его сводом законов. В отличие от предшествовавших законодательных актов Соборное уложение отличается не только большим объемом, но и сложной структурой. Краткое введение содержит изложение мотивов и истории составления Уложения. Впервые закон делился на тематические главы, посвященные если не определенной отрасли права, то во всяком случае имеющие конкретный объект нормирования. Главы выделены специальными заголовками. Такая схема построения глав позволяла их составителям придерживаться обычной для того времени последовательности изложения от возбуждения дела до исполнения судебного решения.

Первые главы (1-9) и последние 3 (23-25) охватывают отношения, связанные с положением церкви (глава 1), высшей государственной власти (главы 2-3) и установленным порядком управления (главы 4-9, 23-25). Следующая группа глав связана с “судом”, причем эти главы выделены как по субъекту, регулируемых отношений (гл. 9 – суд о крестьянах, гл. 10 – суд о посадских людях), так и по объекту (гл. 17 – о вотчинах, гл. 16 – о поместных землях). Статьи Соборного уложения определяют правовое положение различных сословий и социальных групп общества, и прежде всего крестьян (ст. 1,5,12,16,32 главы 11, ст. 13 главы 2, ст. 94,235,262 главы 10, ст. 7 главы 13, ст. 9,15,37 главы 19 и др.). Из них видно, что Уложение окончательно закрепило полное запрещение крестьянского выхода – отменялись “урочные лета” – срок для сыска беглых крестьян, после которого поиски прекращались и фактически сохранялась хоть малая возможность для выхода из крепостного состояния, пусть путем бегства. По Уложению розыск беглецов становился бессрочным. Значительное внимание Уложение уделяет представителям правящей элиты. Оно закрепило их привилегированное положение ( ст. 1 главы 9, ст. 27,30,90, главы 10, ст. 1 главы 11 и др.). Детально определялись вопросы владения, пользования и распоряжения поместий и вотчин, что было одним из камней преткновения во взаимоотношениях внутри привилегированных сословий. Большое внимание уделено уголовному праву (гл. 1-5,10,21,22 и др.) и процессу [9]. По сравнению с предыдущим законодательством, Уложение предусматривает больше случаев применения публичного уголовного преследования (ст. 31 главы 21, ст. 14 главы 22 и др.). Не остались без внимания семейные отношения и т.д.

Таким образом, Земский собор 1648-1649 гг., созванный прежде всего ввиду обострения социальных отношений, решил не только проблему снятия их напряженности, но и, что не менее, а скорее, более важно, принял фундаментальный правовой акт в истории российского права. Достаточно сказать, что попытки принять новое Уложение делались при Петре Первом и Екатерине Второй, но оба раза безуспешно. Уложение, закрепив основные черты политического строя и права России, оказалось достаточно стабильным на протяжении 200 лет, несмотря на все последующие реформы. Не случайно оно открыло собою в 1830 г. полное собрание законов Российской империи и в большой степени было использовано при составлении 15 тома Свода законов. Есть основания утверждать, что Земский собор 1648-1649 гг. успешно выполнил правотворческую функцию применительно к масштабу всего российского государства.


Литература

Котошихин Г. О России в царствование Алексея Михайловича. СПб., 1906. С. 27.

2Исаев И. А. История государства и права России. М., 1996. С. 238.

3Махнач В. 1 сентября 1848 года // Русский архипелаг. 2008. 1 сентября.

4Платонов С. Ф. К истории земских соборов //Журнал для всех. 1905. № 1-3. С. 94.

5Черепнин Л.В. Земские соборы Русского государства в XVI-XVII вв. М., 1978. С. 52.

6 Уложение царя и великого князя Алексея Михайловича и земский собор 1648-1649 года / Речь, произнесенная в торжественном годичном собрании Императорского Казанского Университета, 5-го ноября 1879 г., доцентом Университета, доктором государственного права Н.П. Загоскиным // Известия и ученые записки Императорского Казанского Университета год сорок седьмой. Казань, 1880. С. 157.

7Владимирский-Буданов М. Ф. Обзор истории русского права. Киев, 1915. С. 244.

8Юшков С.В. История государства и права СССР Т. 1. М., 1947. С. 304-305.

9Маньков А.Г Соборное уложение 1649г. Текст и комментарий. М., 1987. С. 204.

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *